Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

набойками на загнутых носках!
Молча, не глядя друг на друга, влезли каждый в одежду другого, у
Томаса глаза снова полезли на лоб: кольчуга богатыря на калике в самый
раз, если не тесновата в плечах, а исполинскую булаву повертел как
щепочку, небрежно повесил за ремешок на крюк седла. Сапоги пришлись впору,
как и шлем.
Богатырь напялил лохмотья с явным отвращением, вздохнул, сказал уже
другим голосом:
-- До Царьграда отсель сколько верст?
-- Полсотни верст с гаком, -- ответил Олег.
Он вспрыгнул на черного жеребца, тот повел огненным глазом, оскалил
зубы и хищно прижал уши. Олег похлопал по широкому лбу, сказал
успокаивающе:
-- Ну, волчья сыть, не свалишься по дороге?.. Исполать тебе,
богатырь. Верю, что ниспровергнешь Идолище, хотя тем ли надо заниматься?..
То ли Идолище низвергать?
-- Спасибо на добром слове, -- буркнул богатырь.-- Не понимаю тебя,
хоть убей!.. Мимо ж ехал. А мне полсотни верст с гаком, да в гаке еще
сотня...
Он повернулся и, не тратя слов, пошел быстрыми шагами по дороге к
Константинополю. Томас с недоумением смотрел ему вслед. Нескоро он тронул
коня, подъехал к нетерпеливо ожидающему калике в непривычных для взгляда
Томаса доспехах, сказал потрясенно:
-- Сэр калика, я чую великую тайну!
-- Даже великую! Тайны нет, сэр Томас.
Он ехал рядом с Томасом, возвышаясь почти на голову, а конь Томаса
выглядел жеребенком рядом с громадным вороным зверем, что яростно сопел,
косил налитым глазом на соседа, готовясь куснуть.
-- Он сказал, что ты вдвое сильнее...
-- Это великий богатырь земли Русской, Илья Муромец. Великий не
силой, хотя среди богатырей нет равных в мощи, а великий жертвенностью. У
него нет ни жены, ни полюбовницы, ни детей, ни родителей -- только Русь! В
зрелом возрасте приехал в Киев, с той поры бережет и защищает только Русь.
Как умеет, конечно. Это его любовь, его страсть, его жизнь.
-- Гм... Киев-то ваше Дикое Поле?
-- Почему так?
-- У него лицо человека, который годами спит под открытым небом,
положив под голову седло, и не больно привык общаться за праздничным
столом.
-- Ты прав, сэр Томас. Не сердись, он всю жизнь проводит на заставе
богатырской. Русь все-таки велика, хоть ты никак не можешь отыскать ее
между исполинскими королевствами Польши и Чехии. Муромец загодя
перехватывает врагов и насильников. Летом его палит солнце, зимой жгут
морозы, осенью хлещут дожди. Ведь любой встречный, кто идет незванно через
границу -- враг!
Томас медленно наклонил голову, как бы принимая извинения за
грубияна, который просто не мог быть другим:
-- Понимаю... Но я все-таки не стерпел бы. Он так тебя оскорблял!
Олег, все еще чужой и непривычный Томасу в доспехах, отмахнулся с
великой небрежностью:
-- А я не оскорбляюсь, как уже говорил. Мне стыдно, что за его спиной
прячусь. Я ведь не вдвое сильнее, как он считает... Мог бы я в тиши пещер
читать мудрые книги, если бы он не выдерживал стужу, зной и натиск лютых
врагов?
Томас оглянулся назад на дорогу, спросил с сомнением:
-- Думаешь, сойдет за калику? Больно дороден. Да и смирения с
воробьиный нос.
-- Ему только войти во дворец!
Он снял с седельного крюка булаву, повертел в руке, ловко подбросил в
воздух, не сбавляя ровного шага. Назад булава неслась, гудя и жутко
взревывая, ремешок звучно лопотал под напором встречного ветра. Томас
напрягся, втянул голову в плечи, стараясь сделать это как можно
незаметнее: варварские игры выглядят чересчур опасными, пугливо косился на
калику. Тот ехал, глядя вперед, в какой-то момент резво выставил руку,
булава с чмоканьем словно влипла в ладонь, калика подбросил ее легко,
перехватил за рукоять и снова повесил на крюк у седла. Конь под ним шагал
ровно, чуть косил на всадника, погруженного в тяжелые думы. Томас спросил
внезапно:
-- Ты поменялся, чтобы Муромцу помочь... или беду впереди чуешь?
-- И то, и другое, -- ответил Олег невесело.-- И то, и другое, сэр
Томас.
Не останавливаясь, Олег ехал мимо прилепившихся у подножия холма
домиков, где в самом деле, кроме коз и кур, другой живности не
просматривалось. Томас кивнул на деревушку:
-- Будем заезжать?


Олег рассеянно похлопал жеребца по шее:
-- Нет уж, пойду пешком... на этой вот конячке.
Глава 7
Дорога уходила все дальше на север, ухоженные поля сменились
неухоженными, заброшенными. Все чаще попадались высокие каменные башни.
Ночами там пылали факелы, днем блистало солнце -- сторожа обменивались
зеркальными сигналами.
Вскоре повстречали разоренную деревню, а еще дальше виднелись
почерневшие развалины города, который калика называл Золочевым. Городская
стена была разрушена в двух местах, высокие каменные дома чернели
провалами окон, вместо крыш белели свежеотесанные балки, уже с
поперечинами, похожие на обглоданные скелеты чудищ, которых Томас не
забудет до смертного часа. Народ суетился, нахлестывал уцелевших лошадок,
таскал кирпичи и бревна, спеша, как муравьи, сложить свою кучу заново.
И здесь война, -- сказал Олег печально.-- Набеги, мятежи... Ладно,
доедем до Салтова, расстанемся там. Я сверну на северо-восток, а ты
пойдешь той же дорогой, что шел на Иерусалим?
-- Я не помню, -- признался Томас.-- Когда шли освобождать Гроб
Господень, до карт ли благородным рыцарям? Расспрашивали встречных,
крестьян. Те указывали в какой стороне лежит Иерусалим. Так и двигались.
-- Представляю! Шли не по расчету, не за добычей, а по зову сердца.
Потому столько дров наломали.
-- Дров?
-- Ну, костей. Через два дня, когда проедем через Салтов, я сверну на
дорогу, что ведет через Степь. А теперь надо только по прямой.
-- Сэр калика... Удивительно, но я еще не странствовал с более
достойным и благородным спутником! У меня нет брата, но когда вернусь в
Британию, скажу -- есть!
-- Спасибо, -- ответил Олег с неловкостью, он понимал, чего стоит
такое признание благородного рыцаря простолюдину.-- Спасибо, сэр Томас!
Ночи стояли теплые, звездные, путешественники не разводили даже
костер. Впрочем, дважды огонь раскладывали для просушки одежды; попадали
под короткий злой ливень.
Когда до Салтова остался конный переход, вместе с конями заночевали в
прекрасной кипарисовой роще, где посреди удивительного сада росли
ухоженные яблони, груши, персиковые деревья, гранаты. Олег указал на груду
исполинских камней, объяснил, что всего десяток лет тому здесь был
роскошный летний дворец знатного вельможи, при дворце -- богатый фруктовый
сад и цветник, здесь играли дети, слышалась музыка, песни. Но вдали от
крепких городских стен и жестоких солдатских гарнизонов -- легко ли выжить
в кровавое время?
Томас настоял, что ночью нести стражу будет он, человек сражений и
воинского долга, а сэр калика, человек приватный и служитель культа, хоть
и великий герой, но принадлежит к тому уважаемому клану, о котором должно
заботиться. Потому пусть спит у костра, а он, герой штурма башни Давида,
посторожит у костра, полюбуется звездами, которые здесь с кулак каждая,
ведь дома на их бледном северном небе звезды не крупнее примерзших
снежинок!
Олег заснул, посмеиваясь. Труднее всего удержаться от сна под утро,
тогда и сменит самоотверженного рыцаря. А пока пусть насмотрится на южное
небо, когда еще выберется из своей северной страны Белых Волков?.. То
бишь, Оловянных Островов... Британии... Саксоанглии...
Томас изредка подбрасывал в огонь сухие ветки, бережно и любовно
водил, сидя перед костром, точильным камнем по стальному лезвию. Меч
держал на коленях, ощупывая от кончика до крестообразной рукояти, где в
основании ручки умелым оружейником, который заодно подковал коня и
выправил нагрудную пластину, вделан гвоздь -- порыжевший от крови
Спасителя, с расплюснутой шляпкой, кривой, но чудодейственный -- Томас
всякий раз, как вспоминал о нем, ощущал трепет в теле и прилив сил.
Он медленно чиркал шершавым камешком по лезвию. Его рыцарский меч
перерубал железную рукоять булавы и рассекал стальной шлем, но зато кривые
сарацинские сабли, с которыми впервые познакомился на Востоке, рассекают
подушку, поставленную стоймя! Хорошая сабля сарацина обязана рассечь
легкую вуаль, тончайший женский волос. Стыдно сказать, но изящество
сарацинского оружия нравилось Томасу все больше, свой английский меч иной
раз казался молотом.
Бережно водил камешком, подносил лезвие ближе к огню, всматривался.
Послышался шорох, Томас мгновенно отпрянул от огня и ухватил меч за
рукоять, но перед глазами, ослепленными полыхающим костром, в черной тьме
ярко блистали плавающие искры. Запоздало вспомнил, что калика никогда не
садится на страже лицом к огню.
Сзади по голове ударили, как по наковальне, в ушах полыхнуло жарким
огнем. Он привстал, замахнулся мечом, но кто-то тяжелый прыгнул на спину,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 [ 75 ] 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Второй уровень. Весы судьбы
Андреев Николай
Второй уровень. Весы судьбы


Шилова Юлия - Встреча с мечтой, или Осторожно: разочарованная женщина!
Шилова Юлия
Встреча с мечтой, или Осторожно: разочарованная женщина!


Шилова Юлия - Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь
Шилова Юлия
Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека