Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

вегетарианца.
- Вот тебе одна из тех интереснейших загадок, о которых не мешало бы
написать, - отозвался Брюс посмеиваясь. - Почему медведь толстеет так, что
еле ходит, именно в сентябре, когда ему почти не перепадает никакой другой
пищи, кроме ягод, муравьев да кореньев? Ты бы растолстел, питаясь одной
смородиной? И почему он так вырастает за четыре, а то и за пять месяцев
спячки, хотя не проглотит в это время и маковой росинки? Почему медведица
кормит медвежат месяц, а то и два своим молоком не просыпаясь? Ведь
медвежата рождаются, когда она проспит чуть больше двух третей положенного
срока. И почему медвежата родятся такими маленькими? Тот самый натуралист,
о котором я тебе говорил, чуть не лопнул со смеху, когда я рассказал ему,
что у гризли медвежонок рождается чуть побольше котенка.
- Это просто один из тех глупцов, которые не желают учиться... И
все-таки не так уж он и виноват, - заметил Ленгдон. - Четыре-пять лет
назад я бы и сам ни за что не поверил этому, Брюс. Я не мог по-настоящему
поверить этому, пока мы с тобой на Атабаске не откопали из берлоги тех
двух медвежат: один весил одиннадцать унций, другой - десять. Помнишь?
- И им была уже неделя, Джимми. А мать весила целых семьсот фунтов.
Некоторое время оба молча попыхивали трубками.
- Трудно поверить! - заговорил Ленгдон. - И все-таки правда. И это не
причуды природы, Брюс: это результат ее дальновидности. Ведь если бы
величина медвежат при их появлении на свет и величина самой медведицы
соотносились так же, как у котят и кошки, то медведице не прокормить бы их
в течение тех недель, когда сама она живет без пищи и без воды. Но в этом
расчете, кажется, все-таки допущена какая-то ошибка. Ведь взрослый черный
медведь почти в полтора раза меньше гризли, а медвежата у него при
появлении на свет куда больше, чем у гризли. Почему же, черт возьми, так
получается?
Брюс перебил друга, добродушно рассмеявшись.
- Да ведь это проще простого, Джимми! - воскликнул он. - Помнишь, как в
прошлом году мы собирали землянику в долине, а два часа спустя играли в
снежки, поднявшись на гору? Чем выше поднимаешься, тем холоднее, правда?
Сегодня, например, первое июля, а поднимись на какую-нибудь из этих
вершин, и закоченеешь. Гризли устраивается на спячку _высоко_, а черный
медведь - _низко_! Когда там, где гризли устраивается на спячку, снегу
навалит уже на четыре фута в глубину, черный медведь все еще может
подкармливаться в долинах и лесной чаще. Он заваливается спать на неделю,
на две позднее гризли и встает весной настолько же раньше. Он жирнее в
начале спячки и не такой истощенный после нее. Поэтому у черного медведя
медвежата еще до рождения набираются от матери больше сил. По-моему, в
этом все дело.
- Ты попал в самую точку, Брюс! - закричал Ленгдон в полном восторге. -
Мне это и в голову не приходило!
- Мало ли какие полезные истины в голову не приходят, пока вдруг
невзначай не столкнешься с ними, - отозвался горец. - Ты сам говорил об
этом только что... Когда начинаешь понимать, что охота не сводится только
к тому, чтобы убивать, а состоит еще и в том, что оставляешь дичь живой, -
тогда именно подобные открытия и придают ей особую прелесть. Как-то раз я
пролежал на вершине горы целых семь часов, наблюдая за стадом горных
баранов, как они резвились, и это доставило мне больше радости, чем если
бы я перестрелял всю эту братию.
Брюс встал и потянулся - обычная процедура после ужина, неизменно
служившая сигналом, что он намерен отбыть ко сну.
- Хороший денек будет завтра, - сказал он зевая. - Посмотри, как бел
снег на вершинах.
- Брюс...
- Да?
- Сколько будет в этом медведе, за которым мы гоняемся?
- Тысяча двести фунтов, а то и побольше. Я ведь не испытал удовольствия
посмотреть на него так близко, как ты, Джимми. А то мы бы сейчас уже
сушили его шкуру.
- И он сейчас в самом расцвете сил?
- Да, судя по тому, как он взбирается вверх по склону, ему что-нибудь
от восьми до двенадцати лет. Старый медведь не мчался бы с такой
легкостью.
- А тебе, Брюс, попадались очень старые медведи?
- Бывали и такие, которым уже костыли впору, - отозвался тот,
расшнуровывая ботинки. - Стрелял я и таких старых, что у них не оставалось
уже ни одного зуба.
- И сколько же им было?
- Тридцать... Тридцать пять... а то, поди, и все сорок... Покойной
ночи, Джимми.
- Покойной ночи, Брюс.






8. МАТЬ МУСКВЫ
Брюс уже давным-давно спал, а Ленгдон все сидел один под звездами. У
ног его, догорая, тлел костер. Еще ни разу в жизни не ощущал он с такой
силой, как сейчас, своего слияния с природой. Оно наполняло его каким-то
непонятным смятением и вместе с тем глубочайшим спокойствием. Он начинал
понимать, что после долгих лет скитаний и поисков таинственный,
непостижимый дух безмолвия этих мест, дух лесов и озер окончательно
покорил его и порвать связь между ними невозможно. И он томился оттого,
что еще не поведал миру об этом, что еще не заставил людей взглянуть на
милые его сердцу дебри его, Ленгдона, глазами, чтобы и они тоже поняли.
По нескольку лет приходилось ему работать не покладая рук, чтобы хоть
ненадолго вырваться в эти края. Раньше он был одержим страстью убивать -
это тешило его самолюбие, и все стены его комнат были увешаны шкурами
убитых им животных. А теперь что-то погасило жажду убийства. За последние
несколько недель он подарил жизнь сотне животных, которых ему ничего не
стоило подстрелить. Помиловал двух медведей. Новая радость, только что
открытая им, захватывала Ленгдона, медленно, но верно вытесняя из его души
старое. Он не мог больше убивать просто ради удовольствия.
Ему вспомнился один странный сон, который он видел как-то раз дома,
заснув за работой. Головы животных, развешанные по стенам комнаты, вдруг
ожили и одна за другой повернулись к нему. Их огромные живые глаза горели
огнем, обвиняя и осуждая его.
"Сорок лет"! Ему казалось, что он все еще слышит слова Брюса.
Если зверь может дожить до такого возраста, то сколько же лет жизни
загубил он в те дни, когда считал себя удачливым охотником? Сколько лет
отнял он у всех этих животных, которых убил? Сколько лет жизни загубил в
один только день, когда утром на одном и том же склоне горы подстрелил
трех медведей, а вечером, в долине - двух карибу? У всех вместе - не
меньше ста лет. Сто лет биения сердца за несколько минут захлестнувшей
охотника страсти!
Сколько же таких лет вообще поставлено в счет лично ему за это его
подлое удовольствие? Пристально глядя в костер, он подсчитал, получалось -
тысяча лет!
Ленгдон поднялся и пошел прочь от лагеря. Шел до тех пор, пока не
почувствовал, что остался один на один с этим безмолвным небом и сияющими
над головой звездами. Он вслушивался в ночное бормотание долины, вдыхал
глубоко, полной грудью, напоенный ароматом пихты воздух и задавал себе все
один и тот же вопрос: достиг ли он чего-нибудь этим истреблением десяти
столетий жизни? И пришел к выводу, что ничего. В тот день, когда он отнял
пять жизней, он волновался ничуть не больше, чем сегодня, когда не отнял
ни одной.
Теперь он утратил свое давнишнее желание подстрелить зверя, но охота от
этого не потеряла для него своей прелести. Сейчас она привлекала его даже
больше, чем когда-либо. Она доставляла ему теперь радости, о которых он
раньше и понятия не имел. Совсем новые ощущения пришли на смену чувству
минутного торжества при виде бьющегося в агонии, поверженного его
смертоносными пулями зверя. Да, он будет и впредь стрелять зверя, иначе
какой же из него охотник? Но никогда он больше не превратится в дикаря,
опьяненного жаждой крови.
Ленгдон посмотрел на спящую долину. Он знал, что там сейчас должен
прятаться Тэр. Вот это охота, настоящая охота. И он тут же поклялся себе,
что будет бороться честно и по совести. Он поставил себе целью добыть Тэра
и, значит, будет охотиться только за Тэром. Он радовался, что не убил его
тогда, на склоне, потому что теперь, когда этот великан гризли
познакомился с его пулями, охота станет еще увлекательней. И Ленгдон с
удовлетворением думал о том, что когда наступит развязка, то ему не
придется страдать от жгучих укоров совести.
Этот огромный зверь, которого он видел и в которого стрелял, не
достанется им просто так, его не возьмешь голыми руками. Он еще заставит
их поломать себе голову. Он будет драться отчаянно, до последнего, если
дело дойдет до драки. И собаки, если Метусин подоспеет с ними вовремя,
найдут в нем достойного противника.
Тэр получил предупреждение. После этого, если ему так
заблагорассудится, он волен перекочевать в другие места, спастись
бегством. Или же пусть остается и борется. Ленгдон знал, что Тэр выбрал
борьбу, и он пошел спать, страстно желая, чтобы поскорее наступил новый
день.
Он проснулся оттого, что начался проливной дождь. Ленгдон с воплем,
разбудившим Брюса, выскочил из-под одеял. Устраиваясь на ночь, они не
разбили палатки. И Ленгдон слышал, как Брюс проклинал на чем свет стоит их
обоих за эту глупость.
Выло темно, словно в пещере. Зловещие вспышки молний разрывали небо. В
горах отдавались глухие раскаты грома. Сверкнувшая молния осветила Брюса,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Половинки
Панов Вадим
Половинки


Никитин Юрий - Имортист
Никитин Юрий
Имортист


Перумов Ник - Рассказ пса
Перумов Ник
Рассказ пса


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека