Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

отправляясь на свой урок немецкого языка. Милейший человек мосье Поль,
просто несравненный; но и несравненный, язвительнейший деспот.
______________
* Брань, ругательство (фр.).
** Проклятый (фр.).
*** Тысячи (фр.).

Обучавшая нас немецкому языку фрейлейн Анна Браун была добрая,
достойная особа лет сорока пяти; судя по тому, какое количество пива и мяса
поглощала она за завтраком, ей следовало бы жить во времена королевы
Елизаветы; ее прямая и открытая немецкая душа жестоко страдала из-за нашей,
как называла она, английской чопорности; нам, правда, казалось, что мы с нею
держимся очень сердечно, но мы не хлопали ее по плечу, а если она
подставляла нам щеку для поцелуя, целовали ее тихо, спокойно, без смачного
чмоканья. Подобные упущенья немало ее удручали. Во всем же прочем мы
прекрасно ладили. Привыкши обучать иностранных девиц, не желающих ни думать,
ни заниматься, не удостаивающих претерпевать ради знаний ни малейших трудов,
она, кажется, поражалась нашим успехам, на мой взгляд, довольно скромным. В
ее глазах мы были немыслимыми, сверкающими звездами, гордыми, холодными,
невиданными.
Юная графиня и впрямь была немного горда, немного взыскательна; к тому
же, при тонкости ее и красоте, она, быть может, имела на это право; но
совершеннейшей ошибкой было приписывать мне подобные свойства. Я никогда не
избегала поцелуйного обряда при встрече, от которого Полина, если только
могла, уклонялась; в моем арсенале защитного оружия не было и холодного
презренья, тогда как Полли всегда держала его наготове и пускала в ход при
всякой грубой немецкой вылазке.
Честная Анна Браун в известной мере чувствовала это различие; и трепеща
Полины, боготворя ее, как прелестную нимфу, ундину, она искала поддержки во
мне, существе земном и смертном.
Больше всего мы любили читать с нею Шиллеровы баллады. Полина скоро
выучилась выразительно их читать. Фрейлин слушала ее с широкой блаженной
улыбкой и говорила, что голос у нее звучит словно музыка. Переводила она их
тоже очень свободно и бегло, с живым огнем вдохновенья: у нее тогда пылали
щеки, на губах играла дрожащая усмешка, а на глаза иногда даже набегали
слезы. Лучшие стихи она выучивала наизусть и часто повторяла их, когда мы с
нею оставались наедине. Особенно любила она "Des Madchens Klage"*; вернее,
она любила повторять слова, ее зачаровывали печальные звуки, смысл ей не
нравился. Однажды вечером, сидя рядом со мной у камина, она тихонько
мурлыкала:
______________
* "Жалобу девушки" (нем.).
Du Heilige, rufe dein Kind zuruck,
Ich habe genossen das irdische Gluck,
Ich habe gelebt und geliebt*.
______________
* Пора мне навек сочетаться с тобой,
Расстаться со счастьем, расстаться с землей,
Где я и жила и любила (нем.).
- Жила и любила! - сказала она. - Значит, предел земного счастья, цель
жизни - любить? Не думаю. Ведь это и самая горькая беда, и потеря времени, и
бесполезная пытка. Сказал бы Шиллер - "меня любили", вот тут бы он не
ошибся. Правда ведь, Люси, это совсем другое дело?
- Возможно. Только к чему пускаться в подобные рассужденья? Что знаете
вы о любви?
Она залилась краской стыда и раздраженья.
- Нет, Люси, - ответила она. - Зачем вы так? Пусть уж папа обращается
со мной как с малым ребенком. Мне даже лучше. Но вы-то должны понять, что
мне скоро восемнадцать лет!
- Да хоть бы и все двадцать восемь. Рассужденьями чувств не объяснишь.
О любви толковать нечего.
- Разумеется, - горячо подхватила она. - Вы можете затыкать мне рот,
сколько вам вздумается. Но я достаточно уже говорила о любви и достаточно о
ней наслушалась! И совсем недавно! И очень вредных рассуждений наслушалась,
вам бы они не понравились!
И она зло, торжествующе расхохоталась.
Я не могла понять, что имеет она в виду, и расспрашивать тоже не
решалась. Я была в замешательстве. Видя, однако, за дерзостью и упрямством
полное ее простодушие, я, наконец, спросила:
- Да кто же пускается с вами в эти вредные рассужденья? Кто посмел
вести с вами такие разговоры?
- Ах, Люси, - ответила она смягчаясь. - Эта особа чуть не до слез меня



доводит. Лучше бы мне не слышать ее!
- Да кто же это, Полина? Не томите меня.
- Это... это моя кузина Джиневра. Всякий раз, когда ее отпускают к
миссис Чамли, она является к нам, и всякий раз, когда застанет меня одну,
начинает рассказывать о своих обожателях. Да, любовь! Послушали бы вы, как
она рассуждает о любви!
- Да уж я слушала, - отозвалась я очень холодно. - Недурно, быть может,
что и вы ее слушали. Это вам не повредит. Джиневра не может на вас повлиять.
Вряд ли вас могут интересовать ее душа или образ мыслей.
- Нет, она очень на меня влияет. Она, как никто, умеет меня расстроить
и сбить с толку. Она умеет меня задеть, задевая самых дорогих мне людей и
самые дорогие мне чувства.
- Да что же она говорит, Полина? Мне надо знать. Надо же вас спасти от
скверного влияния.
- Она унижает тех, кого я давно и высоко чту. Она не щадит миссис
Бреттон. Она не щадит... Грэма.
- Полноте. И как же впутывает она их в свои чувства, в свою... любовь?
Ведь она их впутывает, не правда ли?
- Люси, она такая наглая. И она лгунья, я думаю. Вы же знаете доктора
Бреттона. Обе мы его знаем. Он бывает горд и небрежен, я верю; но неужто
может он быть низким, недостойным? А она твердит мне, что он ходит за ней по
пятам, ползает перед ней на коленях! Она отталкивает его, а он опять перед
ней унижается! Люси, неужто это правда! Неужто в этом есть хоть слово
правды?
- Когда-то она казалась ему красивой. Но она и теперь выдает его за
искателя?
- Она говорит, что в любой день может за него выйти. Он, дескать,
только и дожидается ее согласия.
- И эти-то россказни причина вашей холодности с Грэмом, которую и отец
ваш заметил?
- Разумеется, я стала к нему приглядываться. Конечно, на Джиневру
нельзя полностью полагаться. Конечно, она преувеличивает, возможно, и
сочиняет. Но насколько? Вот что хотела бы я знать.
- Давайте ее испытаем. Предоставим ей возможность показать свою
хваленую власть.
- Можно сделать это завтра же. Папа пригласил кой-кого на обед. Все
ученых. Грэм, которого даже папа начинает признавать за ученого, тоже
приглашен. Мне нелегко будет в таком обществе. Я совсем потеряюсь среди
важных господ, совсем провалюсь. Вы с мадам Бреттон должны прийти ко мне на
выручку. И Джиневра пусть тоже пожалует.
- Хорошо. Я передам ей ваше приглашение, и ей представится случай
доказать свою правдивость.

Глава XXVII
"НА УЛИЦЕ КРЕСИ"
Следующий день получился приятней и беспокойней, чем ожидали мы, по
крайней мере я. Кажется, был день рождения одного из молодых принцев
Лабаскура, по-моему, старшего, Дюка де Диндоно, - и в его честь устраивались
торжества во всех школах и, уж разумеется, в коллеже - в Атенее. Молодежь
этого заведения заготовила поздравительный адрес, и затевалось собрание в
актовом зале, где проходили ежегодные экзамены и раздавались награды. После
церемонии поздравления один из профессоров собирался сказать речь.
Ждали кое-кого из связанных с Атенеем ученых приятелей мосье де
Бассомпьера, должен был явиться и почтенный Виллетский муниципалитет,
бургомистр мосье Кавалер Стаас, и родители и близкие атенейцев. Друзья мосье
де Бассомпьера уговорили его тоже пойти; разумеется, его прелестная дочь
тоже собиралась на вечер и послала записку к нам с Джиневрой, прося нас
приехать пораньше, чтобы сесть рядом.
Мы с мисс Фэншо одевались в дортуаре на улице Фоссет, и вдруг она
расхохоталась.
- В чем дело? - осведомилась я, потому что она отвлеклась от
собственного туалета и уставилась на меня.
- Как странно, - сказала она с обычной своей наивной и вместе
оскорбительной откровенностью, - мы с вами так теперь сравнялись, что
приняты в одном обществе и у нас общие знакомые.
- Пожалуй, - сказала я. - Мне не очень нравились прежние ваши друзья:
общество миссис Чамли совершенно мне не подходит.
- Да кто вы такая, мисс Сноу? - спросила она с таким неподдельным и
простодушным любопытством, что я даже расхохоталась. - Обыкновенно вы
называете себя гувернанткою; когда вы в первый раз тут появились, вы и
вправду ходили за здешними детьми: я видела, как вы, словно няня, носили на
руках маленькую Жоржетту - не каждая гувернантка на такое согласится, - и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 [ 78 ] 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Перумов Ник - Война мага. Конец игры
Перумов Ник
Война мага. Конец игры


Володихин Дмитрий - Доброволец
Володихин Дмитрий
Доброволец


Посняков Андрей - Сын ярла
Посняков Андрей
Сын ярла


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека