Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Совет командиров Олю так выдать не может. Если так говорить, так это в
батрачки к старому черту...
- Семен... - нахмурился Колька.
- Ну хорошо, беру черта обратно. Это раз. А потом, про какое там
венчанье говорили?
- А это уже как полагается - не было такого дела, чтобы без попов
женились. Такого у нас на селе не было.
- Так будет, - сказал Коваль.
Кузьма Петрович зачесал в бородке:
- Кто его знает, чи будет, чи не будет. У нас так считается, будто
нехорошо: это же выходит - невенчанным жить.
В совете замолчали. Все думали об одном и том же: свадьбы не выйдет. Я
даже боялся, что в случае неудачи ребята выпроводят сватов без особенных
почестей.
- Ольга, ты пойдешь к попам? - спросил Колька.
- Ты что? Плохо позавтракал? Ты забыл, что я комсомолка?
- С попами дело не пойдет, - сказал я сватам, - думайте
как-нибудь
иначе. Ведь вы знали, куда шли. Как вам могло прийти в голову, что мы
согласимся на церковь?
Силантий поднялся с места и наладил для речи свой палец.
- Силантий, говорить будешь? - спросил Колька.
- Здесь это, спросить хочу.
- Ну спрашивай.
- здесь это, Кузьма такой, видишь, человек, мечтатель, как говорится. А
вот пусть Осип Иванович скажет: для какого хрена водолазы, здесь это,
понадобились? Ты лучше бы, здесь это, кабана выкормил.
- Да хай они сказятся! - засмеялся Стомуха. - А если встречу одного,
так и с охоты вертаюсь.
- Значит, здесь это, Кузьме нужно долгогривые, как говорится.
Кузьма Петрович заулыбался:
- Хи-хи, не в том дело, что нужны, и никакой же пользы от них, это само
собой. Так видишь что: деды наши и прадеды так делали, а тут еще и Павло
Иванович говорит: девку берем бедную, без этого, сказать бы, приданного,
ну и все такое...
Калина Иванович стукнул кулаком по столу:
- Это что за разговоры? Кто тебе дал право такое мурлякать? Кто это
такой богатый прийшов сюда, задаваться тут будеть? Ты думаешь, как ты с
твоим Павлом Ивановичем из земли хату смазали, так уже и губы вам
надувать? У него, паразита, понимаешь, стоить стол та две лавки, та кожух
заховав в скрыне, так он уже миллионер какой?
Кузьма Петрович пепепугался и запищал:
- Та разве ж кто задавался тут? Мы только так сказали насчет как бы
приданного.
- Ты знаешь, куда ты прийшов, чи не знаешь? Тут тебе совецькая власть,
чи ты, може, не видав совецькой власти? Совецькая власть может дать такое
приданое, что все твои вонючие деды в гробах тричи (трижды) перевернуться,
паразиты.
- Та мы ж... - слабо возражал Кузьма Петрович.
Хлопцы хохотали и аплодировали Калине Ивановичу.
Калина Иванович разошелся не на шутку.
- Это пускай совет командиров обсудить хорошенько. Факт: пришли они
свататься к нам, нам же нужно подумать, чи отдавать нашу дочку Ольгу за
такого голодранция, как этот самый Николаенко, который только и видит, что
картошку с цибулей лопает да лободу разводить, паразит, заместо хлеба. А
мы люди богатые, нам нужно осторожно думать.
Общий восторг совета командиров и всех присутствующих показал, что
никаких проблем не существует больше. Сваты на время были удалены, и совет
командиров приступил к обсуждению, что дать Ольге в приданое.
Хлопцы были задеты за живое всеми предыдущими переговорами и назначили
Ольге приданое, по каким угодно меркам совершенно выдающееся. Позвали
Шере, боялись, что он запротестует против больших выдач, но Шере и минутки
не подумал и сказал строго:
- Это правильно. Пусть нам будет тяжело, но Воронову нужно выдать
богато, богаче всех в округе. Куркулям нужно показать место.
Поэтому при обсуждении приданого если и быди возражения, то только
такого типа:
И что ты мелешь: лошонка! Не лошонка, а коня нужно дать.
Через час отдышавшихся на свежем воздухе сватов вызвали в совет, и
Колька Вершнев поднялся за своим столом и произнес, немного закикаясь,
такую внушительную речь:
- Совет командиров постановил: Ольгу выдать за павла. Павло переходит в
отдельную хату, и батько выделяет ему хозяйство, какое может. Никаких
попов, записаться в загсе. Первый день свадьбы у нас празднуем, а вы там,



как хотите. Ольге на хозяйство даем:
корову с теленком симментальной породы,
кобылу с лошонком,
пятеро овец,
свинью английской породы...
Колька успел охрипнуть, пока дочитал длиннейший список Ольгиного
приданого. здесь были и инвентарь, и семена, и запасы кормов, одежда,
белье, мебель, и даже швейная машинка. Колька кончил так:
- Мы будем помогать Ольге всегда, если потребуется, и они обязаны, если
нужно, помогать колонии без всякого отказа. А Павлу дать звание колониста.
Сваты испуганно хлопали глазами и имели такой вид, будто они
причащаются перед смертью. Уже не беспокоясь о том, правильно выходит или
неправильно, прибежали смеющиеся девчата и перевязали сватов рушниками, а
пацаны во главе с Тоськой поднесли им на блюде, покрытым рушником, хлеб и
соль. Растерявшиеся, неповоротливые сваты взяли хлеб и не знали, куда его
девать. Тоська из-под мышки Кузьмы Петровича вытащил блюдо и сказал
весело:
- Э, это отдайте, а то попадет мне от мельника. Это его... иакая
тарелка.
На моем столе разостлали девчата скатерть, поставили три бутылки кагора
и полтора десятка стаканов. Калина Иванович налил всем и поднял стакан:
- Ну, чтоб росла та слухала.
- Кого ей слухать? - спросил Осип Иванович.
- А известно кого: совет командиров и вообще совецькую власть.
Мы все чокнулись, выпили вино и закусили бутербродами с колбасой.
Кузьма Петрович кланялся:
- Ну, спасибо вам, что так все хорошо, будем, значить, поздравлять
Павла Ивановича и Евдокию Степановну.
- Поздравляй, поздравляй, - сказал Калина Иванович.
Осип Иванович пожал нам руки:
- А вы того... молодец народ, куда нам с вами тягаться!
Сваты, тихие и скромные, как институтки, вышли из кабинета и
направились к деревне. Мы смотрели им вслед. Калина Иванович вдруг
прищурился весело и недовольно дернул плечом:
- Нет, это не годится так! Что же они пошли, как адиоты? Нагони их,
Петро, скажи, чтобы ко мне шли на квартиру, а ты, Антон, запряжи через
часик да и подьезжай.
Через час хлопцы со смехом погрузили сватов в бричку, еще перевязанных
рушниками, но уже потерявших много других отличий официальных
послов, в том числе и членораздельную речь. Кузьма Петрович, правда, не
забыл хлеб и любовно прижимал его к груди. Молодец, как перышко, понес
тяжелую бричку по песчаной дороге.
Калина Иванович сплюнул:
- Это он нарочно таких бедных прислал, паразит.
- Кто?
- Да этот самый Николаенко. Это он, значить, показать хотел: какая
невеста, такие и сваты.
- Здесь это, не то, - сказал Силантий. - Тут такая, видишь, история:
другой сват не пошел бы, как говорится, без попов, а эти люди, здесь
это, на попов плевать, такие люди... уже не такие! А старый хрен, здесь
это, им так черт с ними, с попами. Видишь, какая история.
В середине августа назначили свадьбу, работали комиссии, готовили
спектакль. Забот было много, а еще больше расходов, и Калина Иванович даже
грустил:
- Если бы всех наших девчат выдавать замуж таким манером, так бери,
Антон Семенович, хлопцив и меня, старого дурня, тай веди просить
милостыню... А нельзя ж иначе...
В день свадьбы с утра колония окружена часовыми - два отряда пришлось
выделить для охраны. Только семидесяти лицам разослали мы напечатанные в
типографии приглашения. На них было написано:
"Совет командиров трудовой колонии имени Максима Горького просит Вас
пожаловать на обед, а вечером на спектакль по случаю выпуска из
колонии колонистски Ольги Вороновой и выхода ее замуж за тов.
П.П.Николаенко,
Совет командиров".
К двум часам дня в колонии все готово. В саду вокруг фонтана накрыты
парадные столы. Украшение этого места - подарок кружка Зиновия Ивановича:
на тонких тростях, установленных над столовой, везде, куда с трудом
проникли руки колонистов и куда так легко проникает сейчас глаз, повисли
тонкие зеленые гирлянды, сделанные из нежных березовых побегов. На столах
в кувшинах букеты "снежных королев".
Сегодня можно с уверенной радостью видеть, как выросла и похорошела
колония. В парке широкие, посыпанные песком дорожки подчеркивают зеленое
богатство трех террас, на которых каждое дерево, каждая группа кустов,
каждая линия цветника проверены в ночных раздумьях, политы трудовым потом


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 [ 74 ] 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Круз Андрей - Москва
Круз Андрей
Москва


Сапковский Анджей - Свет вечный
Сапковский Анджей
Свет вечный


Посняков Андрей - Последняя битва
Посняков Андрей
Последняя битва


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека