Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

друга. Кнехт, внезапно онемев, понял: судьи Бертрама осудили
его, и он никогда не вернется. Ему разрешили довести Игру до
конца и даже помогали, постольку, поскольку на желали скандала,
но сделано это было не для того, чтобы пощадить Бертрама, а
ради Вальдцеля.
Сама должность Бертрама требовала завоевания полного
доверия не только Магистра -- в этом Бертрам вполне преуспел,
-- но и в не меньшей мере доверия элиты, а его-то достойный
сожаления заместитель так и не смог добиться. Соверши он
ошибку, иерархия не встала бы на его защиту, как она встала бы
на защиту его повелителя. И если былые товарищи его не
признали, никакой авторитет уже не в силах его спасти, и эти
товарищи, репетиторы, превращаются в его судей. Если они
неумолимы, "тени" приходит конец. Так оно и случилось на этот
раз. Из своего путешествия в горы Бертрам уже не вернулся.
Прошло немного времени, и в Вальдцеле распространился слух, что
он сорвался в пропасть и погиб. Больше о нем никто не упоминал.
Тем временем в Селение Игры каждый день наведывались
старшие и высшие должностные лица из руководства Ордена и
Воспитательной Коллегии; то и дело кого-нибудь из элиты или из
чиновников Игры вызывали для беседы, о содержании которых среди
той же элиты высказывались самые различные предположения. Не
раз вызывали и Иозефа Кнехта.
В первом случае его расспрашивали два представителя
руководства Ордена, во втором с ним беседовал Магистр
филологии, затем господин Дюбуа, потом еще два других Магистра.
Тегуляриус, которого также неоднократно вызывали, все время
пребывал в каком-то приподнятом настроении и без конца острил
по поводу предстоящего конклава, как он это называл. Еще в дни
празднества Иозефу бросилось в глаза, как мало теперь, в
отличие от прежних времен, связывало его с элитой, а в эти
"предконклавные" дни он ощутил это куда острей. И дело было не
только в том, что он, словно чужой, жил в гостевом флигеле, и
не в том, что представители Верховной Коллегии обращались с ним
как с равным. Сама элита, так называемые репетиторы, не приняли
его как равного, в их отношении к нему было что-то от
иронической вежливости, во всяком случае, чувствовался какой-то
выжидательный холодок; элита отошла от него еще в те дни, когда
его послали в Мариафельс, и это было вполне естественно и даже
правильно: кто сделал шаг от свободы к подчинению, от студента
к иерархии, того уже не считали товарищем, он был уже на пути к
тому, чтобы стать начальством, "бонзой", он уже не принадлежал
к элите и должен был знать, что она до поры до времени будет
относиться к нему весьма критически. Так бывало со всеми, кто
попадал в подобное положение. По Кнехт-то в ту пору воспринимал
этот отход, этот холодок особенно болезненно, прежде всего
потому, что осиротевшая и ожидавшая назначения нового Магистра
Игры элита сплотилась особенно тесно, заняв оборонительную
позицию, и, кроме того, потому, что ее решимость и
непоколебимость ее позиции только что столь сурово проявилась в
случае с "тенью" -- Бертрамом.
Однажды вечером в дом для гостей прибежал донельзя
взволнованный Тегуляриус, разыскал Иозефа, затащил его в
какую-то пустую комнату, прикрыл дверь и выпалил:
-- Иозеф! Иозеф! Бог ты мой, и как это я раньше не
догадался! Я должен был это знать, да и нетрудно было
догадаться... Нет, я ничего не соображаю и, по совести, не
пойму, следует ли мне радоваться... -- И он, один из самых
осведомленных жителей Селения Игры, поспешил сообщить: более
чем вероятно, даже почти наверняка, Иозефа Кнехта изберут
Магистром Игры. Еще позавчера сняли кандидатуру старшего
Архивариуса, которого прочили в наследники Магистра Томаса, из
трех кандидатов элиты, шедших до сих пор впереди, ни одного не
поддерживают и не рекомендуют ни Магистры, ни руководство
Ордена, а за Кнехта уже высказались два члена руководства и
господин Дюбуа, к ним следует добавить веский голос старого
Магистра музыки, которого на этих днях, как достоверно
известно, лично навестили несколько Магистров. -- Иозеф, они
сделают тебя Магистром! -- воскликнул он еще раз, и тут же друг
зажал ему рот ладонью.
В первое мгновенье Иозеф был, пожалуй, не менее потрясен
неожиданным предположением, чем Фриц, -- настолько оно
представлялось ему немыслимым, но уже в то время, как
Тегуляриус сообщал ему о различных слухах, циркулировавших
среди адептов Игры о конклаве, Кнехт понял, что предположение



друга не лишено основания. Более того, он ощутил нечто похожее
на подтверждение в своей собственной груди, у него возникло
чувство, будто он давно это знал, даже ждал, настолько это было
правильно и естественно. Однако, прикрыв ладонью рот друга, он
строго, словно чужой, взглянул на него и, как бы внезапно
отодвинувшись от пего, как бы уже издали, сказал:
-- Не нужно так много говорить, amice, я и знать не хочу
этих сплетен! Ступай к своим товарищам!
Тегуляриус, хотя ему и надо было еще многое сказать,
онемел под этим взглядом: на него глядел новый, еще неведомый
ему человек; побледнев, он пошел прочь. Позднее он рассказывал,
что в ту минуту он воспринял удивительную невозмутимость и
холодность Кнехта как пощечину, как оскорбление, как
предательство их прежней дружбы и близости, как решительно
ничем не объяснимое предвосхищение и подчеркивание Кнехтом
своего будущего верховного сана. Только уже по дороге -- а шел
он поистине как побитый -- ему открылся весь смысл этого
незабываемого взгляда, этого далекого, царственного и, однако,
страдальческого взгляда, и он понял, что друг его воспринял
выпавшее ему на долю не с гордостью, но в смирении. И он
вспомнил, рассказывал Тегуляриус, задумчивый вид Иозефа Кнехта
и глубокое сочувствие, прозвучавшее в его недавних расспросах о
Бертраме и принесенной им жертве. А что, если он сам тоже
намерен пожертвовать собой, стереть себя, -- столь гордым и
смиренным, величественным и покорным, одиноким и готовым отдать
себя на волю судьбы показалось ему тогда лицо друга, словно
лицо это было уже высечено на монументе в честь всех когда-либо
живших Магистров Касталии. "Ступай к своим товарищам!" --
сказал он ему. Стало быть, уже в тот миг, когда он впервые
услышал о сбоем новом сане, он, которого никто никогда не
сможет познать до конца, ощущал себя уже неким звеном иерархии,
смотрел на мир из иного центра, уже не был ему товарищем,
никогда им больше не будет.
Конечно, Кнехт и сам мог бы догадаться об этом своем
назначении, этом последнем, высшем своем призвании или, во
всяком случае, ног полагать его вероятным, и все же оно
поразило, даже испугало его, как и все предыдущие. Потом-то он
сказал себе, что вполне мог бы представить себе такую
возможность, и улыбнулся усердию Тегуляриуса, который, хотя
сначала и не ожидал ничего подобного, все же высчитал и
предсказал его выбор за несколько дней до окончательного
решения и его обнародования. И действительно, против избрания
Кнехта в Верховную Коллегию говорила разве что его молодость:
большинство его предшественников-коллег заняли этот высокий
пост в возрасте от сорока пяти до пятидесяти лет, а Иозефу не
исполнилось еще сорока. Впрочем, закона, воспрещавшего столь
раннее назначение, не существовало.
И вот когда Фриц неожиданно сообщил другу о результатах
своих наблюдений и комбинаций, наблюдений искушенного члена
элиты, до последних мелочей знавшего хитроумный механизм
маленькой вальдцельской общины, Кнехт сразу понял, что тот,
безусловно, прав, сразу же признал и принял свое избрание, свою
судьбу, однако первой его реакцией на это известие были слова,
сказанные другу: "Я и знать не хочу этих сплетен!" Едва только
потрясенный и оскорбленный собеседник ушел, Иозеф поспешил к
месту медитации, чтобы обрести внутреннюю упорядоченнность, и
его медитация отправлялась от одного воспоминания, которое в
тот час с необычайной силой овладело им. Он один в пустом
классе, голые стены, клавир, через окно льется
прохладно-радостный утренний свет, в двери входит красивый,
приветливый человек, с седыми волосами и таким просветленным
лицом, исполненным доброты и достоинства; он, Иозеф, еще
маленький гимназист, дрожа от робости и счастья, ждал здесь
Магистра музыки, а теперь воочию видит его. Досточтимого,
полубога из сказочной Провинции элитарных школ и Магистров,
пришедшего показать ему, что такое музыка, а потом шаг за
шагом, уведшего его в свою Провинцию, в свое царство, в элиту и
в Орден. И вот он, Иозеф, уже ровня ему, стал братом его, а
Магистр отложил свою волшебную палочку, или свой скипетр, и
принял образ молчаливого и все же приветливого, почитаемого и
все еще окруженного таинственностью старца, чей взгляд всегда
будет выше его на целое поколение, на несколько ступеней жизни,
неизмеримо выше его в достоинстве своем и вместе скромности, в
мастерстве и таинственности, и всегда он для него -- повелитель
и образец, всегда заставит следовать ему, как восходящее и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 [ 79 ] 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Благие намерения
Лукин Евгений
Благие намерения


Панов Вадим - Ребус Галла
Панов Вадим
Ребус Галла


Акунин Борис - Ф.М. (том2)
Акунин Борис
Ф.М. (том2)


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека