Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Динас повернулся, пытаясь найти еще хотя бы один цветок. Бесполезно, он сорвал уже все - его рот был теперь широко раскрыт, зубы прокусили несколько стеблей, от едкого сока першило в горле. Он поплыл обратно, медленно загребая руками, пытаясь оттянуть момент, когда придется выйти на берег.
Колени погрузились в ил, монитор встал, и вода потекла с него ручьями.
Но оператор - халганин, подумал Форте. Пусть не властный, пусть низший, но все равно это именно халганин, в полной мере подчиняющийся ритуалам, из которых целиком состоит жизнь подданных Властительной Халге. Частью раз и навсегда установленного порядка была одежда, для каждого домена своя, одежда для утра, вечера и ночи, одежда для церемоний, для отдыха и повседневной работы. То, что сборщик астеритов одет в свою профессиональную форму, именно у халганина может не вызвать удивления.
Нежелание привлекать к заповеднику внимание. И желание избавиться от возможного шпиона. Что перевесит? - думал Форте. Здесь важна каждая мелочь. Оператор будет приглядываться ко всему, так что...
На лице монитора светилась радость, которую, несомненно, должен испытывать любой собравший букет, стоящий больше его годового жалованья. Динас даже сумел сдержать судорогу отвращения, когда вытаскивал изо рта стебли, хотя его лицевые мышцы при этом закаменели. Остановившись на берегу, Динас поднял цветы и погладил широкие треугольные листья, достал из брючного кармана пакет и сорвал полиэтиленовый кружок с логотипом производителя. Пакет с тихим шелестом развернулся, Динас аккуратно положил в него цветы, шагнул к деревьям, но тут же остановился.
Нет, решил он.
Неестественно.
Теперь дроны висели почти над его головой. Монитор, продолжая не замечать их, - а чего еще ожидать от гуманоида, обрадованного такой богатой добычей, - уселся на землю и стянул ботинки. Вылив из них воду, он встал и разделся, отряхнул форму, попытался разгладить ладонями брюки, затем не спеша оделся. Рвотные спазмы все еще подступали к горлу, но он стал даже что-то насвистывать - услышав это, любой сорвиголова из его группы пришел бы в неописуемое удивление.
Динас оделся, подобрал пакет и зашагал вдоль берега. Его горло болело от сока, слюна, наполнившая рот, казалась горячей.
Тихий шелест над головой.
Монитор едва не вскрикнул от обрушившегося ужаса, еле сдержался, чтобы не побежать. Они двигались следом. Динас не видел этого, но точно знал, что там происходит: дроны провожают его, перепрыгивая с лианы на лиану, а в помещении, спрятанном где-то в толще почвенного слоя, оператор неотрывно смотрит на экраны. Пальцы лежат на консоли, готовые послать сигнал, от которого электронные приставки наполнят полусознания жужжащим роем сигналов-раздражителей. Органические половины проснутся и бросят гибкие черные тела вниз, на фигуру в мокрой униформе, неторопливо шагающую к воротам...
"Если выберусь - обязательно доведу дело до конца, - решил он. - То, чего мне все это стоило, требует компенсации. Меня еще никогда так не унижали. Я должен получить всю выгоду, какую только смогу извлечь из этого унижения".
Вслед за страхом ярость медленно поднималась в нем.
Раздавить Властительную Халге. Растоптать. Растоптать всех халган Плюмажа. Стереть в порошок. Разорвать на части. Уничтожить.
Уничтожить их всех!
Так и не встретив по дороге ни одного гуманоида, Динас достиг ворот, и только после того, как вышел на твердый земляной участок перед ними, тихий шелест над головой смолк.
Динас покинул заповедник, встал возле металлической стены и наклонился. Сначала его рвало желчью, потом он еще долго стоял, приходя в себя. С омерзением вытерев губы ладонью, монитор бросил в рот таблетку универсального противоядия и пошел дальше, помахивая пакетом с цветами. Горло все еще саднило, его немного покачивало, и ноги заплетались, но это быстро прошло.
Его форма высыхала, но грязь с нее никуда не делась, застывая липкой коричневой коркой.
Его гипертрофированное самолюбие было оскорблено, втоптано в слизистый озерный ил.
Его мозг пылал сверкающей ледяной яростью.
Уничтожить их всех!
Властительная Халге даже после ослабления своих позиций на Регостане все еще оставалась одной из самых мощных сил федерации Оси. А Динас Форте был всего лишь рядовым монитором космопола.
Но у него не возникло и тени сомнения в том, что очень скоро от хана Виши не останется даже воспоминаний.
Надо только провести расследование.
Собрать необходимую информацию.
Дотошно, как только он и умеет, рассортировать ее.
Все взвесить.
И нанести удар.

Динас Форте покинул вагон на конечной станции магнитной дороги, в самой узкой части Шлема. Он обрезал стебли астеритов так, чтобы они не торчали из пакета, а пакет пристегнул к ремню. Какие бы чувства он ни испытывал, добывая цветы, это не означало, что он собирался потерять экю, которые можно было получить за них у купцов.
Монитор остановился точно на том месте, где увидел хана Виши, закрыл глаза и дотошно восстановил в памяти все, что происходило тогда.
Итак, он стоял здесь, глядя на промежуточные шлюзы Перьев, раздумывая, не навестить ли ему знакомого таможенника... Хан появился оттуда... он шел быстрым шагом, низко опустив голову...
Неверно. Динас поморщился и заставил себя сосредоточиться. Потрясение, которое он испытал в заповеднике, совсем выбило его из колеи. Недопустимо. Он должен оставаться крайне сосредоточенным. Теперь, когда он ввязался во все это, каждый шаг требует максимального внимания.
Вот как было дело: к тому времени он уже успел побывать у таможенника и возвращался от него. Значит, он стоял вот так... Динас повернулся в другую сторону. А властный хан шел в том направлении... Динас сделал несколько шагов туда, откуда появился халганнн, и вновь остановился.
Идущие по своим делам люди не обращали на него внимания. Мимо на трех моноциклах с реактивно-газовыми двигателями проехал патруль космополовцев. Позади из коридора выкатился очередной вагон, его двери открылись с тихим шипением пневматики, кто-то вышел из него, кто-то вошел внутрь, и вагон продолжил бесконечное путешествие по магнитному кольцу периметра.
Шлюзы Перьев находились гораздо левее. Там, откуда шел хан, лишь глухая стена и вход в стандартный пункт общественного питания.
Динас почувствовал, что голоден. Последний раз он ел утром на борту космополовской мурены, и калории сухого пайка успели иссякнуть.
Монитор еще раз внимательно огляделся. Кто-нибудь находился тогда здесь, кроме них двоих? Кто-нибудь, кто тоже видел хана и кого можно было бы теперь найти и расспросить? Вдруг он заметил подробности, которых не заметил Форте?
Ну да, кто-то, естественно, был... обычные гуманоиды, давно ушедшие по своим делам. И где их искать теперь? Кроме того, подобные расспросы вызовут подозрения, а если правдива хотя бы половина того, что он знает о халганах... Жизнь Властительной Халге - сплошные табу. Донос на ближнего, нарушившего один из сотен ритуалов или не совершившего одну из тысяч формальностей, на Халге - нравственный долг каждого гражданина, будь он властный или низший. Нация, сделавшая принцип Последнего Очищения основной этической нормой, не может не быть маниакально подозрительной. На Плюмаже наверняка есть живые и механические шпионы, расспросы о единственном живущем здесь хане вполне могут дойти до Виши, и тогда...
Дверь открылась перед ним, он вошел и сел за стол. От двери прозвучал тихий звон, который, видимо, и привлек внимание киборга-официанта. Скорее всего, они не могли позволить себе разнообразное меню, потому что маленький киборг, не задав монитору ни одного вопроса, поставил на стол накрытую прозрачной крышкой тарелку со стандартной синтетической порцией, высокий стакан с ярко-красным соком - и укатил. Динас, не поднимая головы, быстро съел содержимое тарелки, потом откинулся на стуле и оглядел зал. Кроме него и киборга, пристроившегося у стены возле выходного раструба автоматической кухни, здесь никого не было. Киборг принадлежал к устаревшей гусеничной модели, конструкция которой не позволяла делать особых модификаций и усовершенствований.
"АК ЭМ-3", - вспомнил Форте. В просторечье - Аким, и к имени еще добавлялся порядковый номер того киборга, к которому ты обращаешься. То есть именно так все было до победы Магазина, а потом в цивилизованных мирах за подобное обращение можно было уже нарваться на неприятности, потому что киборги стали относиться с болезненным вниманием к праву на имя. После трех столетий, на протяжении которых носить имя было запрещено, киборги, добившись своего, стали выдумывать и выкапывать из исторических хроник самые невероятные сочетания букв и звуков.
Динас выпил кислый, прогорклый сок, встал и подошел к киборгу. Тот встретил его равнодушно, не отрывая взгляда круглых черных фотоэлементов от панели утопленной в стену автокухни.
- Привет! - сказал Динас. - Ответь мне...
Одна гусеница крутанулась на реверсе, официант развернулся, и Динас понял, что ответа в привычном виде не получит. Звуковое приспособление киборга, скорее всего давно сломанное, было крест-накрест заклеено широкими полосками липкой ленты. Зато к его груди над квадратным металлическим подносом был привинчен изумрудный жидкокристаллический экран, и теперь на его поверхности возникли белые буквы:
"Чт' надо %".
- Просто хотел спросить... - сказал Динас, наблюдая за тем, как длинный гибкий манипулятор, похожий на черный резиновый шланг, к концу которого прицеплен универсальный разводной ключ, с тихим шелестом поднимается.
Стальные "пальцы" сжимали губку, киборг стал медленно водить ею по тусклой поверхности прикрученного к груди подноса, вытирая крошки и лужицы сока. - Кто был здесь сегодня до меня?
"Мн'го к'го было".
- Кто именно? Ты можешь перечислить?.. - он спрашивал, сам не понимая, для чего делает это.
"С как'й стати мне отв'чать тебе %".
Динас окинул быстрым взглядом неказистый корпус, узкие гусеницы, морщины на органических фрагментах тела и еле уловимый налет ржавчины на металле, заклеенный "рот" - Аким выглядел жалко.
- Я что-то могу сделать для тебя? - спросил он.
"Вр'дли".
- И все-таки... - Монитор протянул руки к крышке электронной приставки, видневшейся между экраном и грудью.
Киборг отпрянул, ткнувшись задней частью в стену, но потом словно устыдился своего испуга, лишь фотоэлементы двигались, кося вниз, и сужались темные "зрачки" по мере того, как руки Динаса приближались к экрану. Форте отщелкнул фиксатор, наклонился, разглядывая внутренности приставки.
Он с удовлетворением понял, что это знакомая ему сигнальная система, разработанная в свое время максвелонитами для безатмосферных планет, на которых электрические бури заглушали или искажали радиосигналы. Когда-то вовсю использовавшаяся исследовательскими экспедициями первого Роя земной эмиграции, система уже давно морально устарела. Но, постигая свою теперешнюю профессию, Динас с обычной дотошностью изучал историю разнообразных сигнальных систем. Теперь его пальцы уверенно погрузились в приставку, отсоединяя клеммы и переставляя тонкие проводки на панели буквенного реестра.
- "О", "е" и "я" между некоторыми согласными, -сказал Динас. - Это просто: здесь нарушена изоляция и потому реле выбрасывает нейтральный значок. Что еще не в порядке?
"%, - высветил киборг, затем, после паузы, пояснил: - Л'бой в'прос. Что д'лать % Как жить % Куда п'йти учиться % "%", но не "%". А д! лжно быть "%", но не "%". %, %, %!!!"
Его манипулятор взметнулся и патетически потряс губкой перед носом Форте. Казалось, киборг стыдится своей неполноценности.
- Нет значка вопроса? - догадался Динас. - Вместо него выскакивают проценты. Я понял... Так, а "л'бой"... Ага, значит, еще и "ю"... Понимаешь, приставка выведена прямо на речевой центр твоего мозга. Ты, наверное, воспринимаешь все это как сильное заикание. Или электронный вариант дизлексии. Паршивые ощущения, а? - Пока он говорил, его пальцы продолжали копаться в тончайших проводках, щелкали клеммами и легко прикасались к миниатюрным пластинкам орфографического каталога.
С громким клацаньем он вернул крышку на место, сделал шаг назад и приказал:
- Теперь говори.
"Три вещи есть..." - на пробу высветил киборг. Потом затараторил, причем цвет букв стал меняться:
"Три вещи есть, они не знают горя,
Пока судьба их вместе не свела.
Но некий день их настигает в сборе,
И в этот день им не уйти от зла".
Он чуть ли не подпрыгнул на своих гусеницах, манипулятор сжался, грязная жижа потекла из губки на поднос.
"Что? - вопросил киборг ярко-зелеными буквами. - Как? Где? Быть или не быть?!?! ?????????"
- Точно, - сказал Динас Форте. - Я подключил гамму. Цвета соответствуют эмоциям. Если ты говоришь со смехом, радостью - это синий и голубой, если в гневе - тогда алый и красный, с удивлением - зеленый и так далее. Потом встанешь перед зеркалом, попробуешь поговорить и сам во всем разберешься. Почему никто не помог тебе раньше?
"Кому какое дело до Акима? Коренной землянин, максвелонит, два мальтийца. Халганин".
Динас, не сразу сообразивший, что киборг отвечает на вопрос, с которого началась их беседа, быстро спросил:
- Халганин? Властный или низший?
"С ланолином на лице. Ел очень осторожно, вроде как боялся повредить кожу и губы".
- Он был здесь пару часов назад?



"Время! - высветил киборг с легким оттенком красного. - Я не слежу за временем. Здесь всегда одно и то же, только клиенты меняются. Халганин был здесь сегодня. Сегодня, но я не знаю когда".
- Он с кем-то разговаривал? Что-то было у него в руках?
"Нет. Нет? Нет-нст-нет! - чувствовалось, что киборг никак не нарадуется новым возможностям. - Он был один, к нему никто не подходил. Это все".
- Я понял, - сказал Динас разочарованно, коря себя за то, что сам очутился в той же ловушке стереотипов, в которую попал халганский оператор дронов. Тот не заметил ничего странного в том, что монитор полез за астеритами, не сняв форменную одежду... А ему трудно было представить себе, что властный халганин самого влиятельного домена Халге может посетить убогий пункт питания. Если бы не его сверхдотошность, Динас отправился бы восвояси, так и не поговорив с киборгом.
- Когда точно он ушел, ты тоже не помнишь? - на всякий случай спросил монитор, поворачиваясь к двери.
На экране после паузы всплыли какие-то буквы, но монитор заметил их лишь краем глаза, уже шагая к выходу. Манипулятор потянул его за форменную куртку.
- Да ладно, - сказал Форте. - Неважно...
Его дернули, монитор раздраженно повернулся и увидел:
"Он не уходил".
Буквы были густо-фиолетовые, Динас покопался в своей памяти и сообразил, что в стандартной максвелонитской системе это означает удивление.
Форте спросил:
- И что это значит?
Фиолетовые буквы - но уже не такие насыщенные, означавшие, что официант постепенно справляется с удивлением и начинает анализировать произошедшее, - побежали по экрану, сменяя друг друга:
"Я не смотрю за клиентами. У нас нет выбора блюд, нечего заказывать. Они появляются, я приношу порцию, потом стою здесь... - Гибкий манипулятор ткнул в панель автокухни. - Они едят, они уходят. Когда слышен звон двери, я еду к столу, собираю посуду и бросаю в утилизатор. Часто с той же едой. Я забрал тарелку халганина, когда увидел, что его нет за столом. Но теперь я подумал: ведь дверь не подавала сигнала. Он не выходил".
- Подожди, но это значит... - Монитор огляделся и заметил в дальнем углу помещения кабинку внутренней связи.
"Его там нет, - отреагировал официант. - Я убирал там. Его нет. Не понимаю этого!" - Буквы вновь налились фиолетовым.
Динас пересек помещение и заглянул в кабинку. Экран, универсальная панель, откидное сиденье у стены... Он прикрыл дверь, похлопал по стене ладонью...
Киборг увидел, как сорвиголова пробежал мимо него и выскочил наружу. Он высветил на своем экране, все еще забавляясь новыми возможностями:
"ПОМОЛИМСЯ, ДРУЖОК, ОБ ИЗБЕЖАНИИ
УЧАСТИЯ В ИХ РОКОВОМ СВИДАНИИ!"
Снаружи Динас Форте еще раз внимательно осмотрел пространство перед пунктом питания, выходы кольцевого периметра слева и справа от себя, глухую стену...
Он, по сути дела, стоял на стене Шлема но условности гравитационных векторов превращали эту стену в пол, - а Перья находились слева и тянулись в сторону, хотя это еще как посмотреть... Динас зажмурился, пытаясь разобраться в хитросплетениях неевклидовой геометрии. Точка зрения очень важна. Потому что, с другой точки зрения, Перья были не слева, а под ним. Не сбоку, а внизу.
Киборг вновь проводил взглядом чудака-сорвиголову, который пробежал мимо и скрылся в кабинке связи. Динас, усевшись на откидное сиденье, взглянул на потолок, на пол и похлопал по стене, где находился экран с универсальной панелью.
За этой стеной - под этой стеной - начинались стержни.
Властный хан Виши зашел сюда. И обратно вроде бы не вышел.
Но спустя какое-то время Динас увидел его на остановке магнитного вагона.
Значит, все-таки вышел, естественно, не мог не выйти... но другим путем.
В этом была своя логика. Если бы вдруг у кого-то закралось подозрение, что халгаие, интригуя, скрывают на Плюмаже нечто запретное, в первую очередь стали бы обыскивать флора-заповедник. А что может быть более подозрительным, чем три квадратные мили зарослей и топкой почвы, где не живет никто разумный, где разумные вообще предпочитают не появляться? Обыск заповедника отнимет много сил, займет много времени, отвлечет внимание от другого... и что в результате? Комната с оператором, наверняка еще - система визуального наблюдения, раскинутая в ветвях по всему заповеднику. Но им ведь надо защищать вход в свой сектор, Виши - декларант Халге на платформе, ему положена охрана. Несколько дронов, пусть даже запрещенных конвенцией МО?.. Плевали халгане на это, вон вокруг "Эгибо" крутятся их дроны, и куда более мощные, чем те, которые наблюдали за Динасом в заповеднике, - и что с того? Конвенции для того и принимаются, чтобы сильные миров сих могли их нарушать.
Динас вышел из кабинки и невидящим взглядом уставился на официанта. Потом спросил отрешенным голосом:
- Аким, у тебя есть мечта?
На памяти киборга впервые за множество лет к нему обратились по имени. А с подобным вопросом к нему вообще никогда не обращались. Коммуникационный экран в растерянности мигнул, почти погас и вновь налился зеленым светом.
"Говорить, - высветил киборг густо-синими буквами. - Говорить вслух. Петь. Ругаться. Громко. Тихо. Шепотом. Орать. Орать на клиентов. Ради этого готов на все".
- Даже на смерть? Может быть, я смогу когда-нибудь помочь тебе, - монитор медленно вышел в наружный коридор, все еще размышляя.
Я понял тебя, властный хан Виши. Даже насаждение многоярусных лесов, которое привело к разбалансировке экосистемы, теперь можно воспринять как тонкий ход, загодя осуществленный для того, чтобы очистить заповедник от посторонних. Тот, кто заподозрит халган, решит, что еще несколько лет назад они предвидели надобность в тайнике и тогда же организовали растительный хаос. И все это будет верным, за исключением того, что на самом деле этот тайник находится в другом месте.
Интересно, подумал он.
Так что ты прячешь в Перьях, хан?

* * *

Переворачиваясь на другой бок, он старался, чтобы гнилая солома не касалась розовых ранок, усеявших бока и ноги. Руки, все еще связанные за спиной, затекли так, что Ушастый теперь не ощущал их.
Скоро в ноге начнется гангрена, решил Заан. Да и ранки станут гноиться уже к утру, реги могут сопротивляться этому дольше, а мой организм, хотя физически я куда здоровее их, не имеет нужного иммунитета.
Когда он перевернулся, взгляду открылась повозка с сидящим на ней бывшим живцом Архудой, шея которого была привязана к одному из прутов клетки короткой толстой веревкой. Позади него на дальнем конце телеги лежал атаман Гира, а вокруг на земле вповалку спали реги. Лишь трое мужчин сидели на корточках на одинаковом удалении слева, справа и впереди, спинами к повозке.
Палец ноги, почти отсеченный ударом, они обмотали куском грязной ткани, предварительно смазав его каким-то травяным настоем. Ранки тоже были смазаны - Заан ощущал неприятный, кислый дух, - но для них ткани пожалели.
Он думал, что Архуда спит, но старик вдруг пошевелился. Блестящие полубезумные глаза сначала взглянули на дзена, затем уставились в серое небо.
- Эй, живец... - очень тихо позвал Заан.
Старик лег на спину, широко раскинув руки, и прошамкал:
- Теперь живец ты.
- Но ненадолго.
- Тебе не дадут убежать, Каанца... - Из горла Архуды донесся сдавленный хрип. Покрытая бугорками и пятнами лишая безволосая грудь содрогнулась, он выгнулся и закашлялся так, что изо рта полетели брызги.
Ушастый приник лицом к деревянным прутьям, наблюдая за ним.
Когда приступ прошел, Архуда произнес слабым голосом:
- Полцикла... может быть, треть цикла... Нет, Гира убьет меня еще раньше.
- Я слышал, что в слабых таборах случается каннибализм, - произнес Заан. - Не понимаешь? Тебя съедят, живец?
Старик захихикал, тараща глаза.
- Живцов не едят. Мои внутренности - сплошной яд. Пиявок сначала засаливают, чтобы убить отраву, которая есть в них, но я слишком большой. А соль добыть трудно. Меня сбросят в топь и потом долго будут сидеть на одном месте, потому что пиявки там расплодятся.
- Где вы берете соль, живец?
- Из корней, - сказал Архуда и погрозил Ушастому немощным кулаком. - Не называй меня живцом, Каанца! Ты - живец.
Заан снисходительно покачал головой и посмотрел в узкие глаза.
- Глупости, - сказал он, стараясь, чтобы в его голосе были жалость и презрение. - Завтра днем ты вновь станешь живцом. Каанца... почему ты так называешь меня?
Его взгляд заставил старика сначала съежиться, а потом рывком подтянуть тело поближе к клетке.
- Врешь, Каанца! Ты врешь мне, а? Ну скажи, что ты врешь! - запричитал он. - О чем ты говоришь? Другие властные прилетят и заберут тебя? Но это неправда, как они смогут тебя найти? Мы ушли далеко от места, где ты упал. Хотя даже если они найдут нас, то отомстят всему табору, здесь никого не останется, а тогда мне уже будет все равно!
Заан поморщился, словно не желая слушать бессмысленный лепет, и отвернулся.
- Почему ты называешь меня Каанца? - повторил он.
- Так звали одного из Арка Вега. Ты очень похож на него. Лицо точно такое же, только ты гораздо выше. Я опять стану живцом? - Архуда заплакал, дзен услышал всхлипывания, звучащие мерзко и жалко, потому что издавал их медленно умирающий, беззубый, вечно голодный, грязный старик. Но Ушастый не пошевелился, продолжая смотреть вверх сквозь прутья.
Архуда приник к клетке и протянул руки, теребя Ушастого за волосы, до которых смог дотянуться дрожащими пальцами.
- Скажи, что соврал, властный. Ведь ты соврал, да?
- Нет, я не вру, - возразил дзен.
- Ты не убежишь отсюда.
- Я и не рассчитываю убежать. Но я вскоре умру. Очень быстро все это убьет меня, и тогда у них не останется выбора, ты опять станешь живцом.
Вновь раздалось полубессвязное шамканье:
- Почему ты должен умереть? Я жил так долгие циклы, и я жив до сих пор.
- Ты местный. Твой организм знает все эти болезни и способен долго сопротивляться им. А я вообще не привык болеть. Ни разу ничем не болел, разве что в детстве. Прививки и вакцины сделали меня здоровым там, в космосе, но от местных болезней я скончаюсь очень быстро. Архуда, ты вспомнишь мои слова очень скоро, когда увидишь, как мое тело бросают в топь... но не привязанное веревкой.
За спиной вцепившегося в прутья старика атаман Гира, не просыпаясь, перевернулся на другой бок.
- Не веришь? - спросил Заан. - Тогда ответь, почему они все же привязали тебя к клетке?
- Они знают, что я не дам тебе убежать.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Искра и ветер
Пехов Алексей
Искра и ветер


Лукьяненко Сергей - Спектр
Лукьяненко Сергей
Спектр


Шилова Юлия - Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха
Шилова Юлия
Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека