Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- А своего старого фронтового знакомого Друбича ваш дед встретил раньше, чем состоялся бал у призрака?
- Разумеется, Ярослав. С этой встречи все и началось. Точнее, все началось с диадемы, которую обнаружил племянник старого графа Николай Глинский.
- Ваш дед встречался с оракулом?
- Да. встречался. Хотя пишет об этом крайне скупо. Вся эта история с призраками на него очень сильно подействовала. Потом, эта странная дуэль...
- Лейб-гвардеец поручик Друбич убил на той дуэли фон Дорна. Убил, а не ранил, Аркадий Семенович.
- Вы хотите сказать, что эта история с Глинским и императрицей происходила в действительности? И что фон Дорн и Друбич действительно дрались на дуэли?
- Да.
- Но откуда вы это узнали?
- От вас, Аркадий Семенович. Впрочем, в тот момент вы звались Терентием Филипповичем.
- Клянусь, Ярослав, я этого не знал. Нет ничего подобного в записках моего деда.
- Скорее всего, эти реальные воспоминания Терентия Филипповича Доренко-фон Дорна вложил в ваши уста оракул.
- Вы, следовательно, настаиваете, что настоящая фамилия моего деда была фон Дорн?
- Безусловно, и он был прямым потомком того самого фон Дорна, которого убил в восемнадцатом веке на дуэли мой предок поручик Друбич. Но, надо сказать, ваш дедушка расплатился с долгами и в двадцать седьмом году прошлого века отправил в мир иной бывшего офицера с той же ненавистной, надо полагать, всем фон Дорнам фамилией.
- Здесь вы правы, Ярослав,- кивнул Иванов.- Дед, правда, называет Друбича шпионом и контрой, но дело, конечно, не только в этом. Он не доверял Друбичу, боялся, что тот его обманет. Более того, он заподозрил, что Друбич и Глинский пытались его отравить. Ибо всех этих призраков воспринимал, как бред собственного, воспаленного отравой ума. О существовании диадемы он тогда и подумать не мог. Он следил за Друбичем и Глинским, рыскал за ними по лесу и даже подговорил каких-то бродяг на них напасть во время радения, устроенного экономкой Ефросиньей.
- Монголо-татары,- усмехнулся памятливый Кравчинский.
- Дед пишет просто о бродягах, которых Друбич с Глинским перестреляли из револьверов. А при чем здесь монголо-татары?
- Это, видимо, ошибка оракула или его ноу-хау,- пояснил Аполлон.- А вы разве не помните, как договаривались с этими печенегами?
- К сожалению, я многого не помню, господин Кравчинский. В частности, я очень хорошо помню, как Стеблов с Гришкой доставили вас во дворец, а дальше последовала вспышка и провал в памяти. Есть несколько моментов, которые я помню довольно отчетливо, но они слишком уж совпадают с тем, что я вычитал в воспоминаниях деда. В частности, я помню посещение оракула, убийство Ефросиньи и засаду, устроенную на вас, Кузнецов. Иногда ко мне словно бы возвращалась собственная память, и я пытался проанализировать ситуацию. Знаете, как это бывает во время ночного кошмара, вроде бы очнулся, обрел себя в реальности и вновь провалился в пучину сна.
- А чем закончилась ваша засада на поручика Друбича?
- Яркой вспышкой. Видимо вмешался оракул, как вы его называете.
- Нет, Аркадий Семенович, оракул здесь ни при чем,- отозвался Ярослав.- Это я застрелил Стеблова и Гришку, а вам проткнул горло шпагой.
- Правильно.- Иванов поднялся с кресла.- Ваше лицо, Кузнецов, я запомнил. Поэтому и был уверен, что диадема у вас.
- Очнувшись, вы позвонили Рябушкину и попросили нас задержать?
- Анатолий Сергеевич мой старый приятель.- Аркадий Семенович развел руками,- Надеюсь, он не доставил вам больших неудобств?
- Мы расстались мирно,- пожал плечами детектив.- Но я очень надеюсь, господин Иванов, что продолжения эта криминальная история иметь не будет?
- Разумеется нет, Ярослав! Войдите же в положение человека, пережившего чудовищный стресс. Кстати, а где же все-таки диадема?
- Я ее оставил там, в лесу, в укромном местечке. Верну я вам ее только при одном условии, Аркадий Семенович: вы должны помочь мне вытащить из века восемнадцатого Николая Ходулина и его родственницу Катюшу.
- Прямо скосу, задали вы мне задачку, Ярослав. Тут надо крепко подумать, чтобы не наломать дров. Этот оракул, надо признаться, произвел на меня очень сильное впечатление. Что он собой представляет, по-вашему?
- Мы полагаем, что это скорее всего компьютер. Разумеется, не наш. Не земной. А кто и зачем забросил его к нам, сказать трудно.
Иванов потер острый подбородок и вновь опустился в кресло. На лице его читалось сомнение. Ярослав верил этому человеку и не верил. Скорее всего тот все-таки кое-что утаил от своих собеседников. Похоже, у Аркадия Семеновича имеются свои планы в отношении оракула, и именно поэтому ему нужен ключ к инопланетной системе - диадема императрицы. Но в любом случае доверять Иванову нельзя. Коварный человек и явно себе на уме.
- Скажите, Аркадий Семенович, откуда вы узнали наши с Аполлоном имена и фамилии?
- От Ходулина, естественно. Он собирался вытащить вас на природу. Светлана его в этом поддерживала.
- А Ходулин знал о восстановленных дворцах?
- По-моему, нет. Светлана готовила для него сюрприз.
Тогда понятно, почему Колян так удивился, обнаружив роскошное строение там, где вчера еще были развалины. А за историю с самогонным аппаратом он ухватился скорее всего как за удобный повод вытащить своих друзей на природу в знойную летнюю пору из пыльного города. И, надо признать, ему это удалось. Впечатлений, почерпнутых в селе Горелово, поэту и детективу хватит надолго.
- Ну что ж, Аркадий Семенович, извините за неожиданный визит. И спасибо за информацию. Так я жду вашего звонка?
- Да, конечно. Я все обдумаю, Ярослав, и обязательно вам позвоню.
- И еще, господин Иванов, уймите своих "гэпэушников", у них после нечаянной смерти поехала крыша. Кстати, они были с вами у оракула?
- Нет, я проник туда один.
- Хоть в этом ребятам повезло,- усмехнулся Ярослав.- Счастливо оставаться, Аркадий Семенович.

Возвращались от Иванова все на том же, одолженном у Хлестова "форде". К счастью, финансист еще, видимо, не обнаружил пропажи. Во всяком случае, никто друзей не остановил и не обвинил в угоне автомобиля. Стеблов обиженно сопел, сидя рядом с детективом, кажется, он был недоволен характеристикой, выданной ему Ярославом в присутствии нанимателя.
- Ты держись от этого Иванова подальше,- посоветовал ему Кузнецов.- И от Светки Хлестовой тоже. Грядут события, и у тебя есть все шансы оказаться на скамье подсудимых за нечаянное убийство.
Конопатый Ярославу не поверил. Похоже, сведения, почерпнутые из разговора детектива с Ивановым, произвели на молодого человека очень сильное впечатление. И сейчас он усиленно шевелил извилинами, пытаясь согласовать собственные наблюдения в зоне отчуждения с только что полученной информацией. Отваливать в сторону он, кажется, не собирался. Наоборот, горел желанием урвать свой куш в деле весьма таинственном и прибыльном.
- Так этот клад все-таки существует? - спросил он у Ярослава.- Или это всего лишь плод разгоряченного воображения?
- Существует,- обнадежил его Аполлоша.- Но не для таких простофиль, как ты. Слушай, что тебе умные люди говорят, и проживешь жизнь долгую и счастливую.
"Лада" так и продолжала сиротливо стоять у самого крыльца ГУМа, не потревоженная ни хулиганами, ни работниками ГИБДД. Обрадованный тем, что не придется платить штраф, Кравчинский бросился к своей собственности и быстренько переправил ее в безопасное и не грозящее суровыми санкциями место. Ярослав настоятельно порекомендовал Стеблову вернуть "форд" владельцу и впредь противоправными действиями не заниматься. На этом друзья расстались с конопатым "чекистом". Ярослав пересел в многострадальную "Ладу" на свое законное место рядом с водителем. Аполлон горестно взирал на попорченное пулей лобовое стекло и сетовал на то, что забыл взять За него плату с вредителя или в крайнем случае с его нанимателя.
- Ну и что ты обо всем этом думаешь? - поинтересовался поэт у детектива, выруливая на оживленную магистраль.
- Бред,- вздохнул Ярослав.- Но в любом случае нам надо извлекать из этого бреда Коляна с Катюшей.
- Пока император жив,- вздохнул Аполлон,- граф Глинский так и будет сидеть в своем поместье.
- Но какого черта?! - возмутился Ярослав.- Какая-то железка играет людьми словно марионетками.
- Не железка, а искусственный разум,- поправил Кузнецова Кравчинский.- В этом весь фокус. Раз программа требует устранения императора для дальнейшего развития сюжета, то, будь добр, выполни это условие.
Ярослав удивленно посмотрел на приятеля - неужели и этот свихнулся от впечатлений? Не хватало еще, чтобы и Кравчинский начал мочить людей направо и налево по желанию инопланетного оракула. А как же гуманизм и права человека?
- Не надо путать жизнь с игрою,- усмехнулся Аполлон.- Между прочим, я большой любитель компьютерных игр - надо же мне как-то выплескивать свойственную людям агрессивность. Вот я и выплескиваю ее в виртуальном пространстве.
- Что ты предлагаешь?
- Я предлагаю похитить Хлестова, отвезти его в Горелово и там убить. Можно ударом шпаги, можно выстрелом из пистолета. В крайнем случае - забить канделябрами.
- Ты, вообще-то, в своем уме?!
- Если мы с тобой не пристукнем императора в мире виртуальном, императрица его убьет в мире реальном. Элементарно наймет киллера и убьет. И виноват в этом будешь ты, Ярила. Я же тебе сказал, что оракул запрограммировал Светку на убийство, хотя, не исключаю, что ее и программировать не пришлось. Среди баб попадаются, надо сказать, редкостные стервы. И тому есть исторические примеры.
- Ты на Екатерину Великую намекаешь, что ли?
- А почему Екатерине можно, а Светлане нельзя? Тут ведь важно, чтобы под рукой вовремя оказался граф Орлов с канделябром. А для Хлестова эта виртуальная смерть окажется спасением. Чего ты боишься, в конце концов? Ты застрелил Ваньку Каина, ты застрелил "гэпэушников", а фон Дорна и вовсе проткнул шпагой, но, между прочим, все они живехоньки и очень неплохо себя чувствуют. То же самое будет с Хлестовым, уверяю тебя. Ибо в компьютерной программе он уже числится как император с вполне определенной судьбой.
Пораскинув мозгами, Ярослав пришел к выводу, что в предложении поэта имеется зерно здравого смысла. Зерно малюсенькое, но не исключено, что оно прорастет и вымахает в большое дерево, на котором Кузнецова с Кравчинским, чего доброго, повесят в полном соответствии с программой, заложенной инопланетными придурками в свой компьютер.
Размышления Ярослава прервала музыка, заигравшая в кармане джинсов. Детектив извлек из кармана мобильник и приложил к уху. Голос Хлестова прямо-таки вибрировал от возбуждения. Из местами бессвязной речи Кузнецов понял, что на финансиста совершено покушение.
- Сейчас буду,- коротко бросил Ярослав в трубку и отключился.
- Началось? -опросил насмешливо Кравчинский.
- Рули к офису,- вздохнул детектив.
В офисе царило смятение, во всяком случае, на секретарше средних лет прямо-таки лица не было, до того она была расстроена происшествием с дорогим шефом. Сам Хлестов полулежал в кресле, с перевязанной окровавленным бинтом головой и пил из хрустального стакана минеральную воду. Рука, державшая стакан, заметно дрожала. Бегло осмотрев пострадавшего, детектив пришел к выводу, что ничего фатального не произошло, и рана на голове, скорее всего, не смертельна.
- Стреляли? - спросил Кравчинский у стоявшего в сторонке молодого человека с квадратной челюстью, выполнявшего при финансисте роль то ли охранника, то ли секретаря.
- Кусок кладки упал прямо на нас,- вздохнул охранник.- Еще бы немного вправо, и конец нам обоим.
Как выяснилось из дальнейших расспросов, Петр Васильевич Хлестов после разговора с детективом отправился на строящийся объект с плановой проверкой. В предостережения доброхота он не поверил, но охранника с собой все-таки прихватил. Здраво рассудив, что береженого бог бережет. Увы, даже опытный охранник иной раз не в силах защитить шефа от грозящих неприятностей. Конечно, произошедшее могло быть случайностью. Чрезвычайные ситуации на наших стройплощадках пока еще не редкость. С другой стороны, крайне редко бывает, чтобы в таких прискорбных происшествиях пострадало высокое проверяющее лицо. В конце концов, прорабы у нас очень хорошо знают, куда можно водить начальство, а куда нет. Обрушение кладки на голову шефа - это такой моветон, который ни в какие писаные и неписаные законы не лезет.
- Каску надо было надеть,- запоздало посоветовал Хлестову Кравчинский.- Что ж вы технику безопасности нарушаете!
- Кто ж знал,- простонал травмированный финансист,- Я под этой стеной в десятый раз проходил.
Идеальный способ убийства. Кирпич свалился на голову - что тут поделаешь, все под богом ходим. Ну не повезло мужику. Это вам не желудочные колики. Тут алиби у всех железобетонное. Скорее всего наказали бы прораба. В административном порядке. Как не обеспечившего и недосмотревшего. Но злой умысел в данном случае доказать было бы весьма и весьма сложно, тем более что никаких подозрительных лиц ни на стройке, ни вокруг нее обнаружено не было.
- А кто знал о вашей поездке на объект?
- Все знали, я из этого тайны не делал. Я там чуть не каждый день бываю.
- В милицию заявляли?



- А что милиция?! - раздраженно вскинулся Хлестов и тут же сморщился от боли.- Походили, посмотрели... Для них если трупа нет, то нет и преступления. Отругали прораба и все. Разумеется, ни про Светку, ни про вас я им ничего не говорил. Доказательств-то никаких, а в семейные дрязги прокуратура вмешиваться не станет.
Видимо, удар по голове, пришедшийся, впрочем, вскользь, не отразился на умственных способностях господина Хлестова, и рассуждал тот пока что вполне здраво. А Ярослав пребывал в затруднении. Зловещие пророчества Кравчинского стали сбываться неожиданно быстро. Детективу очень бы хотелось верить, что происшествие с Хлестовым - это всего лишь несчастный случай, но вот дать гарантии, что подобные случаи не станут повторяться, он, к сожалению, не мог.
- Если не возражаете, Петр Васильевич, я могу поговорить с вашей супругой. Но в любом случае, я бы на вашем месте уладил все формальности с помощью юристов. Иначе все это может скверно для вас закончиться.
От травмированного и физически, и психически финансиста друзья отправились прямиком к его супруге. Ярославу не терпелось познакомиться с женщиной, которую он знал как императрицу, и на месте оценить, способна ли она на шаги решительные и противоправные. Кравчинский для себя уже все решил, он нисколько не сомневался, что покушение на Хлестова совершила именно его супруга, и если ее не остановить в самом начале пути, то она непременно доведет свой преступный замысел до логического конца. Надо признать, что кое-какие основания так думать у Аполлона были. Но Ярослав как профессиональный сыщик и юрист с незаконченным высшим образованием не мог себе позволить роскошь доверять версиям, неподкрепленными фактами.
Супруга финансиста жила отнюдь не в пошлой бедности. Дом, где располагалась ее квартира, был одним из наиболее престижных и. естественно, самым дорогим для проживания. Хлестов, судя по всему, не жалел денег для строительства семейного гнезда. Но, увы, семейная жизнь у пары явно не сложилась, и теперь Светлане и Петру настало время расстаться. К сожалению, далеко не все способны разойтись мирно, не создавая при этом проблем как друг для друга, так и для окружающих.
- Не женись, Ярослав, тогда и разводиться не придется,- выдал Аполлоша другу выстраданную рекомендацию.
Сам поэт умудрился жениться еще в двадцать лет, прожил в супружестве неполный год и очень жалел потом, что не родился гомосексуалистом. По его мнению, женщины прекрасны издали, хороши бывают в постели, но во всем остальном их достоинства сильно преувеличены мужьями-подкаблучниками, не знающими чем еще угодить своим женам-ведьмам. Свою теорию Аполлон окрестил "антибабизмом" и очень надеялся когда-нибудь оформить ее в философский трактат и издать по меньшей мере сорокамиллионным тиражом.
- Чтобы всем дуракам хватило,- объяснил он свой глобальный замысел Ярославу.
В престижный дом друзей пустили не сразу, чуть не полчаса промытарив у дверей подъезда. Но наконец добро от хозяйки искомой квартиры было получено, и детектив с поэтом уныло побрели по лестнице на шестой этаж. Лифт в этом доме был, но почему-то не работал. Видимо, работники соответствующих коммунальных служб считали, что престиж престижем, а совесть тоже надо иметь. В конце концов - не баре.

Светлана Алексеевна дверь открыла сама, и с полминуты пристально изучала своих гостей.
- Где-то я вас видела,- сказала она вместо приветствия и жестом пригласила поэта и детектива войти.
- Граф Калиостро,- представился Кравчинский,- может, слышали? А это лейб-гвардии поручик Друбич, тоже весьма известная в Санкт-Петербурге личность с авантюрными наклонностями. Мы к вам от его сиятельства графа Глинского прибыли с поручением.
- Шутники,- холодно улыбнулась Светлана Алексеевна.- Кофе? Чай? Коньяк?
- Минеральной воды, пожалуйста,- попросил Калиостро.- Духота в карете страшная. А кондиционер в ней не предусмотрен проектировщиками.
Светлана Хлестова, на первый, хотя и придирчивый взгляд выглядела моложе "императрицы". Во всяком случае, в данный момент Ярослав не дал бы ей больше тридцати. Безусловно, супруга финансиста была красивой женщиной, но ничего рокового, а уж тем более злодейского детектив в ней не приметил. Вполне обычная женщина, со вкусом одетая и хорошо причесанная. Похоже, Светлана Алексеевна готовилась к выходу, а поэт с детективом помешали ее планам на этот вечер.
- Вы в курсе, что ваш супруг сегодня подвергся нападению? - спросил Ярослав, присаживаясь в кресло.
- К сожалению, большого ущерба ему не причинили,- дополнил товарища Кравчинский.- Или к счастью?
Светлана Алексеевна на провокационный вопрос Аполлона не ответила и лишь откинулась на спинку стула, закинув при этом ногу на ногу. Ноги были красивые, это Ярослав отметил сразу, а вот выражение лица было откровенно злым. Судя по всему, Хлестову не очень огорчила случившаяся с мужем неприятность, и она не собиралась скрывать свои чувства от гостей.
- Это он вас прислал?
- Мы были у вашего мужа,- кивнул Ярослав.- И мне показалось, что Петр Васильевич согласен расстаться с вами полюбовно.
- Пусть подпишет бумаги и катится на все четыре стороны,- зло отозвалась Хлестова.- И дворцы, и земельные участки принадлежат мне по праву, и я не собираюсь их терять.
- Вы имеете в виду дворцы у села Горелово?
- Разумеется. Я восстановила их на свои средства, и с его стороны просто свинство претендовать хотя бы на кирпич, вложенный туда.
Сказать, что все в словах Светланы Алексеевны было правдой, Кузнецов бы не решился, ибо знал об истории восстановления дворцов несколько больше, чем полагала Хлестова. Но в любом случае "императрица" была права в своей обиде на финансиста, Петр Васильевич, по его же собственным словам, вложил в эти загадочные сооружения сущие крохи. Тогда тем более непонятно, почему он вдруг заартачился? Решил досадить нелюбимой жене накануне развода? Чтобы запомнила на всю оставшуюся жизнь? Но в этом случае, следует признать, что Хлестов очень плохо знает свою дражайшую половину, уж эта точно свое из чужого горла вырвет и не поморщится.
- Все-таки где-то я вас видела...- нахмурилась Светлана Алексеевна, раскуривая тонкую сигарету.
- Мы старые друзья Николая Ходулина,- пояснил ей Кравчинский.
- Ах да, конечно.- Хлестова приложила длинные наманикюренные пальчики ко лбу.- Совсем из головы вылетело. Вы детектив, а вы поэт?
- А как вы догадались, что не наоборот? - заинтересовался Кравчинский.
- Так я ведь не первый год замужем,- засмеялась Светлана.
Ярослава так и подмывало спросить, что "императрица" помнит из недавних приключений у Горелова, но он не стал торопиться. По всему было видно, что помнит она далеко не все, а возможно вообще ничего. Во всяком случае, графа Калиостро и поручика Друбича она не узнала. И даже, кажется, не вспомнила их имен. Удивительного в этом ничего не было. Никто из нас своих снов долго не помнит, многие их забывают, едва открыв глаза, и в этом ряду Светлана Хлестова не была счастливым исключением.
- Мне показалось из разговора с вашим мужем, что он имеет смутное представление об этих спорных дворцах. Чем вы объясняете его упрямство?
- Ревностью,- сказала, как отрезала, Светлана Алексеевна,- и глупостью. Согласитесь, разумные люди так себя не ведут даже при разводе.
- А может, на эти дворцы нашелся покупатель, предложивший вашему мужу настолько приличную сумму, что он не смог от нее отказаться?
Светлана Алексеевна бросила на Кузнецова возмущенный взгляд, словно детектив и был тем человеком, что вздумал поломать ее далеко идущие планы. Дурочкой эта женщина не была, следовательно, она не могла не понимать, что вокруг дворцов не все чисто. Когда на пустом месте буквально за считанные дни возникает нечто, оцениваемое незаинтересованными людьми в десятки миллионов долларов, то у любого, даже очень легкомысленного человека неизбежно возникает вопрос - а кто тот волшебник, что все это создал? Любопытно было бы узнать, как Хлестова не для других, а для себя ответила на этот вопрос.
- Вы кого-то конкретно имеете в виду?
- Возможно. Меня, собственно, в этой связи интересует только один человек, вам хорошо знакомый - Иванов Аркадий Семенович. Это ведь он продал вам по дешевке диадему?
- Скотина! - выдохнула вместе с дымом Светлана Алексеевна.
- Вы Иванова имеете в виду?
- Нет, мужа. С Аркадием мне уже давно все ясно. Он пытался использовать меня для своих целей, но не на ту напал. Дворцы будут моими. И оракул тоже.
- Вы что, собрались властвовать над миром? - с усмешкой спросил Аполлон.
- Прежде всего я хочу властвовать над своей судьбой,- серьезно отозвалась Хлестова.- Я не настолько глупа, чтобы не понять открывающихся перспектив. А что касается власти над миром, то почему бы и нет. Это будет грандиозное шоу! Мир ничего подобного еще не знал. Это почище наркотиков, можете мне поверить.
- Мы вам верим, Светлана Алексеевна.- Ярослав ласково улыбнулся.- Тем более верим, что нам с Аполлоном довелось поучаствовать в этом вашем шоу. Есть только одна закавыка, способная помешать осуществлению ваших планов. Как мы успели заметить, большинство людей просто не помнит, что с ними происходило в зоне отчуждения. Скажем, мы с господином Кравчинским участвовали практически во всех ваших приключениях, а вы нас не узнали.
- Но почему же,- возразила Светлана.- Я помню, что к оракулу со мной ходили трое мужчин и две женщины: граф Глинский, поручик Друбич, какой-то приблудный иностранец, Ефросинья и Катюша Глинская.
Детектив с поэтом переглянулись. "Императрица" с поразительной точностью перечислила всех участников комедии. Но тогда, выходит, врали другие. Тот же Ванька Митрофанов или Стеблов, например?
- Они не врали,- снисходительно пояснила Хлестова.- Просто далеко не каждый станет излагать посторонним виденный сон. Многих пережитое пугает, и они пытаются все поскорее забыть.
Очень может быть. Ярославу пришло в голову, что Митрофанов их, мягко говоря, обманул. Рассказав во всех подробностях о своей встрече с императрицей, он утаил о своих же похождениях в образе Ваньки Каина. И не потому ли утаил, что боялся ответственности за совершенные злодеяния? Конечно, все эти люди понимали, что столкнулись с чем-то непонятным и выходящим за рамки реального мира, а потому и вели себя сообразно обстоятельствам и собственному разумению. Кто-то считал, что столкнулся в лице оракула с высшей силой, кто-то полагал, что просто допился до чертиков. Но в любом случае они не спешили делиться своими впечатлениями с первыми встречными, справедливо полагая, что им не поверят, и это еще в лучшем случае, в худшем же просто отправят на принудительное лечение в соответствующее медицинское учреждение. И только Светлана Алексеевна своим практичным умом додумалась до того, как использовать в целях личного обогащения нежданно свалившийся на нее небесный дар.
- Скажите, Светлана, будучи императрицей, вы ощущали себя еще и гражданкой Хлестовой, или перевоплощение было полным?
- Нет, я была только императрицей и получила от этого совершенно невероятный кайф. А что, с вами было по-иному?
- В том-то и дело, Светлана, что мы с Аполлоном так и остались сами собой, хотя в глазах других людей сделались в ту ночь Друбичем и Калиостро.
- Но почему? - несказанно удивилась Хлестова.
- Аполлон полагает, что у нас с ним не было цели. И оракулу мы были неинтересны. А у вас цель имелась. Вам нужны были дворцы и власть. Оракул прокрутил имевшиеся в его распоряжении различные сюжеты и подобрал для вас самый подходящий на его взгляд. Только и всего, Светлана. Оракул не предсказывает ваше будущее, как вы вообразили, он просто выбирает из имеющихся в его памяти вариантов самый подходящий. По сути это всего лишь компьютер, а не предсказатель и уж тем более не волшебник, способный изменить человеческую судьбу. За совершенные по его подсказке деяния вам придется отвечать перед законом и своей совестью, ибо эта чертова машина имеет весьма смутные представления о морали.
- Справедливости ради надо заметить,- вмешался в разговор Кравчинский, доселе лениво потягивавший минеральную воду,- что в зоне отчуждения смерти нет. То есть все убитые там люди воскресают.
- Вы в этом уверены? - нахмурилась Хлестова.
- Абсолютно. Мой приятель поручик Друбич порешил там уйму народу, но все они, к счастью, живы-здоровы. В игре нет смерти, Светлана. Боюсь, что наш оракул даже не знает, что это такое. К сожалению, реальная жизнь устроена иначе. Здесь умирают всерьез. Мы, собственно, имеем в виду вашего мужа. Вас посадят, Светлана. То, что дозволено Юпитеру, не дозволено быку. А уж тем более - корове, прошу прощения за вольность. Но это просто для того, чтобы вам стал понятнее расклад. После смерти Петра Васильевича Хлестова вами вплотную займется прокуратура, ибо в глазах ее следователей вы не императрица, Светлана, вы всего лишь рядовая гражданка Российской Федерации с ее скучными законами, ограничивающими частную инициативу по отстрелу мужей. Бывают случаи, когда просто опасно доверять оракулам, а у вас ведь, кажется, были и другие советчики. Я, собственно, имею в виду Аркадия Семеновича Иванова.
- Скотина,- вновь повторила Светлана уже однажды слышанное друзьями слово, но теперь оно явно не относилось к мужу.
Будучи женщиной далеко не глупой, Хлестова мгновенно просчитала дальнейший ход событий, вовсе не совпадавший с вариантом, предложенным ей оракулом. У Светланы Алексеевны были все шансы оказаться на нарах по обвинению в убийстве, а в роли разоблачителя ее нехороших дел выступил бы Аркадий Семенович. Ссылки на пророчества оракула наш самый гуманный в мире суд, естественно, не принял бы, рассказы о зоне отчуждения в лучшем случае посчитал бы выдумкой.
- У нас к вам предложение, Светлана,- доверительно наклонился к Хлестовой Аполлон,- мы поможем вам устранить вашего мужа, но происходить все это должно в зоне отчуждения, под присмотром нашего замечательного оракула.
- Вы что, профессиональные киллеры? - не сразу поняла ход мыслей поэта Хлестова.
- Ну зачем же так грубо,- поморщился Аполлон.- В нашей российской реальности мы с Ярославом добропорядочные граждане. Иное дело - зона отчуждения. Там мы авантюристы, склонные к насилию. Вам ведь нужно отречение императора, а эти упрямые господа если и отрекаются от престола, то лишь под грубым нажимом. Ваш супруг не показался мне титаном. Словом, при виде обнаженных шпаг ваших гвардейцев он поставит свою подпись под любым документом. И ваши дворцы останутся при вас. После этого его можно будет убить там же, во дворце. Задушить шарфами, скажем, или забить канделябрами. Для профилактики. Поверьте, он вас еще и благодарить станет. А у вас совесть будет чиста. Ибо умерший в зоне отчуждения "император" здесь у нас, в Российской Федерации, воскреснет как незаурядный финансист.
Светлана Алексеевна засмеялась. Смех был добродушным, но в нем слышались и нотки злорадства. Видимо, разногласия в этом браке достигли такого накала, когда влюбленные голубки готовы друг друга на куски порвать не только в переносном смысле. Во всяком случае, не приходилось сомневаться, что Светлана своего мужа ненавидит до такой степени, что готова на многое, если не на все. Если бы на ее пути не встретился оракул, далеко еще не факт, что она сама бы не додумалась до довольно примитивной мысли о наказании проштрафившегося мужа. Очень может быть, что она потом бы раскаялась в содеянном, но, похоже, Хлестова принадлежала к числу тех сильных и эмоциональных натур, которые сначала действуют, а уж потом думают, что же они натворили. Надо отдать должное Аполлону, он предложил прямо-таки идеальный план для разрешения возникшей коллизии, когда и волки (в смысле волчица) сыты и овцы (в смысле козел) целы.
- И какую плату вы потребуете за свою помощь? - серьезно спросила практичная Хлестова.
- Мы с детективом люди почти бескорыстные. Иное дело граф Калиостро и поручик Друбич. К тому же, если берешься играть в какую-то игру, то следует соблюдать ее правила. Думаю, вашему величеству следует произвести Друбича в полковники, графу Калиостро презентовать в дар какой-нибудь бриллиант чистой воды. Все-таки, согласитесь, устранение императора требует от заговорщиков немалых усилий.
- Договорились,- легко согласилась "императрица".
- Нам потребуется автомобиль. Моя "Лада" слишком примелькалась недружелюбно настроенным к нам людям. К тому же старушка может нас подвести в самый неподходящий момент.
- Нет проблем.- Хлестова достала из сумочки ключи к бросила их Кравчинскому.- Мой "мерседес" стоит у подъезда.
- В таком случае, ваше величество, мы ждем вас сегодня ночью во дворце графа Глинского.
Конечно, это была авантюра. Причем чреватая осложнениями, о которых поэт, подрядившийся в заговорщики, даже и не подозревал. С другой стороны, иного способа вытащить Коляна и Катюшу, скорее всего, не существовало. К тому же друзья, безусловно, делали доброе дело, спасая жизнь видному финансисту, пусть даже и против его воли. На это обстоятельство и напирал Кравчинский, уговаривая призадумавшегося Ярослава. Светлана Хлестова женщина энергичная и, чего доброго, ухайдакает своего простофилю мужа раньше, чем вмешаются правоохранительные органы.
- Умри, чтобы воскреснуть - это наш принцип! - торжественно провозгласил Аполлон.- Не понимаю, какие тут могут быть сомнения.
Получив в управление "мерседес" вместо старой заслуженной лайбы, Кравчинский воспарил духом и готов был горы свернуть бампером чужого автомобиля, если они встретятся на его пути. Гор, как известно, на Среднерусской равнине нет, так что "мерседесу" с этой стороны, к счастью, ничего не грозило, иначе друзьям не хватило бы средств на его восстановление. А прижимистая Хлестова, надо полагать, не простила бы им порчи своей любимой собственности. Ярослав настоятельно рекомендовал поэту вести себя осмотрительней на дороге, ибо встреча с КамАЗом или КрАЗом ничего хорошего иномарке тоже не сулила. Аполлон совету внял и на всякий случай сбросил скорость.
- Ну и как ты собираешься похищать финансиста? - не без язвительности спросил у поэта детектив.- У Хлестова, между прочим, охрана, которая вот просто так, за здорово живешь, своего шефа не отдаст.
- Все будет сделано красиво, Ярила. Ты только не вмешивайся, переговоры с Петром Васильевичем буду вести я.
В красноречии своего друга Кузнецов не сомневался. Аполлоша способен заболтать кого угодно. Однако у детектива были большие сомнения, что напуганный утренним покушением Хлестов способен сегодня воспринимать даже самые убедительные аргументы и поддаваться на самые заманчивые посулы. Тем не менее финансист на встречу с парламентерами согласился. Разговор по мобильнику не занял много времени, и уже через десять минут друзья подруливали к знакомому офису. Похоже, даже физическая травма не смогла оторвать Петра Васильевича от дел, что, безусловно, характеризует его как человека ответственного. Впрочем, как вскоре выяснилось, рана оказалась куда менее опасной, чем это виделось поначалу. Речь, собственно, шла всего лишь о царапине на лбу да небольшом кровоподтеке на правой руке. Повязку с Хлестова уже сняли, а рану заклеили пластырем, что позитивно отразилось на его внешности и внутреннем состоянии. К Петру Васильевичу, похоже, вернулось утерянное было поутру спокойствие.
- Что вам сказала моя бывшая жена?
- Разумеется, она не созналась в покушении,- спокойно ответил Кравчинский, присаживаясь к столу,- да мы от нее этого не ждали. Зато нам удалось выяснить суть ее претензий к вам, уважаемый Петр Васильевич. Иными словами, ваша супруга предлагает мировую. Вы ей - два участка земли с развалинами дворцов, а она вам - большое спасибо и до свидания.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Верещагин Олег - Воля павших
Верещагин Олег
Воля павших


Володихин Дмитрий - История России в мелкий горошек
Володихин Дмитрий
История России в мелкий горошек


Афанасьев Роман - Оборотень
Афанасьев Роман
Оборотень


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека