Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Юный священник стал уже прямо багровым, как раскалившийся на огне
котелок. Он едва ли не шипел на меня. Юноша так и кипел праведным гневом,
только что пар от него не валил.
- Он бьет первым, сударь,-объясняю я.-Он ищет тех, на кого можно будет
свалить вину. Он пышет злобою, сударь. Он нападает. А в данном конкретном
случае, который имеем мы перед глазами... я говорю сейчас о деспотичной его
власти...
человек этот убивает. Он убивает, сударь. Идет войной на другие народы.
Клянусь кровью пречистой девы, бедная наша планетка больше страдает от
опрометчивых действий какого-нибудь разочарованного эгоиста, чем от
природных... и сверхъестественных... катаклизмов. Да возьмем, сударь, хотя
бы историю вашей церкви. По-моему, она вполне может служить иллюстрацией к
только что высказанному мною мнению, разве нет? Слишком часто мы попадаем
во власть безрассудных детей, которые в гневе крушат королевства, как будто
ломают игрушки. Ежедневно приказами их тысячи человек отправляют на
смерть,-так капризные выродки расшвыривают своих кукол!-В запале я,
кажется, хватил лишку и вместо того, чтоб сим закончить дискуссию, по
глупости вызвал ответную реплику.
- Те, что чтят Господа нашего, так не поступят,-назидательно проговорил
наш святой отец из Прованса.
Я выдавил краткий смешок.
- В таком случае, сударь, выходит, сам Папа не почитает Господа. Я не
хочу умалить вашу Веру, святой отец, но все, к чему призвана церковь ваша,
состоит исключительно в предоставлении высшего оправдания деяниям, подобным
деяниям Робеспьера, явленным часто с тою же театральною драматичностью и
свершенным с тем же жестоким самообладанием диктаторства. Ришелье был ли
менее виноват, чем Робеспьер?
Гугеноты так не считают. А ведь кардинал тоже действовал, как утверждал
он, на благо Франции.
Святой отец покачал головой.
- Ты познал много страданий, сын мой.
Тут я возмутился.
- Сударь, я вам не сын. Ваш выбор слов предполагает некую власть надо
мною, коей вы не обладаете.-Похоже, благоприобретенный мой радикализм будет
не так уж легко подавить, как мне представлялось сначала.
Поскольку жалкая его вкрадчивость не произвела на меня желанного эффекта,
священник тут же обиженно надулся.
- Опыт ваш, сударь, так ничему вас и не научил.-Он поднялся из-за стола,
сделал знак юному брату идти за ним и, прошелестев по полу сутаной,
удалился почивать, разочарованный в ожиданиях своих найти во мне
раскаявшегося грешника, преисполненного благодарности и послушания.
Инцидент сей весьма позабавил двух наемников. Они даже вызвались
выставить мне за свой счет вина. Поскольку они остались единственной здесь
компанией, которую я находил более-менее подходящей, я принял любезное их
приглашение и согрел себя содержимым отданного в распоряжение мое кувшина с
вином. Младший из солдат,-звали его Бамбош,-слегка заикался. Впрочем, сей
недостаток не слишком его тяготил. Он даже забавно его подчеркивал, тем
самым как бы подшучивая над собою; приятная его мордашка принадлежала к
тому типу лиц, которые, как говорится, хранят своего обладателя от петли.
Он сообщил мне, что вступил в прусскую армию, чтобы отомстить за брата,
казненного Революцией. (Бамбош старший служил в Швейцарской Гвардии, в
личной охране Людовика.) Солдат постарше,-приземистый, крепко сбитый
мужчина, лишенный всякой фантазии,-производил впечатление отпетого негодяя,
вероятно, из-за короткой своей стрижки и из-за многочисленных шрамов,
покрывающих все участки открытой кожи. Он сказал мне, что, хотя он и
находит французских крестьян отвратительными, женщины их вполне даже
привлекательны, так что ему лично лучше уж где-нибудь драться, чем просто
так сидеть дома, где и мужчины, и женщины одинаково неприглядны. Он
попробовал как-то заняться земледелием в одном местечке под Женевой, но
занятие это вскоре ему прискучило. Работа-то, в общем, не трудная,-объяснял
он,-усилий особых не требует, но времени отнимает много; досуг выдается
нечасто, да и круг общения ограничен,-выбирать просто не из чего. Звали его
Ольрик фон Альтдорф. Он был мушкетером. Ткнув пальцем в угол6 где стояло
три зачехленных ружья, он сообщил, что все они "англицкие", от самого
Бейкера из Лондона, и прицел у них верный, замечательный просто прицел,
хотя "изгиб" не такой широкий, как у некоторых других ружей Бейкера. То,
что выигрываешь в дальности, теряешь в меткости.
- Но если бой вести с дальнего расстояния, одно ружье это стоит целого
отряда бойцов.
Политикой не интересовался он вовсе, но по оружию холодному и стрелковому
прочел мне целую лекцию. Я очень устал за прошедший день и случал его в
пол-уха, а фон Альтдорф, похоже, оседлал своего конька и объехал на нем
полмира, детально расписывая мне по странам качество местной стали и
мастерство тамошних оружейников. Наконец, напившись пьяным, я был готов
отойти ко сну. Два моих собутыльника охотно вызвались помочь мне подняться



по лестнице на чердак, где стояли в ряд раскладные койки. На них-то мы и
свалились, предприняв разве что самые жалкие попытки разоблачиться. К
счастью, новые друзья мои были не слишком уж привередливы, и воняло от них
не хуже, чем от меня самого. Мне снились сны о погоне, о древних каких-то
чудовищах, которые с яростным рыком рвались из глубоких подземных пещер, об
изумительной свежести, вдруг разлившейся в воздухе и преисполнившей все мое
существо несказанною радостью, об огне ада и Сатане,-в зеленом, как море,
плаще и с изысканным шейным платком,-он выуживал из житейского океана
невинных, подцепив их крючком за молящие губы, и с деловитым апломбом
швырял их в пышущие жаром печи. Я проснулся в поту, а потом,-отнесши
кошмары сии на счет дурной, прямо скажем, компании и дрянного вина, заснул
снова, и на этот раз мне приснилось, что я ищу по каким-то тоннелям в скале
источник той самой чудесной свежести, каковая привиделась мне в предыдущем
сне.
Утром, пока все мы трое умывались в одной лохани, я расспросил
мушкетеров,-поскольку вскорости мне предстояло проехать по этой
стране,-известно ли им, каково сейчас положение в Богемии. Ничего
вразумительного я в ответ не услышал. Герр Ольрик сказал только, что
Австрия, по общему мнению, проявила себя как беспечный хозяин, и в
результате Богемия фактически управляется сама собою.
- Но если вы, сударь, во всех этих державах гость нежеланный,- заключил
он,-тогда вам всего лучше ехать в Венецию.
В рекомендации этой он был непреклонен. Республика Венеры хоть и слишком
строга в определенных своих законах, тем не менее, не станет карать
искренне раскаявшегося в заблуждениях своих экс-революционера. С
благодарной улыбкою я признался ему, что итальянский мой слаб, а
латинский-немногим лучше. Больше всего меня беспокоило, чтобы они не
узнали, куда я направляюсь на самом деле, и не выдали бы по небрежности
информацию эту моим преследователям.
- Я имею намерение разбогатеть,-доверительно сообщил я Ольрику. Всю жизнь
я был бедным солдатом. И вот решился открыть свое дело в Праге, где почти
все влиятельные персоны говорят на родном мне немецком.
- Ну и ладно,-задумчиво проговорил Ольрик.-Мне довелось и в Венеции
послужить, и в Праге. У последней, скажу я вам, только два преимущества:
ближе к Берлину и улицы там посуше.-Эта незамысловатая шутка привела
Бамбоша в неподдельный восторг, который он выразил тем, что облил нас всех
водой.-И шлюхи в Праге милей в обхождении,-добавил герр Ольрик,-если уж не
милей на лицо. И дешевле, если мне память не изменяет, хотя я не из тех
мужчин, кому приходится прибегать к серебру, дабы снискать благосклонность
дам.
Придержав при себе замечание о том, что, поскольку мужчины все без
исключения заявляют то же самое о себе, то удивительно, как же тогда бедным
шлюхам удается сводить концы с концами (кроме того, я всегда предпочитал
упоминать в разговорах прекрасный пол в более вежливой форме), я уклонился
от дальнейшей беседы, сбрил насухую усы и облачился в то, что осталось у
меня самого лучшего: красный сюртук из китайки, жилет к нему, чуть
побледнее оттенком, оба-на аметистовых пуговицах, белые облегающие рейтузы,
которые подчеркивали рельеф каждой мышцы, сапоги из прекрасной оленьей
кожи,-а на голову водрузил парик, нуждавшийся, признаюсь, в основательном
подпудривании, но сохранивший еще следы старомодной лиловой пудры,-моей
любимой. Белье мое оказалось свежее, чем можно было надеяться после того,
как я второпях запихал его в сумки. С каким удовольствием застегнул я под
подбородком кружевной гофрированный воротничок!
Я снова стал денди,-достойным соперником в смысле изящества
Робеспьеру,-и, прикрепив еще сбоку саблю в приличных ножнах из роскошной
голубой кожи с золоченым тиснением, я сразу почувствовал себя уверенней.
Но, как только я преобразился подобным образом, солдаты мои как-то сразу
замкнулись, и дружелюбия их поубавилось. Я заговорщицки им подмигнул, имея
в виду успокоить их в том смысле, что я такой же, как они, пусть даже вид
мой теперь говорит об обратном. В конце концов, всякий ведь может
облачиться в платье джентльмена. Я язвительно шаркнул ногою, на что старший
оскалился, а мальчишка-заика завыл от восторга.
- Чтоб стать богатым, прежде всего надо вырядиться как
богач,-назидательно заметил я.-Впрочем, иную вдовицу, может быть, не
впечатляет богатство, но зато она станет частенько заглядываться на штаны
бедняка.
- Ага!-с одобрением воскликнул Ольрик.-Вы, стало быть, намереваетесь
жениться на деньгах?
- Только ради начального капитала.
Ольрик возложил свою красную лапу мясника на мое шелковое плечо.
- Тогда лучше Праги, брат, места тебе не найти.-Он отступил на шаг и
принялся обозревать меня, словно я был картиной в какой-нибудь галерее.-Эти
венецианские семьи...
в них уж слишком сильна приверженность своему клану, и они чересчур
разборчивы, куда и к кому переходит богатство посредством скрепления


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Соломатина Татьяна - Контурные карты для взрослых
Соломатина Татьяна
Контурные карты для взрослых


Каменистый Артем - Сердце мира
Каменистый Артем
Сердце мира


Бажанов Олег - Иванов.ru
Бажанов Олег
Иванов.ru


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека