Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Постыдились бы, - сказала она. - Это невеликодушно. Не всегда же есть
с кем потанцевать, если будешь чересчур разборчивой, можно и вовсе остаться
без партнера.
Фрау Риттерсдорф была ошеломлена, она только собралась остроумно
описать этот странный случай, и вдруг разговор принял столь неприятный
оборот; и она воскликнула громко, но весьма изысканным сопрано, как подобает
светской даме:
- Да, но бывает же, что совершенно неожиданная дерзость застигнет вас
врасплох, и вы просто беззащитны, тогда лучше положиться на свое чутье... и
на воспитание, разумеется, и вести себя так, как будто ничего особенного не
произошло... не могла же я предвидеть, мне и во сне не снилось...
Она откинулась на спинку стула, зажала себе рот салфеткой и с отчаянием
уставилась на Лиззи, а та засмеялась так, словно в кухне рассыпались
бесчисленные кастрюли.
- Ну что вы, дамам как раз и должны сниться такие штучки! - в восторге
закричал Рибер и весь подался вперед, чтобы его услышали, несмотря на хохот
Лиззи. - И что тут плохого, скажите на милость?
Ах, свинья, подумала фрау Риттерсдорф, по крайней мере я не так низко
пала, чтобы танцевать с тобой! Отчаяния как не бывало, она с наслаждением
дала волю бешенству. Оскалила зубы, подняла брови, прищурилась. И спросила с
угрозой:
- А вы разбираетесь в том, что снится дамам? Вы в этом уверены, герр
Рибер?
Тактика эта имела успех: герр Рибер не раз и не два получал пощечины от
слишком обидчивых дам, и сейчас фрау Риттерсдорф своим видом и тоном
напомнила ему всех этих оскорбленных дам. С такой ходячей добродетелью надо
быть поосторожней, даже если она вроде и заигрывает. Он мигом увял и пошел
на попятный.
- Я только хотел пошутить, meine Dame, - сказал он смиренно и
почтительно.
- Не сомневаюсь, - сказала фрау Риттерсдорф таким тоном, который был
для Риберова уязвленного самолюбия как нож острый. - Нисколько не
сомневаюсь.
Сдаться окончательно было свыше его сил, он все еще барахтался.
- Просто я косвенно намекнул на... э-э... теорию Фрейда насчет...
насчет значения снов...
- Я прекрасно знакома с его теориями, - холодно сказала фрау
Риттерсдорф. - И не вижу ни малейшей связи между ними и темой нашей беседы.
Рибер откачнулся на стуле, выпятил нижнюю губу и принялся угрюмо
орудовать вилкой. А фрау Риттерсдорф, очень довольная, что так отчитала
этого наглеца - Фрейд, не угодно ли! - вновь обрела уверенность в себе и с
самой ослепительной своей улыбкой обратилась к капитану.
- Мы все относимся к этим испанцам очень терпимо, тут уж ничего не
поделаешь, видно, надо терпеть, пока они не высадятся в Виго. Но скажите,
как могло случиться, что такие люди путешествуют первым классом на приличном
немецком судне? Иногда они ставят человека просто в невозможное положение...
Капитана Тиле покоробило: не очень-то приятно слышать, как твой корабль
называют "приличным" и при этом явно подразумевают, что назвать его так
можно лишь с натяжкой; и мало радости слышать, что ты берешь на борт кого
попало (хотя в душе капитан из всех своих пассажиров уважал одну графиню, да
и та оказалась престранной особой и совсем его разочаровала). Он вздернул
подбородок и сказал со всей резкостью, какую мог себе позволить:
- Мексиканское правительство заплатило за их проезд; несомненно, стоило
это сделать, лишь бы от них избавиться.
- О да, несомненно! - весело согласилась фрау Риттерсдорф. - Все мы
вздохнем с облегчением, когда в Виго с ними распрощаемся и можно будет плыть
дальше спокойно и чувствовать себя в безопасности... ведь я уверена,
капитан, это преступные типы. За такими зловредными личностями должна
смотреть полиция, они на все способны.
- Даже танцевать с вами? - мгновенно съязвила Лиззи, чтобы отплатить за
Рибера.
Волна некоторого смятения прокатилась по всему застолью, даже доктора
Шумана, кажется, испугала эта дерзкая атака. Но сейчас же, как и надлежало
ему по праву и долгу, вмешался капитан и нанес решающий удар. Он ударил фрау
Риттерсдорф, которая только рот раскрыла от неожиданности, коротким косым
взглядом, в глазах его блеснула сталь.
- Вы о них слишком лестного мнения, сударыня, - сказал он. - Опасному
преступнику требуется известная сила духа, а это, я полагаю, просто мелкие,
жалкие людишки, подонки общества и не заслуживают нашего внимания. На моем
корабле, как и на любом другом, пассажиры бывают самые разные. Я облечен
достаточными полномочиями, чтобы поддержать порядок. И уж будьте так добры,
предоставьте мне самому судить, насколько они опасны.
Маленькая фрау Шмитт с невольным удовлетворением увидела, что пришел
черед фрау Риттерсдорф испытать горечь несправедливости - та изумленно
вздрогнула, чуть не расплакалась, покраснела до корней волос, что, впрочем,



оказалось ей очень к лицу, даже шея в скромном вырезе платья залилась
краской. Но тотчас же, на глазах у фрау Шмитт, фрау Риттерсдорф с большим
достоинством выпрямилась, высоко подняла голову, обвела всех надменным
взглядом и опять занялась ужином; она ела в чинном молчании, и только
предательская бледность, молочная бледность новорожденного теленка,
сменившая недавний яркий румянец, выдавала, что ей не по себе. Молчание уже
становилось тягостным даже для профессора Гуттена, он всегда мучительно
цепенел от всяких мелких пошлостей, и особенно когда при нем кто-нибудь, не
подумав, сгоряча толковал о чем-либо вкривь и вкось.
Из этого словесного хаоса он выхватил: "...преступники... зловредные
личности... на все способны" - и обратился к капитану; он говорил мягко,
уважительно, с той сдержанностью, что прикрывала у него сознание собственной
непогрешимости и всегда очень успокаивала капитана Тиле - ведь ему вовсе
незачем было слушать или что-то отвечать, ибо профессор вовсе не
интересовался мнением собеседника, ему хотелось только высказаться самому.
Опытный лектор, он давно знал, что молчаливые слушатели - самые
внимательные.
- Целые философские системы основаны на предпосылке, что человечество
безнадежно испорчено, - начал Гуттен, он поднял руки к груди и складывал их
то ладонь к ладони, то щепоткой и при этом сводя кончики пальцев. - Называть
эти системы, пожалуй, нет надобности? - Он огляделся по сторонам; да,
называть было бы совершенно бесполезно. - И я должен сказать, что некоторые
подлинно великие умы подкрепляли это положение весьма убедительными
доводами. Невозможно также отрицать, сколь наглядными примерами, взятыми из
разных областей человеческого поведения, могут они подтвердить, что по самой
природе своей человек насквозь, непоправимо порочен и зол. И все же, все же
вопреки ярким свидетельствам противного или, вернее сказать, проявлениям,
каковые ум не философский (или же не имеющий прочной опоры в основательном
религиозном воспитании) невольно может воспринять как свидетельство
противного, я должен признаться: я неколебимо верю, зовите это, если угодно,
sancta simplicitas {Святая простота (лат.).}, - тут профессор наклонил
голову и сжал вместе кончики пальцев в знак смирения, - неколебимо верю, что
в самом существе, в глубинной основе человеческой природы заложено доброе
начало; можно сказать, что плоть человеческую озаряет Божественный промысл.
Люди, которые творят зло, которые кажутся склонными к злу по природе своей и
по своей воле следуют путями зла, - это люди больные, ненормальные, в них
извращено намерение Господне; но это отнюдь не означает, что и на них в свое
время не распространится милость Божья...
Тут, ко всеобщему изумлению, решительно вмешалась фрау Шмитт.
- Только если они покаются и испросят у Господа прощенья, - сказала
она. - Каждому католику известно, что не может человек погубить душу свою
против своей воли и согласия...
- У нас немного не о том речь, дорогая фрау Шмитт, - с ужасающей
учтивостью прервал профессор Гуттен, и она сразу сникла. - Я хотел сказать:
если люди творят зло по невежеству, их не следует осуждать. Это значит, что
они не получили надлежащего образования, некому было оказать на них
благотворное влияние в их юношеские годы; таким людям зачастую довольно
открыть глаза на доброе, истинное, прекрасное - в сущности, на то, что
правильно, - и они с радостью это примут.
Правда бывает иногда отвратительной и жестокой, думала фрау Шмитт. Мой
муж лежит в гробу внизу, в трюме, а я вдова и возвращаюсь на родину, и там
ничто меня не ждет, а ведь я старалась быть хорошей и любить Бога - и куда
это меня привело?
Когда она подолгу не исповедовалась и не беседовала со своим
духовником, у нее начиналась порой вот такая путаница в мыслях. Она больше
не стала вступать в разговор и лишь печально подумала: не следовало слушать
лютеранские рассуждения. Не то чтобы они вводили ее в соблазн, но такая
жалость, что очень многие люди, и притом хорошие люди, вот как профессор
Гуттен, так глубоко заблуждаются. Хоть она и знала два языка, но смысл слов
далеко не всегда был ей ясен. Правда - это все, что на самом деле произошло,
факт - это все, что на самом деле существует.
- За всю свою жизнь, - продолжал между тем Гуттен (он чувствовал себя
теперь вполне бодрым и здоровым), - я очень мало видел и испытал такого, что
могло бы пошатнуть основанную на твердых принципах, усвоенных мною еще в
детстве, веру мою в безграничную доброту Господа...
А ведь это не согласно с лютеранским учением, подумал капитан и
нахмурился. Я такой же лютеранин, как и он, но даже я лучше в этом
разбираюсь. (Ибо капитан, как он ни старался отвлечься, слышал все, что
говорилось за столом.)
- Я всегда обнаруживал, - продолжал профессор, - что даже к самому
непросвещенному упрямцу можно найти подход, убедить его, склонить к
правильным чувствам и безупречному поведению, надо только сначала наглядно
показать ему, что вы во всем, в каждой малости будете с ним неукоснительно
честны... А что касается детей, - продолжал он (прилив отрадных мыслей
вызвал у него душевный подъем, изгнал все воображаемые недуги, круглое


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 [ 77 ] 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва
Шилова Юлия
Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва


Головачев Василий - Пропуск в будущее
Головачев Василий
Пропуск в будущее


Сертаков Виталий - Дети сумерек
Сертаков Виталий
Дети сумерек


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека