Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

какой-то неведомой музыкой недостающий свет. Слепота - мрак подземелья,
откуда слышна глубокая, вечная гармония.
В то время как Урсус, уговаривая Гомо, опустил голову, Гуинплен поднял
глаза.
Он поднес ко рту чашку чая, но не стал пить ее; с медлительностью
ослабевшей пружины он поставил ее обратно на стол, его пальцы так и
остались разжатыми, он весь замер и, не дыша, устремил глаза в одну точку.
В дверях, за спиною Деи, стоял какой-то человек.
Незнакомец был одет в длинный черный плащ с капюшоном. Его парик был
надвинут до самых бровей, в руках он держал железный кованый жезл и
короной на обоих концах. Жезл был короткий и массивный.
Вообразите себе Медузу, просунувшую голову между двумя ветвями райского
дерева.
Урсус почувствовал, что кто-то вошел; не выпуская Гомо, он поднял
голову и узнал страшного гостя. Он задрожал всем телом.
- Это жезлоносец, - шепнул он на ухо Гуинплену.
Гуинплен вспомнил.
Он чуть было не вскрикнул от удивления, но удержался. Железный жезл с
короной на концах был iron-weapon.
Это тот знаменитый жезл, на котором городские судьи, вступая в
должность, приносили присягу и от которого прежние полицейские в Англии
получили свое название.
Позади человека в парике вырисовывалась в полумраке фигура
перепуганного хозяина гостиницы.
Человек, не произнося ни слова и как бы олицетворяя собой немую Фемиду
древних хартий, протянул правую руку над головой улыбающейся Деи и,
дотронувшись железным жезлом до плеча Гуинплена, в то же время большим
пальцем левой руки указал на дверь "Зеленого ящика". Двойной этот жест,
казавшийся еще повелительнее благодаря молчанию жезлоносца, означал:
"Следуйте за мной".
"Pro signo exeundj, sursum trahe" [по знаку встань и выйди (лат.)], -
говорится в нормандском своде монастырских грамот.
Тот, на кого опускался железный жезл, терял все права, кроме права
повиноваться. Никаких возражений против безмолвного приказания не
разрешалось. Английское законодательство грозило ослушнику самыми
беспощадными карами.
Почувствовав на себе суровую длань закона, Гуинплен вздрогнул, потом
сразу точно окаменел.
Сильный удар по голове оглушил бы его не больше, чем это простое
прикосновение железного жезла к плечу. Он видел, что ему приказано
следовать за полицейским. Но почему? Этого он не понимал.
Урсус, тоже как громом пораженный, все-таки довольно ясно отдавал себе
отчет в происшедшем. Он думал о своих конкурентах, фиглярах и
проповедниках, о доносах на "Зеленый ящик", о преступнике-волке, о своих
препирательствах с тремя бишопсгейтскими инквизиторами и - как знать? -
последнее было ужаснее всего - о непристойных и крамольных словах
Гуинплена насчет королевской власти. Он был сильно испуган.
А Дея улыбалась.
Ни Гуинплен, ни Урсус не проронили ни слова. У обоих возникла одна и та
же мысль: не тревожить Дею. Волк, должно быть, решил поступить так же, ибо
перестал ворчать. Правда, Урсус продолжал держать его за загривок.
Впрочем, Гомо в некоторых случаях соблюдал осторожность. Кому не
приходилось замечать, как сдержанно проявляется иногда беспокойство у
животных?
Быть может, в той мере, в какой волк способен понимать людей, Гомо
чувствовал себя преступником.
Гуинплен встал.
Он знал, что сопротивляться немыслимо, он помнил слова Урсуса, что
никаких вопросов задавать нельзя. Он вытянулся перед представителем закона
во весь рост.
Пристав снял с его плеча железный жезл и повелительным жестом простер
его вперед; в те времена этот жест полицейского был понятен всякому и
означал:
"Этот человек один пойдет со мною. Все остальные пусть остаются на
своих местах. Ни звука".
Вопросов не допускалось. Полиция во все времена с особым рвением
пресекала праздные разговоры. Этот вид ареста назывался "секвестром
личности".
Пристав одним движением, точно заводная кукла, вращающаяся вокруг
собственной оси, повернулся спиной и важным, размеренным шагом направился
к выходу. Гуинплен посмотрел на Урсуса.
Урсус ответил ему сложной мимикой: поднял плечи, прижал локти к бокам
и, отставив руки, взметнул кверху брови, что должно было означать:
"Покоримся неведомой судьбе".
Гуинплен взглянул на Дею. Она о чем-то задумалась; Улыбка застыла на ее



лице.
Он приложил пальцы к губам и послал ей невыразимо нежный поцелуй.
Как только пристав повернулся к Урсусу спиной, тот, набравшись
смелости, воспользовался этим мгновением, чтобы шепнуть на ухо Гуинплену:
- Если тебе дорога жизнь, не открывай рта, молчи, пока не спросят.
Стараясь не производить ни малейшего шума, как человек, находящийся в
комнате больного, Гуинплен снял со стены шляпу и плащ, завернулся в него
до самых глаз, а шляпу низко надвинул на лоб; так как накануне он лег не
раздеваясь, на нем был рабочий костюм и кожаный нагрудник; он еще раз
взглянул на Дею; пристав, дойдя до наружной двери "Зеленого ящика", поднял
кверху жезл и стал спускаться по откидной лесенке; Гуинплен пошел за ним,
точно тот тащил его на невидимой цепи; Урсус посмотрел вслед уходящему
Гуинплену; в эту минуту волк принялся жалобно выть, но Урсус сразу призвал
его к порядку, шепнув: "Он скоро вернется".
На дворе Никлс, видимо желая угодить полицейскому, гневным жестом велел
замолчать вопившим от ужаса Винос и Фиби: с отчаянием смотрели они, как
человек в черном плаще и с железным жезлом уводит Гуинплена.
Девушки стояли словно каменные, словно вдруг обратились в сталактиты.
Ошеломленный Говикем, вытаращив глаза, глядел в полурастворенное окно.
Пристав, не оборачиваясь, шел на несколько шагов впереди Гуинплена с
тем ледяным спокойствием, которое дается человеку сознанием, что он
олицетворяет собою закон.
В гробовом молчании они прошли через двор, затем через зал кабачка и
вышли на площадь. Перед дверью гостиницы толпилась кучка прохожих, и стоял
наряд полиции во главе с судебным приставом. Пораженные зрелищем зеваки,
не проронив ни звука, расступились перед жезлом констебля с
дисциплинированностью, свойственной каждому англичанину; пристав
направился узкими переулками, которые тянулись вдоль Темзы; Гуинплен,
конвоируемый с обеих сторон отрядом полицейских, бледный, не делая никаких
движений, кроме тех, которых требует ходьба, закутавшись в плащ, точно в
саван, медленно удалялся от гостиницы, безмолвно шествуя за молчаливым
человеком, подобно статуе, которая сопровождала бы призрак.



3. LEX, REX, FEX - ЗАКОН, КОРОЛЬ, ЧЕРНЬ
Арест без объяснения причин, который сильно удивил бы нынешнего
англичанина, был приемом весьма частым в полицейской практике тогдашней
Великобритании. К нему прибегали еще в царствование Георга II, невзирая на
habeas corpus, особенно в тех щекотливых случаях, в каких во Франции
пускали в ход тайные повеления об арестах, так называемые lettres de
cachet; одно из обвинений, предъявленных Уолполу, заключалось в том, что
он допустил или даже сам распорядился задержать Нейгофа именно таким
образом. Обвинение это было, по всей вероятности, недостаточно обосновано,
ибо Нейгоф, корсиканский король, был посажен в тюрьму своими кредиторами.
Безмолвные аресты, нашедшие себе широкое применение в практике
фемгерихта, допускались германским обычаем, легшим в основу доброй
половины английских законов, и в некоторых случаях поощрялись обычаем
нормандским, дух которого сказывается в другой их половине. Начальник
дворцовой стражи Юстиниана именовался "императорским блюстителем молчания"
- silentiarius imperialis. Английская магистратура, прибегавшая к подобным
арестам, опиралась на многочисленные нормандские тексты: Canes latrant,
sergentes silent. - Sergenter agere, id est tacere [Собаки лают, служители
закона безмолвствуют. Служить закону - значит молчать (лат.)]. Она
ссылалась на параграф 16 статута Ландульфа Сагакса: Facit imperator
silentium [император водворяет безмолвие (лат.)]. Она цитировала хартию
короля Филиппа от 1307 года: Multos tenebimus bastonerios qui,
obmutescentes, sergentare valeant [мы будем содержать многих жезлоносцев,
которым надлежит молча исполнять свои обязанности (лат.)]. Она приводила
выдержки из главы LIII статута Генриха I, короля Англии: Surge signo
jussus. Taciturnior esto. Hoc est esse in captione regis [Встань по
приказу, данному знаком. Будь безмолвен. Так должно вести себя при
задержании по королевской воле (лат.)]. Особенно охотно пользовалась она
предписанием, которое рассматривалось ею как одна из наиболее старинных
феодальных привилегий Англии и которое гласило: "Под началом виконтов
состоят военные сержанты, каковые обязаны карать по всей строгости законов
всех вступивших в злонамеренные общества, всех обвиненных в каком-либо
тяжком преступлении, людей беглых и однажды присужденных к изгнанию...
обязаны применять столь внушительные меры тайного устрашения, чтобы мирное
население продолжало жить спокойно, а злоумышленники были обезврежены..."
Быть задержанным на основании этого постановления значило быть схваченным
вооруженной стражей (Vetus Consuetude Normanniae, MS. [древний нормандский
статут в рукописи (лат.)], часть I, раздел I, глава II). Юрисконсульты,
кроме того, приводили главу о servientes spathae из Charta Ludovici Hutini


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 [ 80 ] 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Соломатина Татьяна - Контурные карты для взрослых
Соломатина Татьяна
Контурные карты для взрослых


Шилова Юлия - Охота на мужа-2, или Осторожно: Разочарованная женщина
Шилова Юлия
Охота на мужа-2, или Осторожно: Разочарованная женщина


Флинт Эрик - Путь империи
Флинт Эрик
Путь империи


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека