Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Судя по стонам - да, - заметил мистер Хоум.
- Мама, - слабым голосом произнес Грэм. - Мне кажется, нужно послать за
доктором. О, бедный мой глаз! (Снова молчание, прерываемое лишь вздохами
Грэма.) Если мне суждено ослепнуть... - изрек он.
Этого его мучительница перенести не могла. Она тотчас же оказалась
около него.
- Дайте я посмотрю ваш глаз, я вовсе не собиралась попасть в него, я
хотела ударить по губам, я не предполагала, что ударю так ужасно сильно.
Ответом ей было молчание. Она изменилась в лице: "Простите меня,
простите!"
Засим последовала вспышка отчаяния, трепет и слезы.
- Перестань терзать ребенка, Грэм, - распорядилась миссис Бреттон.
- Детка, это все вздор, - воскликнул мистер Хоум.
Тут Грэм поднял ее в воздух, а она опять стала бороться с ним и,
вцепившись в его львиную гриву, кричала:
- Самый скверный, грубый, злой, лживый человек на свете!
В утро своего отъезда мистер Хоум уединился с дочерью в оконной нише
для конфиденциального разговора, часть которого я слышала.
- Папа, а нельзя мне сложить вещи и уехать с вами?
Он отрицательно покачал головой.
- Я буду вам мешать?
- Да, Полли.
- Потому что я маленькая?
- Потому что ты маленькая и хрупкая. Путешествовать могут лишь взрослые
и сильные люди. Только не грусти, деточка, у меня от этого разрывается
сердце. Папа скоро вернется к своей Полли.
- Но я, по правде, почти совсем не грустная.
- Ведь Полли было бы жалко, чтоб папа страдал?
- Еще как.
- Тогда Полли не должна ни унывать, ни плакать при прощании, ни
грустить после папиного отъезда. Может она это выполнить?
- Она постарается.
- Надеюсь, так и будет. Тогда прощай. Мне пора ехать.
- Как, уже? Сейчас?
- Сию минуту.
Она сжала дрожащие губы. Отец всхлипывал, а девочка, как я заметила,
сумела сдержать слезы. Поставив ее на пол, он попрощался за руку со всеми
присутствующими и отбыл.
Когда хлопнула парадная дверь, Полли с криком "Папа!" упала на колени в
кресло.
Ее тихие стенания продолжались долго и звучали как евангельское "Боже
мой! Боже мой! Для чего ты меня оставил?". Я заметила, что еще несколько
минут она испытывала невыносимые душевные муки. За эти короткие мгновения
детства она перенесла более тяжкие страдания, чем многие взрослые, ибо
такова ее натура, и если жизнь ее будет долгой, ей суждено не раз пережить
подобные мгновения. Все молчали. Миссис Бреттон прослезилась под влиянием
материнских чувств. Грэм, который что-то писал, поднял глаза и взглянул на
нее. Я, Люси Сноу, оставалась спокойной.
Девочка, которую никто не трогал, сама сделала то, чего не мог бы
совершить никто другой, - превозмогла невыносимые муки, а затем, насколько
было в ее силах, заглушила их в себе. В тот день и на следующий она ни от
кого не принимала знаков сочувствия, а потом стала к ним терпимей.
Вечером третьего дня, когда она, осунувшаяся и молчаливая, сидела на
полу, вошел Грэм и, не говоря ни слова, бережно взял ее на руки. На этот раз
она не сопротивлялась, а, наоборот, положила головку ему на плечо и через
несколько минут уснула; он отнес ее наверх, в спальню. Меня не удивило,
когда на следующее утро, проснувшись, она сразу спросила: "А где мистер
Грэм?".
Случилось так, что именно в это утро Грэм не явился к завтраку - ему
нужно было сделать какие-то упражнения к первому уроку, и он попросил мать
прислать ему чашку чая в кабинет. Полли выразила желание сделать это, она
всегда стремилась чем-нибудь заняться или кому-нибудь помочь. Ей доверили
чашку, так как, при всей своей подвижности, она отличалась аккуратностью.
Поскольку дверь в кабинет была напротив столовой, через коридор, я все
видела.
- Что вы делаете? - спросила она, остановившись на пороге кабинета.
- Пишу, - ответил Грэм.
- А почему вы не завтракаете с мамой?
- Я очень занят.
- Вы хотите завтракать?
- Конечно.
- Тогда, пожалуйста.
Она поставила чашку на пол у двери, как тюремщик, принесший узнику в
камеру кувшин воды, и удалилась. Потом она снова вернулась.
- А что вы будете есть?


- Хочу сладенького. Будь доброй девочкой, принеси мне чего-нибудь
повкуснее.
Она подошла к миссис Бреттон.
- Пожалуйста, сударыня, дайте для вашего мальчика что-нибудь вкусное.
- Выбери сама, Полли. Ну, что дать моему мальчику?
Она отобрала понемногу от всех лучших блюд на столе, а потом вернулась
и шепотом попросила мармеладу, которого к завтраку не подали. Однако она
получила его (миссис Бреттон для этой пары ничего не жалела), и мы вскоре
услышали, как Грэм превозносит ее до небес, обещая ей, что когда у него
будет свой дом, она станет его домоправительницей, а если проявит кулинарные
таланты, то - кухаркой. Так как она долго не возвращалась, я пошла
посмотреть, что там происходит, и обнаружила, что они с Грэмом завтракают
Tete-a-tete*. - Она стоит у его локтя и делит с ним его порцию. Правда, она
деликатно отказалась от мармелада, вероятно, чтобы я не заподозрила, что она
добивалась его не только для Грэма, но и для себя. Она вообще отличалась
щепетильностью и тонкостью.
______________
* Вдвоем (фр.).
Вспыхнувшая таким образом дружба не оказалась скоропреходящей,
напротив, время и дальнейшие события способствовали ее упрочению. Хотя
возраст, пол, интересы и т.п. должны были бы препятствовать их общению, они
всегда находили тему для разговоров. Я заметила, что Полли полностью
раскрывала особенности своего характера только перед Грэмом. Привыкнув к
новому дому, она стала подчиняться миссис Бреттон с большей готовностью,
которая сводилась, правда, к тому, что она целыми днями сидела на скамеечке
у ног миссис Бреттон, выполняла порученную ей работу, вышивала или рисовала
карандашом на грифельной доске, но при этом никак не проявляла своеобразия
своей натуры. Я даже не наблюдала за ней в таких случаях, потому что она
переставала быть интересной. Но как только стук парадной двери извещал о
возвращении Грэма и наступлении вечера, в ней совершалась резкая перемена: в
одно мгновенье она оказывалась на верхней площадке лестницы и приветствовала
Грэма замечанием или угрозой.
- Опять ты не вытер как следует ноги! Я скажу твоей маме.
- А, хлопотунья! Ты уже здесь?
- Да, и ты до меня не дотянешься. Я выше тебя, - она просовывала
головку между прутьев перил, так как еще не могла дотянуться до них.
- Полли!
- Мой мальчик! (Это обращение к нему она заимствовала у миссис
Бреттон.)
- Я погибаю от усталости, - заявлял Грэм, прислоняясь к стене в мнимом
изнеможении. - Мистер Дигби (директор школы) замучил меня работой. Спустись
вниз и помоги мне нести книги.
- Знаю, ты хитришь!
- Вовсе нет, Полли, это истинная правда. Меня просто ноги не держат.
Иди сюда.
- У тебя глаза равнодушные, как у кошки, но я знаю, ты готов к прыжку.
- К прыжку? Ничего подобного, я на это неспособен. Иди сюда.
- Я спущусь, если ты пообещаешь, что не тронешь меня, не схватишь, не
станешь крутить в воздухе.
- Я? Ни за что в жизни (падает в кресло).
- Тогда положи книги на нижнюю ступеньку, а сам отойди на три ярда.
- Он выполнял ее приказания, а она с опаской спускалась по лестнице, не
сводя глаз с переутомленного Грэма. Ее приближение, разумеется, пробуждало в
нем новые силы, тут же поднималась шумная возня. Иногда она сердилась,
иногда относилась к этому спокойно, и нам слышно было, как она, ведя его
вверх по лестнице, говорила:
- А теперь, мой мальчик, пойдем и ты выпьешь чаю, я уверена, что ты
проголодался.
Забавно было смотреть, как она сидит рядом с Грэмом, пока он ест. В его
отсутствие она всегда вела себя очень тихо, но при нем становилась до
назойливости заботливой и хлопотливой хозяюшкой. Нередко мне хотелось, чтобы
в такие моменты она немного утихомирилась, но она целиком посвящала себя ему
- все ей казалось, что она недостаточно его опекает, она потчевала его,
словно турецкого султана. Она постепенно выставляла перед ним тарелки с
разными яствами, и когда ему уже нечего было больше желать, она вспоминала
еще о чем-нибудь и шепотом говорила миссис Бреттон:
"Сударыня, может быть, вашему сыну хочется пирога, знаете, сладкого
пирога, который стоит вот там" (указывая на буфет). Обычно миссис Бреттон
была против того, чтобы к чаю подавали сладкий пирог, но Полли продолжала
настаивать: "Один кусочек, только ему, ведь он ходит в школу, нам с мисс
Сноу совсем не нужно такого угощения, а ему так хочется".
Грэму действительно очень хотелось пирога, и он почти всегда получал
его. Нужно отдать ему должное - он бы с удовольствием поделился со своей
благодетельницей полученной наградой, но она этого не допускала, а если он


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Особый почтовый
Пехов Алексей
Особый почтовый


Доставалов Александр - Ожог от зеркала
Доставалов Александр
Ожог от зеркала


Злотников Роман - Леннар. Псевдоним бога
Злотников Роман
Леннар. Псевдоним бога


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека