Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

деревню досель!
Дело запутывалось еще на одну петлю: митрополит Алексий! Но князевой,
князя Митрия грамоты не было! Или была? Он вновь, вприщур, оглядел
жалобщиков, которые и сами являлись похитителями чужого добра. Но ежели...
Раскидисто обмысливая дело, Андрей понял одно: по первости надобно
вызнать, чья та была деревня! Что там за данщик? Холоп ли, послужилец, и в
коей чести был, у митрополита, и где убит?
Поднял очи, твердо повелел племянникам Александра выйти на миг малый.
Те, прихмурясь, встали, оставили палату. Александру, дождав, когда молодцы
уйдут, высказал, не обинуясь, что думал о деле. Велел вызнать потонку все
возможное о владелице. Сам обещал завтра же созвать свою и морхининскую
родню, усмехнувши краем губ, добавил:
- А то как бы нам с тобою самим ся в виноватых не остать!
И, уже отпустив Александра, один, вновь усмехнул, тряхнул головою,
выговорил в пустоту хоромины:
- Поспешил ты, Василий! Не отрок, ведь! Пошто было безо князева слова
суд вершить?! - И потянулся сладко, похотно. Ежели б удалось свалить
Василия! Пущай не свалить, дак хошь овиноватить пред князем Митрием! А то
ведь - надо всеми занеслись! Всюду пролезли! И Иван Вельяминов туда же,
скор! Вишь, на Рязань поскакал! А мы, може, и не хотим Рязани-то! Може, мы
о себе мыслим у Олега Лопасню отбить! А, Василий? Чего смекаешь на то?! -
произнес он с угрозою в голосе и вновь повел плечьми с хрустом, с истомною
прежнею силой.
Вступившей в горницу жене, не глядя, повелел:
- Квасу подай! И дворскому накажи, пущай из утра родню созовет!
- И Григория Пушку? - уточнила жена.
- Григория Саныча беспременно! Его первого! - живо возразил Андрей. -
И к тетке Клавдии сошли позовщиков, пущай Иван-от Родионыч прискачет! -
договорил он в спину супруге.
Андрей Иваныч хоть и созывал к себе родню, но истинной веры в успех
дела у него не было. И даже зело колебался он, вступаться ли за обиженных
Миничей, вся обида коих заключалась в общем-то в том, что у них отобрали
украденное ими добро. Хотя, с другой стороны, кто не округлял своих
владений за счет маломочных соседей?! Да и выяснить следовало, чья та, в
самом деле, вдова? Ежели данщик - человек митрополита Алексия, то и
деревнею должен владеть митрополит! Но при чем тут тогда Василий?! Владыка
и без помочи тысяцкого своего добра никому не отдаст! А ежели не так, то
почему?
Изворотливый ум, доставшийся Андрею от покойного родителя-батюшки,
Ивана Акинфова, подсказывал боярину, что не все столь просто в этом деле и
сугубая горячность Вельяминова имела свои, пока скрытые от него причины.
Но как ухватить? За что уцепить?
- Федоров, Федоров, Никита Федоров... - Прозвание мужа вдовы он уже
вызнал от своего ключника. Что-то шевелилось в памяти, далекое... Или не
столь уж и далекое? Кто же такой?! И почему при имени этом тотчас
вспоминается пресловутое дело Алексея Хвоста?
Александр Минич, несколько укрощенный после быванья у Андрея Иваныча,
отослав с очей сердитых племянников, созвал постельничего, ключника,
стремянного - вернейших своих холопов, и велел вызнать все возможное и
невозможное о Никите Федорове и его вдове. И, как это часто бывает, тайна,
которую при жизни Никиты не сказывали никому, кто и знал, тут, после
смерти старого вельяминовского старшого, перестала быть тайною. Один из
ратников проговорился о том поваренной девке, полюбовнице своей (дело,
мол, прошлое, Никита все одно убит, кому с того какая беда?), та -
подруге-портомойнице, эта баба - свойке с Минина двора... Известное дело:
жонке скажи - всему миру повестит! И вскоре Александр Минич уже выслушивал
сбивчивую речь сенной прислужницы, испуганной уже тем, как пристально и с
какою недоброю усмешкою внимал боярин бабьим пересудам, байке,
расцвеченной вымыслом до полного неправдоподобия.
Родичи начали собираться к Андрею - как-никак после смерти родителя
старшему среди них - к пабедью. Из троих братьев Андрея лишь Романа
Каменского не случилось во граде. Владимир и Михаил прибыли оба, и с
сынами. Явились и Романовы сыновья, Григорий Курица с Иваном Черным. И все
семеро сыновей Андрея были тут: осанистый, уверенный в себе (как же,
строитель Кремника!) старший сын, Федор Свибло, Иван Хромой, Александр
Остей, Иван Бутурля, Андрей Слизень, Михайло Челядня с юным Федором
Коровою - видные, сановитые мужи, будущие родоначальники знатных родов
московских, по зову отца готовые в едином строю, плечом к плечу, сокрушить
любого соперника родовой чести. Вскоре подоспел глава Морхининых,
двоюродник Андрея, Григорий Пушка, сухой и горячий, готовый вспылить,
вспыхнуть от любой обиды (за что Пушкою и прозван был!), во главе целой
рати родовичей. И с их приходом обширная столовая палата Андреева терема
разом наполнилась гомоном, шутками, возгласами и смехом.
Минины давно уже сожидали, парились на лавке в углу. И уже сердитою
говорей, рокотом, шумом потекла по рядам Акинфичей весть об учиненной



тысяцким пакости (на владыку Москвы все они имели зуб, и не малый). Но
Андрей пока не начинал толка. Ждал. Слуги стремглав носились с питьем и
заедками. Наконец вестоноша сунулся в палату, возгласил:
- Иван Родионыч!
Сын Клавдии Акинфичны, прямоплечий, бело-румяный, в русой своей
бороде, почти еще не тронутой сединою (ладного сына родила Клавдия на
старости лет!), вступил в терем. Вновь все занялись троекратными поцелуями
и поклонами, соблюдая ряд и чин сложных степеней семейного, родового и
служебного достоинства. И наконец, долгожданный, вступил в горницу Дмитрий
Васильевич Афинеев, без которого даже Андрей Иваныч не решился бы
противустать воле великого тысяцкого Москвы. Приняв поклоны и славословия,
уселся, сощурил взор, оглядел со снисходительною лукавинкой многолюдное
боярское застолье, внял тому, что собрались, почитай, все Акинфичи, воздал
особый поклон Родионову сыну, вопросил того о матери. Клавдия Акинфична,
ныне перейдя на девятый десяток лет, редко покидала родовой всходненский
терем, но памятью была светла до сих пор, и родовитые бояре московские,
наезжая к Ивану Родионычу, почасту выспрашивали Клавдию о семейных
преданиях, которые, едва ли не все, помнила единственная оставшаяся в
живых дочерь Акинфа Великого, имя коего уже почти утонуло в легендах, ушло
с минувшими поколениями, и только через Клавдию Акинфичну то далекое
прошлое продолжало оставаться живым. Ибо прошлое становится истинным
прошлым, историей только со смертью последнего живого свидетеля своего.
- Господа бояре! - начал, наконец, Андрей, воззвав и движением руки и
гласом к тишине и вниманию председящих. Кратко повестил о грабеже и
самоуправстве тысяцкого, обиде, нанесенной детям убитого героя безо
князева слова и грамоты.
- Сором!
- Грабежчик!
- Тать!
- Вельяминовым вовсе закон не писан! - возвысились возмущенные
голоса.
Рассказ Александра Минича, не пожалевшего красок, подлил масла в
огонь. Но тут Андрей Иваныч, переглянувшись с Дмитрием Афинеевым,
вдругорядь утишил готовых взяться за оружие мужей:
- Вс° так! Но ты того не досказал, Олександр, откудова деревня сия
стала твоею. Возможет доказать на суде Василий Василич, яко забрана тобою
деревня та под себя такожде без князевой грамоты? Возможет! - Поднял руку,
воспрещая слово Миничу, - Возможет! - повторил. - И будет прав! Ведаю,
скажешь, не бывала вдова во деревне своей, жила в мужевой, в Селецкой
волости владычной; дак не бывала, не значит - не володела! Сведал ли ты,
Олександр, кто был мужем сей вдовы и не митрополичье ли то володение? А то
как бы и нам впросак не попасть!
- Ан нет! - вскричал Александр. Но Андрей вновь утишил его мановением
длани.
- Ведаю, что нет! Но тут и соблазн великий! Почто?! Сам ли владыка
отписал деревню на Федорова, Василий ли, тысяцкой, тут руку приложил? И
почто не жили в ней? Доходы, бают, и те брали не полною мерой! Постой,
Олександр Минич, постой, пожди, тово! Дай все до конца высказать! Чаю,
коли тут владельческое право сумнительно, дак и тебя оправить мочно, и
Василия овиноватить! А иначе - одна лишь зазноба тысяцкому, почто безо
князева слова вершил, оба вы будете в той вине виноваты! Вызнал ты, како
там с грамотами, кто есть володетель истинный?
- Иное я вызнал! - возгласил Александр Минич, давно уже порывавшийся
перебить Андрея. - Вызнал я, кто есть, вернее, кто был тот самый Никита
Федоров! По сказкам - убийца Алексея Хвоста! И потому...
В восставшем шуме потонули последние слова Александра. Григорий
Пушка, словно только того и ждал, вскочил на ноги, возопил:
- И деревня, поди, за ту службу дадена! Пото безо князя и суд вершил
Василий! Дружья, братие! Убийцу вознаградивший - сам убийца есть!
- Ко князю! Ко князю! Нынче же!
- Охолонь! Холопы доводили! - возражали рассудливые. - Холопью речь
ить в совет княжой не доведешь! Портомойную бабу противу боярского слова
не выставишь!
Андрей Иваныч сидел откинувшись на скамье, полузакрывши глаза, ничему
не возражая, и вдруг, воссияв лицом, хлопнул себя по лбу. Как же он мог
забыть такое! Ведь на том полузабытом суде сам владыка изрек и наименовал
убийцу Хвоста! И имя было сказано, да, было сказано, вспомнил! Никита
Мишуков, внук Федоров!
- Господа! - возгласил он. - Винюсь! Прав Олександр!
Стихла палата, жадно выслушивая рассказ Андрея Иваныча.
- И ежели владение то не в волости владыки, - докончил свою речь
Андрей, - то и верно: дано Васильем за грех убийства Алексея Хвоста! Пото
и вершил он суд своею волею!
Громом, обвалом, ударами голосов ответила палата. Иван Квашня,
бледнея, глядел семо и овамо. Не верилось, все одно не верилось, что


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 [ 77 ] 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Люди и нелюди
Корнев Павел
Люди и нелюди


Корнев Павел - Последний город
Корнев Павел
Последний город


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - гауграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - гауграф


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека