Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Выяснилось, что людей не хватает. Тогда донесли, что варвары из местного
военного поселения хотят отложиться от ойкумены, и забрали всех варваров
на строительство дамбы. Кто мог - бежал, кто не мог - помирал.
Государственный преступник Бажар, бывший чиновник, алом по происхождению,
утек в заброшенные рудники с двумя десятками соплеменников и стал
грабителем. Грабил он, однако, лишь тех, кто сосал кровь народа, и пояснял
свои действия следующей запиской: "В вашем доме - горы и сундуки... Разве
не ясно, что такое богатство добыто нечестным путем? Почему же не раздать
его нуждающимся?"
Увы! Плохо, когда государство не может найти людям талантливым
подобающего применения!
Узнав об аресте Рехетты, Бажар и послал наместнику записку: не
выпустишь праведника - изловлю тебя и вырежу твое сердце. Наместник
переполошился, перебрался с семьей из загородной усадьбы в Верхний Город а
в усадьбу вызвал людей из охранных поселений.
Наутро подлетают к усадьбе молодцы в желтых куртках. Впереди - удалец
в кафтане с голубой каймой, руки - как корни имбиря, скулы - как сучья,
протягивает бумагу с печатью:
- Мы - из поселения Черепаховый-Яр. Предписано: охранять усадьбу.
Только растворили ворота: охранники сбросили желтые куртки и
оказались людьми Бажара... Нагрузили телеги, согнали крестьян из соседних
сел:
- Забирайте остальное!
Наместник, узнав обо всем, положил руку на сердце и упал без чувств,
Так Бажар исполнил свое обещание - сердце наместника оказалось в сундуке с
золотом.
После этого Рехетту обвинили в связях с разбойниками и предписали
казнить. Для воспитания народа казнь назначили на день Куюн. В это время в
Варнарайне начинается весенняя ярмарка. Торгуют всем позволенным:
предсказаниями, снами, судьбою, советами, талисманами, праздничными
игрушками, и многим недозволенным, иногда даже маслом и рисом. В обычае
также гадать о судьбах года. Крестьяне собрались на ярмарку отовсюду: кто
просто поглазеть, а кто надеялся после казни достать кусочек святого - это
очень помогает урожаю.

Надобно сказать, что судебная управа в Анхеле изнутри уклонялась от
предписанного образца, и венец на главе Бужвы поблек. По форме было все
как полагается: управа, за управой - сад, подобный Небесному, в саду озеро
- око Парчового Старца, в середине ока двойной зрачок алтаря, на берегу
малый храм и казенное жилье для судьи.
Судья, однако, жил в Нижнем Городе, в доме, записанном на имя жены, а
из жилых покоев и малого храма устроили баню. Баня эта была особого рода:
с девушками, большей частью из тех, кто приходил ходатайствовать за
родственников.
Девицы эти впоследствии показывали следующее:
В ночь накануне казни господин Хариз и судья, и другие веселились в
бане. Известно: первую чашу пьет человек, пятая чаша пьет человека... И
вот, когда уже и пятая, и шестая чаша были выпиты, одной девице, Шайме,
показалось, что каменный Бужва с островка не так на нее смотрит. Она стала
драть со стены шитый бисером покров, норовя им прикрыться от Бужвы, и
заплакала:
- Такие вещи на глазах Парчового Старца добром не кончатся.
Господин Хариз отобрал у нее занавеску и говорит:
- На небе, как на земле! Бужва слушается секретарей, секретари
слушаются взяток. Он за золото не то что мои грехи покроет - он воду
молоком сделает.
Гости усомнились. Хариз стал смеяться:
- Вы думаете, только этот смутьян, которого завтра казнят, умеет
колдовать?
Тут все стали просить Хариза показать свое умение. Хариз говорит:
"Хорошо". Принесли пять связок золотых государей. Хариз написал указ,
предписывающей воде стать молоком и завернул в указ золото. Потом подозвал
девицу Шайму и велел ей все это кинуть с островка в пруд.
И надо же было такому случиться: девица пожалела, что деньги пропадут
напрасно, и тайком сунула две связки в рукав.
Вода зашумела, забелела... Кто-то зачерпнул ковшом и засмеялся:
- Что за шутки! - говорит. - Это сыворотка.
Судья рассердился на Бужву:
- Ты чего меня позоришь перед гостями? Я тебе и так втрое больше дал!
Отдавай деньги обратно.
Однако разве Парчовый Старец, взяв, отдаст? Пьяные гости стали нырять
в воду, надеясь выудить деньги, да не тут-то было. Кто-то вспомнил про
Рехетту:
- А вот кому надо велеть нырнуть за деньгами!


Гости усомнились: не сбежит ли? Хариз заверил присутствующих:
- Никакой опасности нет! Колдун, будь он хоть трижды искусен, не
может перелететь за казенную стену! Три месяца назад его племянник в
столице воровал златой гранат. По воздуху - пролетел, а через казенные
стены пришлось пропуск показывать.
Привели небесного кузнеца. Судья кричит:
- Мы тут спьяну Бужве взятку дали, отбери у Бужвы взятку! Отберешь -
помилую.
Колдун улыбнулся, встряхнулся: веревки поползли с него, как гнилое
луковое перо. Одна взметнулась: к островку лег радужный мостик. Рехетта
перебежал по мостику и нырнул прямо в рот Бужве. И тут же статуя начала
расти, расти, вот она уже выросла выше ограды, вот начала клониться на
сторону... Тут Хариз протрезвел и закричал:
- Рубите! Уйдет за казенную стену, уйдет!
Набежали стражники, стали рубить топором статую Бужвы!
Тут загремел гром, заходили волны, небо покрылось тучами, стены
управы поползли как плоть с костей мертвеца. Статуя пропала, а сквозь
стены запрыгали молодцы с огненными крючьями. Девицы, однако, увидели, что
это не люди Парчового Старца, а подмастерья Белого Кузнеца. Во-первых,
одеты были точь-в-точь как на стенах кузнечного цеха, а во-вторых, ни
женщин, ни золота не тронули, а стали рубить стражу, как капусту. Судью
подтащили к алтарю Бужвы и оттяпали серебряным крюком голову. Господин
Хариз испугался, прыгнул в пасть кувшину, - кувшин зашатался и взвился к
луне. А больше в ту ночь никто из казенных людей не спасся.
Снова сделался гром - и кузнецы пропали.
Слушатель! Ты, конечно, не поверишь, что небесный кузнец раскрошил
стены управы. Потому что если в священном сосуде прогоркло масло, то масло
выливают, а сосуд наполняют вновь. Но какой безумец разобьет сосуд, вместо
того, чтоб вылить масло? Если в управе завелись казнокрады, разве бог
разобьет стены закона? Нет, он покарает казнокрадов. А колотить за этакое
дело стены управы - это все равно, что разбивать сосуд за то, что в нем
прогоркло масло.
А дело было вот в чем: неделю назад в город вернулся Даттам. Он-то
колдовать не умел, но в цеху к нему пристали: освободи-де Рехетту, иначе
заявим на тебя властям. Тогда Даттам велел достать ему оливкового масла,
вылил его в котел, нагрел с окисью свинца, перегнал, смешал с кислотой,
какой в цехе травили офорты и разлил по горшкам. Эти-то горшки Даттам
велел заложить под казенную стену, и он же велел заговорщикам натереть
мечи фосфором.
Девицы поняли, что спрашивать будут с них, разбежались, кто куда,
разнесли весть о случившемся по всем деревням. Разнесли они весть и о
записке, приколотой в ту ночь Даттамом к трупу убитого судьи: "Насилие по
отношению к негодяю - не преступление, но заслуга перед Небесами".
Страшные слова!
Кроме того, в день Куюн начиналась ярмарка: крестьяне наутро
скопились у управы, расхватали лопнувшие камни и потом продавали их везде,
как талисманы. Продали столько, что если бы их сложить, то стена бы вышла
до самого неба.
Так началось восстание Небесных Кузнецов.
От себя же прибавлю так. Вначале, когда мир находился в гармонии, и
все пять путей были праведны и просторны, никаких демонов и колдунов не
было, а были только боги. Потом, однако, вся эта нечисть выросла, как
гриб-навозник, на непохороненных грехах.
Если бы чиновники не бесчинствовали и царедворцы не обманывали
государя, разве решились бы простые люди на мятеж? Разве можно мутить око
Бужвы?

Через две недели повстанцы взяли Охряный Посад. Не бесчинствовали.
Зерно раздали голодающим. Однако, пока стояли в посаде, войско их возросло
на шесть тысяч человек, и зерна на всех не хватило.
Даттам обложил город Суену и предложил епарху Суены сдаться. Тот
ответил: "Дело крестьян - копать землю, а воевать они не умеют". Тогда
Даттам сказал: "Ну что ж, старый черт, я тебе накопают погибель", и раздал
войску лопаты, отвел воду от западной стены, заложил под стену бочонки со
слизью и взял город.
Епарх Суены сказал Даттаму перед смертью:
- Если бы крестьяне так копали оросительные каналы, как они копали у
западной стены, - так вся провинция была бы и без тебя, колдун, сыта...
Горожане Суены стали на сторону бунтовщиков и охотно указывали им на
богатые дома. Слухи о богачах, гноивших зерно, чтоб сбыть его потом на
черном рынке, оказались преувеличенными: зерна нашли триста иршахчановых
горстей.
Зерно раздали народу. Много грабили. Правительственных войск не было.
Состоялся совет. Бажар сказал, что Рехетта должен надеть нешитые


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 [ 74 ] 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Соломатина Татьяна - Приемный покой
Соломатина Татьяна
Приемный покой


Русанов Владислав - Серебряный медведь
Русанов Владислав
Серебряный медведь


Корнев Павел - Повязанный кровью
Корнев Павел
Повязанный кровью


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека