Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

ужасающие язвы, где железные вериги протерли живое мясо до кости. А еще
его отважный друг, тоже калика, объяснил как-то странно жалостливо, отводя
глаза, что только они -- люди, остальные -- долюди. Томас тогда
справедливо возмутился, воспылал праведным гневом на нечестивые речи,
теперь же втихомолку поворачивал слова друга и так и эдак. Когда ели
жареную печень, Олег еще спросил ехидненько, чем же, дескать, отличается
человек от зверя? Томас с ходу выпалил, что человек может говорить, а
зверь нет. Речью отличается, значит. Разумом. Но Олег заявил сразу, что
звери тоже перекликаются: кто воем, кто щебетом, кто писком. Значит,
человек лишь самый смышленый из зверей и самый лютый, ибо убивает даже
себе подобных, но все равно зверь, а не человек. Так чем же отличается?
Неужто веригами, думал Томас сердито. Он бросал украдкой пытливые
взгляды на шагающего справа от коня калику. Дорожная пыль вздымается при
каждом шаге, калика посерел, его загорелые плечи и душегрейка стали одного
цвета, потное лицо блестит.
Конечно, сказал Томас сердито, ни один зверь не оденет на себя цепи
или другую тяжесть. Как и все люди. Благородные или простолюдины. А что
такое -- люди? По словам калики, это те, кто еще зверь, недочеловек. А
есть и те, которые вышли из зверей в люди. Таких немного, потому для
большинства -- странные, непонятные. Но что такое всем понятное? Что-то не
слишком трусливое, но и не храброе, не полный дурак, но и не мудрец. Не
хиляк, но и не силач... Так что богатыри, мудрецы, пророки, герои -- все
странные. Обычным людям кажутся нелепыми... Кому-то, например, даже
покажется глупым его поход из мирного богатого края, из замка на Дону, в
чужой мир, где на каждом шагу подстерегала смерть, где голодал, страдал,
нес лишения, падал с высоких башен, зачастую спал, как собака, на охапке
соломы... Но даже сейчас: нормально ли, что везет смертельно опасную чашу,
вместо того, чтобы бросить и поспешить в объятия любимой?
Калика шел погруженный в думы. Томас с высоты седла первым заметил
далеко впереди на дороге всадника:
-- Ого! Боюсь, нас ожидает схватка!
Всадник несся навстречу тяжелым галопом. Томас даже повеселел, уходя
от несвойственных благородному рыцарю размышлений. Конь у незнакомца как
скала из черного базальта, а сам всадник выглядит скалой поменьше, но
массивный, тяжелый, угрожающе сильный. Над приближающимся всадником летают
черные вороны, Томас с удивлением и холодком между лопатками не сразу
сообразил, что это огромные комья земли, выброшенные широкими подковами.
Человек на коне был невероятно широк в плечах, коренаст, грузен, от
него веяло древней звериной мощью. Он был в рубашке из толстых
металлических колец, на голове блестел шлем размером с пивной котел, левую
сторону груди закрывал широченный щит размером с дверь сарая, а на локте
правой руки вместо ожидаемого Томасом меча висела тяжелая шипастая булава.
Наискось седла совсем не по-рыцарски лежало толстое копье с простым
булатным наконечником.
Всадник придержал коня. Они съехались на расстояние пяти шагов,
остановились. Всадник оценивающе рассматривал Томаса -- бесцеремонно,
откровенно. Томас нахмурился, надменно выпрямился. Рука дернулась опустить
забрало, но сдержался -- знал эти ревнивые взгляды. Разбойники нападают
ради добычи, но есть порода странных -- опять же людей! -- в молодой
Британии их зовут странствующими рыцарями, что бродят по дорогам еще
полудикого края в поисках самой схватки. Не успокаиваются, пока не отыщут
рыцаря сильнее, да и потом еще пробуют поквитаться, не получая от кровавых
схваток ничего, кроме ран и увечий. Томас раньше сам был таким, да и
сейчас такой, но то ли отшельник подействовал, то ли недавняя встреча с
сорока каликами выбила из колеи, но сказал первым, вполне мирно:
-- Приветствуем незнакомого рыцаря! Пусть дорога твоя будет короткой.
Незнакомец смерил его хмурым взглядом, не шелохнулся, только проревел
густым голосом, похожим на рев рассерженного медведя:
-- Короткой? Уж не ты ли ее укоротишь?
-- А что, можно попробовать.
-- Надо бы померяться силушкой, -- согласился незнакомый богатырь.--
Я пока что равных не встречал, а ты выглядишь крепким дубком... Среди
поединщиков не припомню. Но сперва дело, а забавы опосля. Откеля путь
держите?
Томас заметил, что всадник с явной недоброжелательностью посматривает
на Олега. Тот, напротив, смотрит на всадника с симпатией, со странным
сочувствием. Опережая рыцаря, что вспыхнул от требовательного вопроса,
Олег ответил ровным благодушным тоном:
-- Из Иерусалима. Поклонились Гробу Господню, что крестоносцы в
прошлом году отвоевали у сарацинов, искупались в Иордане, в кипарисовых
рощах побыли... Идем обратно.
-- Через Царьград?
-- Другой дороги еще не придумали.
-- Что там сейчас? -- потребовал всадник грозно.
Томас нахмурился, со стуком опустил забрало и широким жестом хлопнул



себя по бедру, где торчала рукоять меча.
-- Неспокойно, -- ответил Олег мирно.
-- Новые народы нападают?
-- Варвары?.. Они тоже, но сейчас поговаривают там Идолище появилось.
Какие-то церкви разграбили, иконы вышвырнули, церковными ризами коней
вместо попон укрывают...
Всадник побагровел, стал устрашающе огромным. Выпуклые глаза налились
кровью, прохрипел лютым голосом, переходящим в свирепый рык:
-- Почему допустили?
Олег раздраженно повел плечом. Он, как заметил Томас с удовольствием
за друга, смотрел на огромного воина без всякого страха.
-- Давно ли мы, россы, -- сказал Олег недовольно, -- ходили на
Царьград? А теперь вдруг стали его защитниками?
-- Там наши христианские святыни! -- проревел всадник.
-- Не мои, -- ответил Олег сухо. Лицо его потемнело.-- Вовсе не наши,
дубина.
Томас вмешался, боясь, что всадник неправильно истолкует слова калики
как слабость или трусость:
-- Нам плевать на ваши святыни правокефалия! Я левокефал, а мой
благородный друг, хоть и бредет пешком -- он герой с причудами -- вовсе
исповедует свою древнюю веру отцов и даже, возможно, прадедов.
Всадник сказал, не поворачивая огромной головы к блестящему рыцарю:
-- Заткни пасть, железяка!.. А ты, калика, как не стыдно? Встречал
тебя однажды, еще больше о тебе слышал. Вдвое сильнее меня, но бродишь по
дорогам аки птаха небесная, что кизяки клюет! Смелости, ухватки в тебе
нету. Взял бы Идолище поганое за лапу или что там у него, шмякнул бы о
стену, чтобы весь дворец затрясся, а маковки церквей посыпались! Мокрое бы
пятно осталось, тут бы и делу конец.
Томас яростно пыхтел, обнажил меч до половины и горячил удилами коня,
выбирая позицию для удобного удара.
Олег ответил раздраженно:
-- Какое мне дело до драк внутри чужого города?.. Там каждый месяц
появляется новое Идолище. Со своими сторонниками! Только своего вожака
зовут пророком, а чужого -- Идолищем. А те -- наоборот, хотя для меня это
выкапанные близняки. Царьград -- гнилой город. Если царьградцам едино, кто
ими правит, то какое дело нам?
Богатырь вытаращил глаза, задышал тяжело:
-- Да как ты... Да ты что?.. Царьград -- святой город! Там патриарх
православный, оттуда наша вера русская пришла!
Олег снова потемнел лицом, даже скрипнул зубами. У него было такое
лицо, словно сердце пронзила злая боль. Томас сразу люто возненавидел
чужака, выдернул меч, развернул коня и заставил его попятиться для
разгона.
-- Русская, -- повторил Олег мертвым голосом. Щека его дернулась, он
стоял бледный как мертвец.-- Твой патриарх гнет шапку перед Идолищем,
базилевсом, любым князьком, кто его держит в кулаке. Вон те левые,
католики, все-таки не кланяются! Для них вера -- это вера, власть --
власть. Словом, дурень ты с короткой памятью... Впрочем, ты ли виноват?
Всадник поедал его огненными глазами. От него едва не шел сизый дым,
раздулся, схватился за булаву, но с огромным усилием смерил себя, гаркнул
люто:
-- Дурень? Аль я не помню, что у нас на святорусской земле завсегда
была вера Христова?.. Отцы-прадеды молились Христу и Николаю-Угоднику!
Язычник ты поганый, гореть тебе в геенне огненной!.. А ну, скидывай свое
отрепье! И лапти скидывай!
Томас пригнулся к луке седла, крикнул во весь голос:
-- Сэр калика! В сторону!.. А ты, невежа, укрепись духом, прежде чем
я его вышибу к твоему дурацкому православному Христу, который в подметки
не годится нашему, католическому!
Олег повернулся как ужаленный, вскинул руки над головой:
-- Сэр Томас!.. Сэр Томас!.. Укроти праведный гнев. Религиозный
диспут как-нибудь в другой раз, а сейчас у нас дела!
К изумлению и негодованию Томаса он быстро разделся, сбросил лохмотья
плаща, в которых торчали репьи, колючки, где налипла лягушачья икра и
зеленый мох со спин чудовищ. Сбросил портки и даже стоптанные сапоги,
которые богатырь нахально обозвал лаптями.
Томас растерянно вертел в руке меч, щеки заливала краска жгучего
стыда, не мог видеть униженного друга, уже решил было игнорировать
настойчивую просьбу не вмешиваться, будь что будет, если погибать, то
вдвоем, не жизнь дорога, а честь... Как вдруг богатырь грузно слез со
своего звероподобного коня, швырнул на дорогу шлем, расстегнул и бросил
следом тяжелый пояс, ухватил за края кольчугу, что доставала до коленей, с
натугой содрал через голову, звеня нашитыми булатными бляхами.
Конь под Томасом нервно танцевал. Челюсть рыцаря отвисла по шестую
заклепку. Богатырь снял все доспехи, даже красные сапоги с серебряными


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 [ 74 ] 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Пересмешник
Пехов Алексей
Пересмешник


Конюшевский Владислав - Основная миссия
Конюшевский Владислав
Основная миссия


Флинт Эрик - Окольный путь
Флинт Эрик
Окольный путь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека