Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

пернатых - меньше всех и смелей всех; усевшись на камыш, трясогузка только
чуть-чуть сгибает его, а вспорхнув - может перелететь через океан.
Бискайские урки, даже самые бедные, были позолочены и раскрашены. Такая
татуировка совсем в духе басков, этого очаровательного, но несколько
дикого народа. Чудесные краски Пиренейских гор, покрытых белым снегом и
зелеными пастбищами, пробуждают в их обитателях неодолимую страсть ко
всякого рода украшениям. Баски великолепны в своей нищете: над входом в их
хижины намалеваны гербы; у них есть крупные ослы, которых они увешивают
бубенцами, и рослые быки, которым они сооружают головной убор из перьев;
их телеги, за две мили дающие знать о себе скрипом колес, всегда ярко
расписаны, покрыты резьбою и убраны лентами. Над дверью башмачника -
барельеф, высеченный из камня: изображение св.Крепина и башмак. Их куртки
обшиты кожаным галуном, на изношенной одежде вместо заплат вышивка. Даже в
минуты самого непосредственного веселья баски величавы. Они, подобно
грекам, - дети солнца. В то время как сумрачный сын Валенсии набрасывает
на голое тело рыжую шерстяную хламиду с отверстием для головы, жители
Галисии и Бискайи наряжаются в красивые рубашки из выбеленного на росе
холста. Из-за маисовых гирлянд в окнах и на порогах их хижин приветливо
выглядывают белокурые головки и свежие личики. Жизнерадостная и гордая
ясность духа находит свое отражение в их незамысловатом искусстве, в
ремеслах, в обычаях, в нарядах их девушек, в их песнях. Каждая гора, эта
исполинская растрескавшаяся лачуга, в Бискайе насквозь пронизана светом:
солнечные лучи проникают во все ее расщелины. Суровый Хаискивель -
сплошная идиллия. Бискайя - краса Пиренеев, как Савойя - краса Альп. В
опасных бухтах, близ Сан-Себастьяна, Лесо и Фуэнтарабии, в бурную погоду,
под небом, затянутым тучами, среди всплесков пены, перехлестывающей через
скалы, среди яростных волн и воя ветра, среди ужаса и грохота можно
увидеть лодочниц-перевозчиц в венках из роз. Кто хоть раз видел страну
басков, тот захочет увидеть ее вновь. Благословенный край! Две жатвы в
год, веселые, шумные деревни, горделивая бедность; по воскресеньям целый
день звон гитар, пляска, кастаньеты; любовь, опрятные светлые хижины да
аисты на колокольнях.
Но возвратимся в Портленд, к неприступной морской скале.
Полуостров Портленд на карте имеет вид птичьей головы, обращенной
клювом к океану, а затылком к Уэймету; перешеек кажется горлом.
В наши дни Портленд, в ущерб своей первобытной прелести, стал
промышленным центром. В середине восемнадцатого века на берегах Портленда
появились каменоломни и печи для обжигания гипса. С той поры из
портлендского мергеля вырабатывают так называемый романский цемент -
весьма полезное производство, которое обогащает страну, но уродует
ландшафт. Двести лет назад скалистые берега залива подмывало только море,
теперь же их разрушает рука каменолома; волна отхватывает целые пласты,
кирка откалывает лишь небольшие куски; пейзаж от этого сильно проигрывает.
На смену величественному разгулу океана пришел кропотливый труд человека.
Этот труд совершенно уничтожил маленькую бухту, в которой стояла на
причале бискайская урка. Следы этой разрушенной гавани надо искать на
восточном берегу полуострова, у самой его оконечности, по ту сторону
Фолли-Пира и Дердл-Пайера, и даже дальше Уэкхема, между Черч-Хопом и
Саутвелем.
Бухта, сжатая со всех сторон отвесными берегами, Превосходящими своей
высотой ее ширину, с каждой минутой все больше погружалась в темноту;
мутный туман, обычно подымающийся к ночи, все сгущался; становилось темно,
как в глубоком колодце; узкий выход из бухты в море выделялся беловатой
полоской на фоне почти ночного сумрака, оживленного мерным плеском прибоя.
Только подойдя совсем близко, можно было заметить урку, причалившую к
прибрежным скалам и как бы укрывшуюся огромным плащом их тени. С берегом
ее соединяла доска, перекинутая с борта на низкий и плоский выступ утеса -
единственное место, куда можно было поставить ногу; по этому шаткому
мостику сновали во мраке черные фигуры, очевидно готовясь к отплытию.
Благодаря скале, возвышавшейся в северной части бухты; и игравшей роль
заслона, здесь было теплее, чем в открытом море; тем не менее люди
дрожали. Они торопились.
В сумерках очертания предметов кажутся как бы изваянными резцом. Можно
было ясно различить лохмотья, служившие одеждой отъезжающим и
свидетельствовавшие о том, что их обладатели принадлежат к разряду
населения, именуемого в Англии the ragged, то есть оборванцами.
На фоне скалы смутно виднелись извивы узкой тропинки. Девушка, небрежно
бросающая через спинку кресла корсет, длинные шнурки которого петлями
спускаются до полу, сама того не подозревая, воспроизводит извивы горных
троп. К площадке, с которой была переброшена доска на судно, вела
зигзагами такая тропинка, скорее пригодная для коз, чем для человека.
Дороги в скалах своею, крутизной способны испугать пешехода; с них легче
скатиться, чем сойти; это не спуски, а обрывы. Тропинка, о которой идет
речь, по всей вероятности была ответвлением какой-нибудь дороги,
пролегавшей по равнине, но шла так отвесно, что на нее страшно было



смотреть. Снизу было видно, как она ползет змеей к вершине утеса, а
оттуда, через обвалы и через, расщелину в скале, выбирается на выше
расположенное плато. Должно быть, по этой тропе спустились и люди, которых
урка ожидала в бухте.
Кроме людей, торопливо готовящихся к отплытию, несомненно под влиянием
страха и тревоги, в бухте никого не было; вокруг царили тишина и
спокойствие. Не слышно было ни шума шагов, ни голосов, ни дуновения ветра.
По ту сторону рейда, у входа в Рингстедскую бухту, можно было с трудом,
разглядеть флотилию судов для ловли акул, сбившуюся, по всей видимости, с
дороги. Прихотью моря эти полярные суда загнало сюда из датских вод.
Северные ветры иногда подшучивают таким образом над рыбаками. Суда эти
укрылись в Портлендской гавани, что было признаком надвигавшейся непогоды
и опасности, угрожавшей в открытом море. Они намеревались стать на якорь.
На однообразно белесом море четко выступал черный силуэт головного судна,
стоявшего, по древнему обычаю норвежских флотилий, впереди остальных
судов; виден был весь его такелаж, а на носу ясно можно было различить
снаряды для ловли акул: всякого рода багры и гарпуны, предназначенные для
охоты на seymnus glacialis, squalus acanthias и на squalus spinax niger
[латинские названия разных видов акул], а также неводы для ловли крупного
селаха. За исключением этих судов, теснившихся в одном углу гавани, на
всем обширном горизонте Портленда не было ни живой души. Ни жилого
строения, ни корабля. Побережье в ту пору было еще необитаемо, а рейд в
это время года обычно пустовал.
Однако, что бы ни сулила им погода, люди, собиравшиеся отчалить на
бискайской урке, судя по всему, и не думали) откладывать свой отъезд. Они
копошились на берегу и с озабоченным и растерянным видом быстро сновали
взад и вперед. Отличить их друг от друга было трудно. Нельзя было и
рассмотреть, стары они или молоды. Вечерние сумерки затушевывали и
заволакивали их фигуры. Тень маской ложилась на лица. Во мраке
вырисовывались только силуэты. Их было восемь, в том числе, вероятно, одна
или две женщины, но они почти не отличались от мужчин: жалкие лохмотья, в
которые все они были закутаны, не походили ни на мужскую, ни на женскую
одежду. Отрепья не имеют пола.
Среди этих движущихся силуэтов был один поменьше. Он мог принадлежать
карлику или ребенку.
Это был ребенок.



2. БРОШЕННЫЙ
Присмотревшись поближе, можно было заметить следующее.
Все эти люди были в длинных плащах с капюшонами, рваных, в заплатах, но
очень широких, закрывавших их в случае необходимости до самых глаз,
одинаково защищавших и от непогоды и от любопытных взоров. Плащи эти
ничуть не стесняли их быстрых движений. У большинства из них вокруг головы
был повязан платок - испанский головной убор, из которого потом
образовалась чалма. В Англии этот убор не был редкостью. В ту пору Юг был
на Севере в моде. Быть может, это происходило оттого, что Север побеждал
Юг; восторжествовав над ним, он приносил ему дань восхищения. После
разгрома Армады кастильское наречие стало считаться изысканнейшим языком
при дворе Елизаветы. Говорить по-английски в покоях королевы Англии было
почти неприличным. Перенимать, хотя бы отчасти, нравы тех, для кого он
стал законодателем, сделалось обычаем, победителя-варвара по отношению к
побежденному народу более высокой культуры; монголы внимательно
присматривались к китайцам и подражали им. Вот почему и кастильские моды
проникали в Англию, зато английские товары проложили себе дорогу в
Испанию.
Один из группы, готовившейся к отплытию, имел вид главаря. Он был обут
в альпаргатьи; его рваная одежда была разукрашена золотым галуном, а
жилет, расшитый крупными блестками, отсвечивал из-под плаща, как рыбье
брюхо. У другого широкополая шляпа, вроде сомбреро, была надвинута на
самые глаза. В шляпе не было обычного отверстия для трубки; это указывало,
что владелец ее - человек ученый.
Куртка взрослого человека может служить для ребенка плащом; по этой
причине ребенок был закутан поверх отрепьев в матросскую парусиновую
куртку, доходившую ему до колен. Судя по росту, это был мальчик лет десяти
- одиннадцати. Он был бос.
Экипаж урки состоял из владельца судна и двух матросов.
Урка, по всей вероятности, пришла из Испании и возвращалась туда же.
Совершая рейсы между двумя берегами, она, несомненно, выполняла какое-то
тайное дело.
Люди, собиравшиеся отплыть на ней, переговаривались между собой
шепотом.
Изъяснялись они на какой-то сложной смеси наречий. То слышалось


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Демон против Халифата
Сертаков Виталий
Демон против Халифата


Конан-Дойль Артур - Приключения Михея Кларка
Конан-Дойль Артур
Приключения Михея Кларка


Контровский Владимир - Страж звездных дорог
Контровский Владимир
Страж звездных дорог


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека