Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

поглядел на хлещущий за окном по черепице двухэтажных особняков, по плоским
крышам пятиэтажных хрущоб, по асфальту, зонтам и машинам противный долгий
дождь.
В Полесске менялась погода. Пришел влажный циклон, давление резко упало.
И у Ушакова из дальних закоулков тела поползли затаившиеся боли. Ныла
сломанная лет тридцать назад рука. И шею сковало. Но все это мелочи. Хуже,
что гудела чугунным котелком голова. Как-то так получается, что боль старых
ран в такие вечера связывает разошедшиеся кончики времен. И кажется, что не
семнадцать лет кануло в Лету с того момента, как обдолбавшийся наркотиками
зэк убивал опера, а было это вчера...
А ведь действительно прошло семнадцать лет. Ушаков в такие вечера
ненавидел несущееся вперед время. Ибо неслось оно в одну сторону. От
прошлого остались боли. А от будущего сейчас только ощущение неизвестности и
четкое знание того, что жизнь движется к финалу.
Как же мучает мигрень! Той металлической трубой озверевший, расставшийся
сознательно и окончательно с человеческим обликом зэк едва не вышиб из
Ушакова жизнь. Но едва не считается.
Была Сибирь. Был поселок Олянино в лесу, представлявший собою одну
колонию-поселение, где жили несколько сот заключенных. Был уже ставший тогда
давно привычным сибирский лесоповал. Ушаков получил оперативную информацию
от своего источника, что в колонию-поселение пошли наркотики и закрутились
большие деньги. Нужно было срочно что-то предпринимать. И они двинули туда -
Ушаков со своим коллегой и соседом по кабинету - оперативники областного
Управления исправительно-трудовых учреждений и еще один инспектор. По дороге
прихватили местного опера угрозыска, Они еще не знали, что заснеженный тракт
- это для них дорога в ад.
С наркотиками разобрались быстро. Общими усилиями за пару дней вычислили
пять человек, кто завалил зельем колонию. Примерно прикинули, куда уходили
деньги. Оставалось расколоть зэков и повязать под ельников, возивших
наркотики. Те пятеро знали, что их беззаботная жизнь кончилась. И,
вечерочком вбахавшись наркотой, обсуждая, что делать, вдруг посмотрели друг
на друга и все поняли без слов.
- Им же, псам, хуже, - сказал главарь.
Что сказал тот зэк, очутившийся на пороге штабной избы, где вели приезжие
опера военный совет? Ушаков помнил эти слова дословно:
- Гражданин начальник. Прибыл полковник Рогов. Зовет всех в
администрацию.
Трое ребят двинули из избы, а Ушаков замешкался. Спасла его привычка
ничего не принимать на веру. И когда снаружи вдруг весенним громом
загрохотали оглушительные ружейные выстрелы, Ушаков - безоружный (тогда
итушники не имели привычки таскать с собой оружие), выбивая телом раму,
кинулся в окно. А потом увидел ту самую трубу, в вечереющем солнце ржавчина
на ней выглядела кровью. Но вскоре она окрасилась кровью настоящей. От удара
он отключился и, что происходило в колонии, узнал позже, на больничной
койке.
Узнал, как те зэки, поняв, что пришел конец вольнице и снова светят сроки
длинные и дорога дальняя, хотя намного дальше Сибири не пошлют, решили
пуститься во все тяжкие. Что такое колония-поселение? Ни вооруженной охраны,
ничего. Там живут те, кого посчитали исправляющимися, досиживающие последние
годки и трудящиеся на заготовке древесины. Это нечто вроде обычной деревни.
Только там еще живет администрация колонии. С нее и начали. Первым наркоманы
убили молоденького лейтенантика, его жену и ребенка - зарезали заточками,
забрали ружья, сгребли патроны. И пошли "мочить приезжих ментов". Убивали
всех, кто встречался на пути. Объединенные единой черной волей, они щедро
сеяли смерть. Красноватый в лучах заката снег окрасился кровью, и еще на нем
зачернели трупы. А зэки, счастливые в своем освобождении от всех оков,
сковывавших их раньше, шли по поселку вестниками погибели. И гремели
ружейные выстрелы.
Двое зэков-активистов сумели снять с трупа опера уголовного розыска
пистолет, пока озверевшие наркоши не погнали их прочь. Тогда активисты
кинулись к замполиту, тот сидел в доме, разложив в бойницах окон охотничьи
ружья и боекомплект.
- Они там у дома собрались. Если мы двинем туда, то их взять можем, -
взволнованно воскликнул один из активистов.
- Обязательно. Дай пистолет, - кивнул замполит. Активист отдал пистолет.
Замполит упер вороненый ствол ему в живот и тонким визжащим голосом крикнул:
- Вон отсюда.
И стал держать оборону, плюнув на все, решив для себя в этот переломный
миг раз и навсегда, что своя шкура куда дороже, чем тысяча чужих шкур.
А те двое активистов вдруг поняли другое - перед ними в лице обколовшихся
озверевших зэков воплощенное зло. С этим злом не договоришься, его не
задобришь. Его нужно только уничтожить. И, найдя в разгромленном доме одного
из сотрудников колонии старенькое ружье с тремя патронами, они двинули на
тех, кто недавно мог считаться корешами, во всяком случае, своими, а теперь
стали непримиримыми врагами.


Первым выстрелом активисты ранили наркомана и тем самым спасли многих,
поскольку убийцы вошли в раж и их страсть к крови еще не была утолена. А тут
они ударились в панику, до которой от кровавого куража один шаг, и, стреляя
во все стороны, не зная, кто и откуда их возьмет на мушку, рванули прочь из
поселка. На дороге они захватили грузовик, ехавший забирать оперов, и
устремились на нем в направлении города. На свое счастье, водитель машины
сумел по дороге выпрыгнуть из кабины, добрался до железнодорожной станции и
обо всем сообщил в милицию.
Район перекрыли военные и силы УВД. Беглые метались, как затравленные
волки, ощущая, что круг сужается и загонщики все ближе. Когда их
задерживали, один успел застрелиться. Остальных расстреляли позже, по
приговору суда, притом их главарь визжал, как свинья, когда объявили
приговор, и все пытался бухнуться на колени. Замполита-труса поперли в три
шеи из органов, зэков-активистов освободили и дали по ордену - случай в
истории исправительно-трудовых учреждений уникальный. А Ушаков, единственный
из той четверки, выжил. И теперь всякий раз, когда менялась погода, головная
боль напоминала ему о том страшном вечере.
Те трое оперов, которые легли тогда в Олянино, были хорошими людьми. И
Ушаков считал, что живет на этом свете и за них, поскольку должен был
погибнуть с ними в том чертовом поселке. После той бойни что-то изменилось в
нем. Очнувшись через два дня в больнице, узнав все, он вдруг ясно осознал,
что теперь ничто не примирит его с этой темной силой. И еще - он перестал
бояться за себя. И много раз, когда уголовники обещали посчитаться, порезать
его на куски, расстрелять, намекали, что все под богом ходим, он только
смеялся. Действительно, все ходим под богом. Как будет, так и будет.
Появилась в нем после того дня какая-то мощная целеустремленность.
Она пугала самых отпетых уголовников и вместе с тем даже у них вызывала
уважение. Каждый в области знал, что если Ушаков вышел на цель, то его не
остановит никто и ничто - ни начальство, ни угрозы, ни пули.
Начальник уголовного розыска вернулся за свой стол и продолжил листать
распухшее оперативное дело "Сигаретчики". Недавно завели уже шестой том -
материалов накапливалось все больше. Информация, которая ложилась в корки
сводками, агентурными сообщениями, рапортами, становилась все более убойной,
опасной.
Он вытащил из конверта и разложил на столе фотографии. Основные
подозреваемые - с левой стороны, жертвы - с правой. Живые и мертвые - по две
стороны стола. Интересно, что с каждым месяцем фотографии с одной стороны
перекочевывали в другую: из мира живых - в мир мертвых. Эдакое равновесие в
природе. Ты убил - тебя убили. И государственное правосудие как бы и не
требуется - все утрясается само собой. Каждый из тех, кто находился на левой
стороне, надеялся выжить и пользоваться тем, ради чего и было все затеяно, -
большими деньгами. Каждый хотел, но получалось это далеко не у каждого, и
тогда очередная фотокарточка ложилась в этом пасьянсе на другую сторону.
Тут были мелкие хищники, мечтавшие урвать свой кусок и затаиться, как
Сорока. Были крупные хищники - тот же Шамиль Зайнутдинов, король зверей,
черная фигура, от которого исходит энергия смерти. Пока он на вершине силы и
власти, но смерть однажды заявится и к нему. И тогда не помогут черный
бронированный лимузин и две машины прикрытия. Ничто не поможет. Поскольку у
смерти все расписано - и день, и час. Люди на картах никак не хотят верить,
что пасьянс продолжает раскидываться и карты ложатся на новые места - это
предусмотрено самой природой обращения зла.
- Жмуриками любуешься? - спросил Гринев, заходя в кабинет.
- Любуюсь.
- Звонил из УБОПа Гурин, - проинформировал Гринев. - Спрашивал материалы
по Польше.
- По Корейцу?
- Да. Разорялся обиженно, что Кореец у них в разработке. И что мы ему
чего-то там должны.
- Гурин, как начальник отдела по борьбе с бандитизмом УБОПа, Ана уже три
года разрабатывает, - недовольно заметил Ушаков. - И что?
- А ни шиша! У меня ощущение, что они ни черта не делают. Они просто
развлекаются. Кореец - это их линия. И Шамиль - их линия. И сто других. И
смотри - ноль эффекта... Спецслужба хренова!
Гринев убоповцев терпеть не мог. И для этого были основания. Розыск
утонул в повседневной текучке - свинью сперли, ларек обчистили. В УБОПе
народу почти столько же, сколько в розыске, а материальное обеспечение на
голову выше. "Оргпреступники" накапливают у себя всю информацию и по
Корейцу, и по Шамилю, вот только реального выхода в виде уголовных дел,
сроков наказания пока за ними никакого замечено не было. У Ушакова уже с
полгода крепло ощущение, что Управление по оргпреступности просто водит всех
за нос.
- Смотри, - сказал начальник уголовного розыска. - С нашей помощью
Шамиль, - он ткнул пальцем в фотоизображение табачного короля, - послал в
нокдаун Корейца. Задержание "торпед" в Польше Ану еще долго икаться будет. И
теперь Шамиль начнет подминать его бизнес. Правильно?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Ко времени моих слез
Головачев Василий
Ко времени моих слез


Андреев Николай - Первый уровень. Кровавый рассвет
Андреев Николай
Первый уровень. Кровавый рассвет


Корнев Павел - Последний город
Корнев Павел
Последний город


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека