Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Как оглоблей... Таким мечом!
- Дурень, - согласился Бернард гордо, - но зато какой здоровый! Все-таки это ж двуручный меч.
Я опустил взгляд на рукоять. Там еще немного места, но не на вторую ладонь, а так это, на два-три пальца.
- Ладно, - сказал Бернард. - Я знаю, что вы все думаете. Простолюдин с мечом! Но мы сами ему обещали. Он имеет право на любую находку. А что нарушение, так что-нибудь придумаем.
Ланзерот вскинул бровь, она красиво изогнулась. Он сказал только одно слово, но значило оно очень много.
- Мы?
Бернард подбросил в костер веток, развел руками.
- Ланзерот, ты знаешь, я сам хотел парня оставить в ближайшем селе. Но сейчас...
Ланзерот брезгливо поморщился.
- Что? Пророческий сон?.. Не по-мужски верить в сны. Иной раз совпадает, но чаще ведет в трясину. Мужчина должен смотреть правде в глаза.
Бернард покачал головой.
- Ты как хочешь, но я попрошу принцессу рассудить. Я бы Дика взял с собой. Правда, погибнет через недельку-другую, но грех не попользоваться его возможностями.
Принцесса смотрела внимательно. В ее чистых глазах была такая душевная доброта, что у меня снова защемило сердце, страстно захотелось опуститься на колени - нет, упасть с размаха и преданно смотреть в ее лицо снизу вверх, смотреть с рабским обожанием.
- Как ты узнал, что там меч?
- Мне просто снилось, - ответил я торопливо. - Просто снилось!.. А когда сегодня я увидел вот те сосны, я подумал, только подумал, хоть это и смешно, что я там... ну там то, что я видел, когда летал...
Асмер сказал саркастически:
- Ах, он летал!
- И все совпало? - спросила принцесса серьезно.
- Нет, - признался я.
- А что не так?
- Неподалеку было дерево, - ответил я. - Я рассмотрел хорошо! Огромное, с черными растопыренными ветвями.
- Мертвое? - спросила принцесса. - Могло рассыпаться в труху.
Ее глаза блестели, ей явно очень хотелось верить в мой сон. Я покосился на высокомерного Ланзерота, хмурого Бернарда, вздохнул, развел руками:
- Мертвое, без листьев, но крепкое, хоть и с отвалившейся корой. Ствол блестящий, без единого дупла. Такое не скоро станет трухой.
Ланзерот смотрел все так же холодно, Бернард чуть наклонил голову. Принцесса сказала порывисто:
- Да, это сон. А что не все в нем совпало, так это же вещий сон! Господь наш насылает дивные сны своим созданиям, дабы мы постигали его... Его дивные Деяния и замыслы...
Она запнулась. Бернард крякнул, сглаживая неловкость, прорычал:
- А значит. Дик волен ехать с нами. Он предупрежден, что в нашем мире опасность ждет его на каждом шагу.
Мне было неловко за свой меч перед Ланзеротом, перед Бернардом и Рудольфом, даже перед Асмером, тя Асмер предпочитал любому оружию лук, из которого он пускал стрелы с ужасающей скоростью и точностью.
Я отошел за кусты, кони поблизости щипали траву. На меня посмотрели с удивлением: с какой стати мол, человек тащит из ножен меч, да еще с такой осторожностью, когда его надо выхватывать быстро, в ярости, с бешеным криком...
Мои пальцы вспотели от волнения. Меч выходил из ножен дивный, неземной, словно бы скованный из неведомого металла. Конечно, это железо, но я-то знаю, как всякие присадки меняют свойства железа до неузнаваемости, ведь чугун - тоже железо, как и высокоуглеродистая сталь, что режет обычное железо, словно траву...
За спиной треснула ветка. Я в испуге оглянулся. В двух шагах стоял Бернард, в руке - прутик. Краска стыда залила мое лицо. Огромный Бернард подошел совершенно бесшумно, а веточку явно сломал намеренно.
- Прекрасный меч, - прогремел он низким голосом. - Ты не трусь, Дик. Не лезь на рожон, но и не стелись. Это твой меч по праву. Даже король не отни мет у тебя этот меч. Тем более никто из нас.
Я прошептал:
- Спасибо, Бернард. Ты все понял.
- Конечно. Но ты не стелись.
- Да, спасибо.
- Но и не задирай нос, - сказал он строго. - А ты странный какой-то. Нет, даже не тем, что во сне.... слыхал, колдуны так умеют. Ты странный, что иногда ведешь себя, как будто ты переодетый король, а потом ты простолюднее самого что ни есть простолюдина...
Я сказал упавшим голосом:
- Ну, ты ж знаешь... В каждой деревне свои обычаи. Но мне в самом деле неловко, что такой меч у меня, а не у тебя или Рудольфа. Даже у Ланзерота, мне кажется, не такой...
Бернард протянул руку, я вложил в нее меч. Заходящее солнце играло на лезвии, иногда по нему пробегали волнистые оранжевые молнии, на кратчайшие мгновения возникал странный узор, даже чудились знаки, и снова лезвие вспыхивает от рукояти до кончика, как огненный факел...
- Это дивный меч, - произнес Бернард тихо. - Только у Галахада такой же...
- Кто такой Галахад?
Голос Бернарда стал еще ниже:
- Земля еще не рожала рыцаря такой мощи и отваги, как сэр Галахад. Он был сильнейшим рыцарем как в Срединных королевствах, так и на Пограничных землях. Его отвагу и превосходство признавали даже Черные силы, что вовсе дивно, ибо они никогда не признают наших ценностей...
- Значит, он в самом деле стоил того, - сказал я. - А где он?
- Сгинул лет пять тому, - ответил Бернард сурово. - Но никто даже не скажет, где. Такова мужская доля, Дик! Мы можем сложить головы не только в славной битве, хотя этого очень бы хотелось.
- Он воевал один?
- Да, Дик, а как иначе? Не было таких, кто мог быть с ним рядом. Эх, был бы Галахад жив, вся эта война с Тьмой могла бы выглядеть иначе... Ладно, потрудись здесь, но далеко не отлучайся! Даже с такими мечами гибнут, как видишь.






Глава 10

Утром, когда запрягали волов, Бернард уже в кольчуге и доспехах подошел ко мне и сказал негромко:
- Слушай, тебе не больно верят, но я человек, которому надо довезти то, что везем. А для этого я ухвачусь за любую соломинку. Ты тоже эта... соломинка.
Я сказал с готовностью:
- Приказывай! Ты всегда заступался за меня.
- Ты того... смотри эти сны, - сказал Бернард сердито. - Смотри внимательно. Мне что нужно? Мне нужно, чтобы мощи в замок, понял? А ты полетай во сне, как ты вот летал, когда этот труп нашел!.. Полетай, посмотри вокруг. Сам видишь, за нами охотятся. А чем ближе будем к своему королевству, тем проще нас отыскать. Сейчас натыкаются по случаю, еще можем затеряться, дорог много... тем более что прем вообще без дорог, но когда, я ж говорю, окажемся ближе, нас только слепой не перехватит!
Я поежился, сказал, отчаянно страшась, что примут за труса, коим на самом деле я и являюсь, как всякий человек с нормальной психикой:
- Я бы конечно... Но в последнее время что-то не получалось! Либо спал как убитый, либо что-то страшное лезло... Честное слово!.
- Гм, - ответил Бернард. Подумал, уронил снова: - Гм... Но ты пробуй, ладно?
- Да, конечно, - пообещал я. Краска прилила к ушам, Бернард все же может понять, что мне страшно, как зайцу в логове льва, - Я обязательно, обязательно!
- А может быть, - сказал Бернард задумчиво, - тебе что-то надо?
- Что?
- Ну там благовоний понюхать, требник почитать на ночь, о святых подумать... Я сказал несчастливо:
- Не знаю. Я и раньше летал. Ну, у себя... гм, в своей деревне! Большой такой деревне. Но я не знал, что можно вот так...
Бернард сказал неожиданно:
- А там вряд ли. Это здесь, понимаешь?
- Нет, - ответил я растерянно.
- Эх, деревенщина... Мы вступили на земли, куда проникает Тьма. Здесь еще благодать господня, но люди уже местами поддаются искушениям дьявола, разумеешь? Не разумеешь... Словом, здесь уже возможны всякие чудеса. Ну, по малости, по малости. Хотя ты же знаешь, что господь не позволяет им твориться.
Лицо его было суровое, челюсти сжаты, он смотрел на далекую линию горизонта сурово и вызывающе, а я, напротив, трусливо уронил взгляд. Кажется, даже начал горбиться.



- Так почему же... Или это от дьявола? Бернард поразмыслил, пожал плечами.
- Может быть, - ответил он. - А может быть, и нет. Я ж говорю, мы вступили на земли, куда проникает Тьма с ее волшбой, чарами и прочей мерзостью, противной душе христианина. Так что все чудеса - от дьявола. Но господь мог бы дать такие же силы - нет, возможности! - и верным слугам своим. Я видел, что когда раны нашим воинам нанесены нечистым оружием, то священники залечивают такие раны одним божьим словом, одной молитвой! А если без волшбы, то тогда священники читают молитвы впустую. Тогда там трудятся лекари, а священники могут только дать отпущение грехов умирающему. Ну, в общем, это все тебе расскажет Совнарол. Если доживешь, конечно. А для меня важнее, чтобы ты предупреждал, когда в нашу сторону кто-нибудь едет. Или на кого мы сами можем наткнуться. Чтоб обойти, конечно. Только дурень полезет в драку ради драки! А уж от бога или дьявола твои видения - пусть разбирается патер. Мое дело - довезти святые мощи!
Рудольф на передке телеги, который я упорно называл козлами, закричал, засвистел, щелкнул кнутом. Волы нехотя сдвинулись с места. Ланзерот снова впереди, священник и принцесса в повозке, Асмер оттянулся в арьергард, а я, как обычно, болтался как дерьмо в проруби, не зная, где мое место. Бернард заезжал то справа, то слева, осматривал впереди мелкие овражки, где могла затаиться засада. Неожиданно он хлопнул себя по лбу, повернул коня ко мне.
Я насторожился, ничего хорошего пока не ожидая, тем более что Бернард буквально прошивал меня насквозь взглядом.
- Ты говорил еще о дереве... Я не понял, переспросил:
- Каком?
- Тебе ж снилось!
- А, - вспомнил я, - но его нет поблизости... Так что не все совпадает.
Он кивнул. Глаза его буравили меня, а каменное лицо чуть дрогнуло, изменилось, словно пробежала струя прозрачной воды. Бернард то ли хотел что-то выразить, то ли старался удержаться от выражения.
- Не знаю, - рыкнул он недовольно, - говорить тебе или нет...
- Что?
- Словом, я съездил туда еще разок. И осмотрелся внимательнее.
Сердце мое заколотилось чаще.
- И что?
- Да так... Там земля серая от золы. Ветер унес пепел, но крупные угли дождь вбил в землю. Да и трава хоть там высокая, но толстые корни дуба кое-где выпирают. Я бы сказал, что недели две тому здесь была хорошая гроза!.. Молния сожгла крепкое сухое дерево, . а на хорошей золе трава успела вымахать сочная и спелая...
В эту ночь, когда я впервые ехал уже как член команды, нет, такого слова еще не знают, член отряда, я страстно жаждал увидеть пророческий сон. Может быть, когда я летал над ночной Москвой, те сны тоже были пророческими, только я, жалкий ламер и лузер, этого не знал. Но даже здесь не дошло бы до дурака, если бы случайно не наткнулся на это место призрачной схватки...
Тепло проникло внутрь моего тела, я чувствовал, как мышцы расслабляются, разбухают от прилива крови, что вымоет за ночь молочную кислоту или проще - усталость, наполнит ткани живительным кислородом. Перед глазами начали проступать призрачные картины, хотя я все еще чувствовал тяжелое, как бревно, тело, бок колол сучок, однако это размывалось, а видения становились четче.
Это сон, напомнил я себе настойчиво. Во сне можно летать. И я полечу, полечу...
Сперва снилось, что под звон боевых труб я красиво и ловко вскочил на сильного, горячего коня, навстречу рванулась земля, понеслись, разбегаясь в стороны, стены, набежали и сами собой распахнулись городские врата, а я несся, как огненный демон, меч в руке удлинился, с него ветром срывало искры, и где падали они на землю, там вспыхивали пожары. Я слышал испуганные крики. Сотни людей... а потом уже тысячи со страхом называли мое имя...
А я все мчался, с легкостью опрокидывая бросающихся на меня противников, рассеивал целые армии, рушил крепости, и вот уже меня называют королем...
Очнулся весь в поту, сердце колотилось часто-часто. Я уже видел согнутую фигуру сидящего Бернарда, и когда он только спит? - багровое пламя костра, но сон уходил неохотно, в ушах все еще звучали крики умирающих, а в душе теплилось сладостное чувство победителя...
Поджал колени, укрылся с головой, сердце замедлило бег, я снова бежал, летел, справа и слева темнели скалы. Я с трудом заставил свое бурлящее сознание умерить пыл, завис в темноте, старательно вычислил во тьме внизу искорку огонька - наш костер, - снизился, удостоверился, лишь потом понесся над темной землей. По-моему, меня несет сейчас не на юг, куда мы едем, но я никогда не был ни бойскаутом, ни зарничником, по прямой туда и обратно - для меня уже подвиг, да и то могу потеряться...
Звезды блистали так близко, что едва не рвали плащ. Кстати, откуда у меня плащ, сроду плаща не было... Далеко впереди внизу почудился слабый свет, я снизился, меня по-прежнему нес бурный поток, точка света начала расплываться, превратилась в слабое свечение.
Я снизился, сердце сжало предчувствие беды. Странное свечение выхватывало из ночной тьмы крохотные строения, а когда я снизился еще, рассмотрел внизу целый город. Целый город, где ни в одном окне не горит свет.
Во сне, как я уже говорил, человек не в состоянии чувствовать удивления, что - то в мозгах отрублено на фиг, но страх я ощутил вдвойне, не страх даже, а ужас, что пронзает каждую клеточку тела. Земля приблизилась, я согнул ноги, твердая почва ударила в подошвы. Я едва не упал, как парашютист, сделал несколько быстрых шагов по движению полета, а дальше пошел тихонько, осторожно.
Меня трясло, я с ужасом смотрел на стены города, где не видно стражей, на открытые ворота, даже не выбитые, а распахнутые настежь, но еще на дороге под подошвами захрустели кости и черепа, а когда миновал ворота, стало дурно от множества скелетов, среди которых много детских.
Я шел неслышно, но почему-то меня сопровождал звонкий цокот, словно за спиной шел по булыжной мостовой подкованный конь. Я ежился, поглядывал по сторонам, пугливо втягивал голову в плечи. Дома по обе стороны стояли мертвые, с выбитыми окнами, с сорванными ставнями. С высоты своего роста я заглядывал в квартиры - везде черная пустота, изломанная мебель, кое-где скелеты, дважды видел россыпь костей в креслах.
Между домами земля, разрыхленная дождями, дала приют жесткой траве. Та расшатывает и выворачивает могучими корнями булыжники, взламывает стены сараев, амбаров, складов, конюшен. В кузницах не горят горны, из опустевших булочных не доносится запах свежеиспеченного хлеба.
В середине города - мрачный замок. Я подивился огромным глыбам, что за великаны складывали такое чудище! Подъемный мост опущен, ворота распахнуты, а узкие окна-бойницы оплетены сверкающими на солнце серебряными нитями паутины.
Я уже собирался войти в замок, хотя сердце еще сильнее сжало предчувствием беды, как вдруг справа блеснул свет. Да, в сотне шагов небольшая приземистая церковь. Под массивной дверью полоска света, но не оранжевого или багрового, как от свечей или масляных светильников, а странно белого, трепещущего, как далекий свет электросварки.
Я сделал по направлению к церкви пару шагов, цокот копыт за спиной стал громче. Невольно оглянулся: на миг словно бы проступило видение бледного коня. Я услышал грозный храп... и вдруг двери церкви распахнулись. Оттуда, как прожектор, ударил сверкающий белый свет, настолько яркий, что даже черные косяки ворот засверкали и заискрились.
Я невольно выставил впереди себя обе ладони, с усилием сделал шаг. Свет слепил и через пальцы, я упорно продвигался ему навстречу, пытался что-то рассмотреть, вокруг страшная слепящая тишина, даже грохот подкованных копыт истончился до звука бубенца и пропал.
Свет не померк, просто стал дружелюбным, едва я поставил ногу на порог. Внутри вся церковь не больше, чем зал средних размеров, несколько простых лавок, даже без спинок. На стенах в старинных медных подсвечниках горят свечи, но не видно, чтобы оплывал воск, а у противоположной стены с книгой сидит очень старый священник с выбритой тонзурой. Простая ряса из грубой материи подпоясана веревкой, я решил, что это не священник, непохоже, а кто-то из монахов.
- Добро пожаловать, сын мой, - произнес он, не отрываясь от книги. - Что привело тебя? Я сделал еще пару шагов, остановился.
- Что-то привело, отче.
Он отложил книгу, поднял голову. Глаза воспаленные, с потрескавшимися капиллярами, а под глазами многоярусные мешки, похожие на старые рыболовные сети, вывешенные для просушки.
- Кто ты? - спросил он тревожно.
- Заблудшая душа, - ответил я горько. - Но только я еще не знаю, хочу ли выйти из своего сумрака.
В выцветших глазах священника впервые появился Ужас. Почему-то мне почудилось, что он не так бы испугался, появись перед ним сам в огне и грохоте дьявол.
- Кто ты? - повторил он осипшим голосом. - Почему твоя душа мертва, как придорожный камень? В ней ни огня, ни тьмы... Почему я не вижу ангела - хранителя за твоими плечами...
- Отче, - сказал я и впервые ощутил, что без усилий могу произнести это слово. Священник стар, годится не только в отцы, а в деды-прадеды, это совсем не те православные толстомордые сверстники с выпирающими животиками и перстнями на всех пальцах, что пробовали совать мне волосатые руки для поцелуев. - Отче, что я могу сказать? Вот я есть... или даже есмь...
- В тебе нет бога, - прошептал священник. Он всматривался в меня с ужасом, худые плечи зябко вздрогнули. - В твоем сердце пустота, страшная пустота... Ты - страшен.
Я взмолился:
- Я знаю!.. Если бы я не знал! У меня стогерцовый ящик с дэвэдэ-приводом, антенна берет двести каналов, выделенка на сто пятьдесят килобайт в секунду, двести гигабайт музыки... но церковной там нет... почему-то.
Священник с трудом опустился на колени, долго молился. Когда поднял голову, взгляд его шел снизу вверх, в глазах оставался тот же страх, к которому добавилась глубокая печаль.
- Да, в тебе нет бога. Но ты отрицаешь и Зло. Как ты живешь, несчастный?
- Просто живу.
Я с горечью видел, что в самом деле удивил и потряс этого человека, видавшего много на своем веку, а еще больше узнающего на исповеди.
- Но как? - спросил он почти шепотом. В глазах стоял ужас. - Как можно жить без бога в душе... или без дьявола?
Я развел руками. Не объяснять же, что в моем мире целая страна, а то и все человечество живет в такой же страшной пустоте. Оттягиваемся, балдеем, прикалываемся, расслабляемся изо всех сил, только бы не знать, не задумываться, не заглядывать в будущее дальше, чем день получки.
- Я не знаю, - ответил я упавшим голосом. - Вообще не знаю, живем ли... Скажи, отче, как здесь так все получилось?
Он помолчал, сказал надломленным голосом:
- Мы расплачиваемся за свою беспечность. Пока шли с верой в бога - побеждали, и побеждали легко. Даже, может быть, слишком легко. И возгордились, вознеслись... О боге начали забывать. И вот силы Тьмы, оправившись, обрушились с невиданной мощью. Ты зришь, что осталось от города. Людей либо убили, либо... Словом, живые завидуют мертвым.
- А как уцелел ты?
Он ответил с некоторым удивлением:
- Это же церковь!
- Ах да, - пробормотал я. - Ну конечно же... Люди бросились грабить дома, а нечисть в церковь не войдет... Церкви - места, где всяк и все находит спасение. Отец, я много слышал о Великой Битве, мне показывали по дороге ее следы, но есть ли что о ней в церковной библиотеке?
Он посмотрел на меня с осуждением:
- Церковной?
- Ну да. Не в церковной литературе, а в церковной библиотеке. Я слышал, монахи, как хомяки, стаскивали в монастыри и церкви все найденные рукописи, книги...
Священник сказал строго:
- Сын мой, ты говоришь о языческих библиотеках!
- Ну и что? - спросил я. - Знания, они и есть знания. Они не могут быть плохими и хорошими. Плохими или хорошими бывают только люди, применяющие эти знания.
Я говорил уверенно, с апломбом, так как много раз слышал подобные слова, которые применялись и к ядерному распаду, и открытию динамита, и автомобилю. Священник с сомнением покачал головой, вздохнул:
- Это не совсем так. Я мог бы объяснить, что даже знания могут быть очень... нехорошими, нежелательными, но это долгий и сложный разговор, а человек с мертвой душой, как мне кажется, примет только легкий и быстрый результат. Верно?
- Верно. Так что в рукописях? Их должно было быть немало. Письменность знали задолго до рождения Иисуса Христа!
- Увы, - вздохнул священник. - Я, конечно, признаю необходимость сожжения всех библиотек, ведь это не менее опасное и грозное оружие, чем мечи, чем целые армии! Но с другой стороны, мы не сохранили даже карты стран, в которые несли слово божье. Все составляем заново. Однако стань на место первых героев. Ведь им противостояли могучие маги, колдуны, чародеи! В тех библиотеках была их сила, их власть, их умение. Когда король Георг вторгся с горсткой паладинов, он дрался, как потом в старости сообщил прибывшим монахам, с целым войском дьяволов и дьяволят. И сила врага уменьшалась по мере того, как он жег эти библиотеки, разрушал языческие капища и строил на их месте храмы!
Я кивнул. Что такое информационные войны, знаю. Мы обвиняем первых христиан по дури и легкомыслию, к тому же с позиции двадцатого века, мол, гады, сожгли Александрийскую библиотеку! На самом же деле языческий мир был силен и грозен, а христиан - горстка, нужно было победить и повергнуть прежде всего чужую идеологию, веру, культуру, низвергнуть чужих богов. Это сейчас сами христиане, спохватившись, начинают спасать остатки культуры всяких там инков, ацтеков, майя и прочих каннибалов.
- Но что-то же осталось?
- Очень немного, - ответил он. - В городах все библиотеки были сожжены, что понятно. И капища нечестивых колдунов разрушены. Все чародеи, тоже понятно, перебиты... Либо сожжены. Уцелели жалкие крохи, что прятались либо высоко в горах, где не представляли опасности, либо в таких глубоких пещерах, куда ни одна христианская душа не спустится добровольно из страха, что окажется в самом аду... Там же есть и старые фолианты. Но, скажу тебе, если жаждешь знаний, то будешь глубоко разочарован!
- Почему?
- Не все, что они считали важными знаниями, важно и для нас.
Я подумал, кивнул.
- Да, понимаю. Простите, святой отец, что потревожил.
- Иди с миром, - ответил он. - Не могу дать тебе благословение, ибо ты без бога в душе. Но дивно то, что и Тьмы кромешной в тебе нет. Возможно... только возможно...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Круз Андрей - Исход
Круз Андрей
Исход


Шилова Юлия - Курортный роман, или Звезда сомнительного счастья
Шилова Юлия
Курортный роман, или Звезда сомнительного счастья


Корнев Павел - Немного огня
Корнев Павел
Немного огня


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека