Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
От знакомого холма, разъяренно визжа и терзая обезумевшую лошадь, к
нам неслась Мать всех алмасты, Шестиносая Аала-Крох, а за ней, за бешеной
ведьмой с разметавшимся знаменем смоляных волос, по пятам следовали
беловолосый гигант Амбариша, вознесший к небу огненный меч, и голый по
пояс исполин Андхака, покрытый черной шерстью, чья двуручная палица-гердан
грозила привести к концу этот и без того бренный мир.
Последним скакал очень хороший человек, платящий кабирскими динарами
слепым сказителям Мэйланя, а сейчас размахивающий кривым мечом-махайрой.
- Чин! - из последних сил закричал Чэн-Я. - Чи-и-и-ин!.. Гвениль!
Жнец!.. Кобла-а-а-ан!..
- Я т-тебе женюсь, мерзавец! - рявкнула благородная госпожа Ак-Нинчи,
вихрем проносясь мимо меня. - Я т-тебе...
Волчья Метла только презрительно смахнула с коня зазевавшегося
шулмуса, не удостоив меня даже словом.
"Они же... они же не умеют убивать!" - смятенно подумал я, и тут же
один-единственный удар Гвениля убедил меня в обратном.
Меня, да еще того несчастного шулмуса, что подвернулся под этот удар.
Видимо, судьба продолжала смеяться; видимо, сегодня был тот день,
когда всему учатся сразу и навсегда, или не учатся вовсе.
Только сейчас я почувствовал, как ноет мой избитый клинок.


20
- Уходит! - услышал я отчаянный звон Пояса Пустыни. - Уходит! Ах
ты... врешь, достану!..
Шипастый Молчун в руках наскочившего Коблана поднялся совсем недалеко
от меня, опустился, снова поднялся... и я оказался вне боя.
В пяти выпадах от грохочущего Гердана из свалки вылетела буланая
кобыла ит-Башшара и мгновенно распласталась в стремительном галопе,
удаляясь по направлению к Кулхану. К спине кобылы прилип харзиец Эмрах,
потомок кочевников-хургов, и его талию крепко обнимал неудачливый Тусклый,
Маскин Тринадцатый, Пояс Пустыни.
Я лишь успел заметить, что Кунды Вонг с ними нет и что правая,
раненная еще в Мэйлане рука Эмраха болтается в такт скачке. За кем они
гнались - этого я тогда еще не знал, но, повинуясь неясному порыву, описал
короткую дугу и плашмя ожег ударом круп Демона У, донельзя возмущенного
таким обращением.
И тогда я понял, какого коня подарила нам Юнъэр Мэйланьская. Увидев
впереди себя буланую кобылу, Демон У забыл обо всем - о сражении, обиде,
усталости - и ринулся в погоню с громовым ржанием. Я молил Небесные Молоты
только о том, чтобы железные пальцы аль-Мутанабби не выпустили мою рукоять
(Обломка Чэн все-таки успел сунуть за пояс, и сейчас Дзю стучал о панцирь,
проклиная все на свете), а пространство вокруг нас билось в падучей, пока
вороной Демон несся по иссохшей земле со всех своих четырех, восьми,
шестнадцати или сколько там у него было ног.
Пыль налипла на мой влажный клинок, и когда мы поравнялись с Поясом
Пустыни, то я с трудом разобрал, что он хочет сказать мне.
- Вон! - звенел Маскин. - Вон они!.. вон-н-н...
Некоторое время мы шли вровень, и казалось, что Демон и буланая
Эмраха вообще стоят на месте, а две косматые низкорослые лошадки впереди
нас, упираясь и толкая землю копытами, подтягиваются к нам на невидимом
канате, и их седоки-шулмусы все чаще оборачивают назад блестящие от пота и
напряжения лица.
В последнюю секунду, когда до беглецов было клинком подать, Эмрах
бросил поводья, вскочил обеими ногами на спину своей буланой и, так и не
расстегнув Пояса Пустыни, обрушился всем весом на ближайшего всадника,
злобно топорщившего рыжие жесткие усы.
Их тела, падая наземь, тесно переплелись, второй шулмус резко осадил
коня, разрывая ему рот - и на несчастное животное налетел наш Демон, тут
же вцепившись зубами ему в холку, а я навершием рукояти ударил
откинувшегося шулмуса в лицо, так и не дав ему обнажить кривую легкую
саблю с клювастой рукоятью.
Шулмус вылетел из седла, и Чэн немедленно спрыгнул на землю,
предоставляя Демону У самому разбираться со своим истошно ржущим
противником. Уж кому-кому, а Демону помощи явно не требовалось.
Впрочем, любая помощь сейчас была бы излишней. Выбитый мною шулмус
лежал неподвижно - кажется, он сломал себе шею - всем телом придавив
зарывшуюся в песок саблю; подопечный Эмраха был жив, но оглушен падением,
и ит-Башшар уже умудрился, пользуясь лишь здоровой левой рукой и зубами,
связать ему запястья отобранной у шулмуса веревкой с петлей, словно
предназначенной для подобных целей.
Перед тем, как вытереться об одежду мертвого шулмуса, я обернулся и
посмотрел назад.


Пыль над местом сражения уже начинала оседать.
Демон У наконец позволил питомцу шулмусских степей вырваться и
убежать, потом игривым шагом подошел к кобыле Эмраха и ткнулся мордой ей в
плечо.
Кобыла не возражала.

...Возвращались шагом, не торопясь. Демон У недовольно всхрапывал,
злясь на необходимость везти изловленного шулмуса, перекинутого через
седло; я слегка постукивал ножнами о бедро Чэна и размышлял о неизбежном.
Что делать с пленными Дикими Лезвиями?
Что делать с пленными шулмусами?
Что делать с погибшими - своими, чужими, Блистающими и пришлыми?
Что вообще делать дальше?
Что делать с Чин?!.
Последняя мысль принадлежала Чэну и тяготила она его, похоже, больше
всех остальных, вместе взятых. Я внутренне усмехнулся. Ну что ж, раз нас
двое - значит, и забот вдвое...
"Увы, нас теперь не двое, - невесело подумал Чэн. - Нас теперь ого-го
сколько!.. и забот - соответственно..."
Позади, под надежным присмотром Пояса Пустыни и Эмраха ит-Башшара,
ехали захваченные сабли и кривой нож рыжеусого. По мере приближения к
памятному валуну они все чаще делали вид, что никем и ничем не
интересуются, но сами исподтишка и не без некоторого содрогания оглядывали
поле боя.
У камня понуро сидело десятка полтора связанных шулмусов, выпадах в
семи-восьми от них тускло поблескивала груда плененных Диких Лезвий;
кому-то еще скручивали руки - устало, но деловито, - кому-то обрабатывали
раны; чуть поодаль бродила троица наших батинитов, подбирая уцелевшие
клинки.
Мы сгрузили пленников, присоединив их к остальным (подобных с
подобными), и, забыв на время о Шулме, принялись оценивать потери и
считать уцелевших.
Своих.
Да, Блистающим повезло куда больше, чем Придаткам. Погиб,
переломившись у самой рукояти, самый младший из Метательных ножей
Бао-Гунь, да еще Тусклая сабля Талвар, чьим Придатком был один из
батинитов, не выдержала прямого столкновения с каким-то из шулмусских
топоров. Остальные были более-менее целы, царапины и зазубрины - не в
счет.
Из людей же ранеными оказались практически все. А пятеро батинитов
познали в этой битве истину Батин раз и навсегда.
Прошлые боги наверняка остались довольны.
Впрочем, многое из этого выяснилось уже потом, поскольку не успели мы
с Чэном как следует оглядеться, как нас подхватил ураган - неистовый,
лохматый, весело гогочущий и сверкающий молнией двуручного эспадона.
- Здорово, Однорогий! - радостно свистел огненный меч Гвениль. - Ах
ты тоненький мой, ах ты легонький мой... Ну и скор же ты - мы прямо
замаялись тебя искать да догонять!.. Ну иди, иди сюда, я об тебя хоть
звякну как следует!
- Гвен! Клянусь священным водоемом, ты еще длиннее стал!..
Я вылетел навстречу Гвенилю, чуть ли не обвившись вокруг его
массивного клинка, и вдруг удрученно понял, что обмен любезностями
придется отложить.
На неопределенное время.
Потому что к нам уверенно направлялись Волчья Метла и благородная
госпожа Ак-Нинчи из пылкого рода Чибетей - обе всклокоченные, обе гневные,
обе преисполненные негодования - и Гвениль с Фальгримом Беловолосым
благоразумно отошли в сторонку.
Чэн судорожно вцепился в мою рукоять, ища поддержки, а я с тоской
подумал о тех золотых временах, когда мне не приходилось выслушивать ссоры
Придатков.
- Так вот, значит, зачем ты удрал из Кабира! - задыхаясь от
возмущения, кричала Чин, наступая на растерявшегося Чэна. - Жениться
надумал, герой? Правителем решил стать?! Жеребец мэйланьский! Дикий осел!
Меня, значит, побоку - и к новой дуре под крылышко?! Ассасинов в ее
постели искать! Ловить их за что ни попадя! Да лучше бы тот выродок, тот
убийца приблудный, тебе на турнире не руку, а голову отрубил! И заодно
того Единорога, что у тебя, подлеца, под шароварами!..
Я обиделся, но промолчал.
Выродок и приблудный убийца Асахиро Ли бочком-бочком отступал за
валун, а Но-дачи безуспешно прятался за его спину и изо всех сил старался
не привлекать внимания Волчьей Метлы.
- А на этот раз куда изволили направиться, Высший Чэн?! - продолжала
меж тем Ак-Нинчи, нимало не успокоившаяся. - Надоели мэйланьские


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 [ 79 ] 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Вронский Константин - Сибирский аллюр
Вронский Константин
Сибирский аллюр


Березин Федор - Пожар Метрополии
Березин Федор
Пожар Метрополии


Журавлев Владимир - Неудачная реинкарнация
Журавлев Владимир
Неудачная реинкарнация


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека