Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Грум был одет с головы до ног в бархат огненно-красного цвета; на его
обшитой золотом шапочке красовался пучок вьюрковых перьев, что было
отличительным признаком челяди знатных домов и свидетельствовало о высоком
положении его госпожи.
Лакей - неотъемлемая часть господина, и потому в тени этой женщины
нельзя было не заметить ее пажа-шлейфоносца. Наша память нередко
удерживает многое без нашего ведома; Гуинплен и не подозревал, что пухлые
щеки, важный вид и обшитая галуном, украшенная перьями шапочка маленького
пажа запечатлелись в его памяти. Впрочем, грум вовсе не старался привлечь
к себе чьи-либо взоры: обращать на себя внимание - значит быть
непочтительным; он невозмутимо стоял в глубине ложи, около самой двери,
держась как можно дальше от своей госпожи.
Хотя ее muchacho [мальчик-слуга (исп.)], ее паж, и находился при ней,
казалось, что женщина в ложе совершенно одна: слуги в счет не идут.
Как ни велико было впечатление, произведенное незнакомкой, появление
которой, казалось, входило в спектакль, развязка "Побежденного хаоса"
потрясла зрителей еще сильнее. Эффект, как всегда, был неотразим. Быть
может, благодаря присутствию в зале блистательной зрительницы (ведь
зритель иногда является участником спектакля) публика была особенно
наэлектризована. Смех Гуинплена в этот вечер казался заразительнее, чем
когда бы то ни было. Все присутствующие покатывались от хохота в
неописуемом припадке судорожного веселья, и среди всех голосов резко
выделялся зычный смех Том-Джим-Джека.
И только незнакомка, просидевшая весь вечер неподвижно, как статуя,
глядя на сцену пустыми глазами призрака, ни разу не улыбнулась. Да, это
был призрак, но призрак яркий, будто солнечный спектр.
Когда представление окончилось и стенка фургона была поднята, обитатели
"Зеленого ящика" собрались, по обыкновению, в своем тесном кругу, и Урсус
высыпал из мешка на уже приготовленный для ужина стол всю выручку. И вдруг
в куче медных монет засверкала испанская золотая унция.
- Она! - воскликнул Урсус.
Среди позеленевших медных грошей золотая унция действительно сияла,
подобно той женщине среди серой толпы.
- Она заплатила за свое место квадрупль! - продолжал восхищенный Урсус.
В эту минуту в "Зеленый ящик" вошел хозяин гостиницы; просунув руку в
заднее окошко фургона, он отворил в стене форточку, о которой мы упоминали
и которая находилась на уровне окна, благодаря чему из нее видна была вся
площадь. Он молча поманил к себе Урсуса и знаками показал ему, чтобы тот
взглянул на площадь. От харчевни быстро отъезжала нарядная карета с
роскошной упряжкой и лакеями в шляпах, разукрашенных перьями, и с факелами
в руках.
Почтительно придерживая большим и указательным пальцами квадрупль,
Урсус показал его дядюшке Никлсу и произнес:
- Это богиня.
Затем его взор упал на карету, заворачивавшую за угол, на крышке
которой свет от факелов освещал восьмиконечную корону.
Тогда он воскликнул:
- Это больше, чем богиня! Это герцогиня!
Карета скрылась из виду. Стук колес замер вдали.
Несколько мгновений Урсус стоял неподвижно, восторженно воздевая кверху
руку с квадруплем, словно дарохранительницу, - тем самым жестом, каким
возносят святые дары.
Потом положил монету на стол и, не сводя с нее глаз, заговорил о
"госпоже". Хозяин гостиницы отвечал на его вопросы. Да, это герцогиня. Ее
титул известен. А имя? Имени никто не знает. Но Никлс рассмотрел вблизи
карету с гербами и лакеев в шитых золотом ливреях. На кучере парик -
точь-в-точь как у лорд-канцлера. Карета редко встречающегося образца,
который в Испании называется "повозка-гробница", - великолепный экипаж с
верхом, напоминающим по форме крышку гроба, увенчанную короной. Грум был
такой крошечный, что вполне свободно помещался на подножке кареты с
наружной стороны дверцы. Эти миловидные существа носят обычно шлейфы
знатных дам; иногда же им поручают носить и любовные послания. Заметил ли
кто пучок вьюрковых перьев на его шапочке? Вот бесспорный признак
знатности его госпожи. Всякий, кто, не имея на то права, украсит головной
убор своего слуги такими, перьями, платит штраф. Никлс видел вблизи и
самое даму. Настоящая королева. Такое богатство не может не красить
человека. И кожа становится белей, и взгляд более гордым, и поступь
благороднее, и движения уверенней. Ничто не в состоянии сравниться с
надменным изяществом вечно праздных рук. Никлс описывал великолепие этой
белой с голубыми жилками кожи, шею, плечи незнакомки, ее румяна, жемчужные
серьги, прическу, волосы, припудренные золотым порошком, несчетное
множество драгоценных камней, рубинов, алмазов.
- Они блестят не так ярко, как ее глаза, - пробормотал Урсус.
Гуинплен молчал.
Дея слушала.


- И знаете, что удивительнее всего? - сказал трактирщик.
- Что? - спросил Урсус.
- Я видел, как она садилась в карету.
- Ну и что?
- Она села не одна.
- Вот как!
- С ней сел еще один человек.
- Кто?
- Угадайте.
- Король? - сказал Урсус.
- Прежде всего, - заметил дядюшка Никлс, - у нас теперь нет короля.
Нами правит королева. Угадайте же, кто сел в карету этой герцогини.
- Юпитер, - сказал Урсус.
Трактирщик ответил:
- Том-Джим-Джек.
- Том-Джим-Джек? - вырвалось у Гуинплена, не проронившего до этой
минуты ни слова.
Все были поражены. Наступило молчание. И в этой тишине вдруг раздался
тихий голос Деи:
- Нельзя ли больше не пускать сюда эту женщину?



8. ПРИЗНАКИ ОТРАВЛЕНИЯ
"Призрак" больше не возвращался.
Он не вернулся в ложу, но снова возник в душе Гуинплена.
Гуинплен был в некотором смятении.
Ему показалось, что он впервые в жизни увидал женщину.
И, сразу же отдавшись необычным грезам, он наполовину совершил
грехопадение. Надо остерегаться, грез, овладевающих нами против нашей
воли. Мечта обладает таинственностью и неуловимостью аромата. По отношению
к мысли она - то же, что благоухание туберозы. Порою она одурманивает,
словно ядовитый аромат, и проникает в мысли, словно угар. Грезами можно
отравиться так же, как цветами. Упоительное самоубийство, восхитительное и
ужасное!
Дурные мысли - самоубийство души. В них-то и заключается отрава. Мечта
привлекает вас, обольщает, заманивает, затягивает в свои сети, затем
превращает вас в своего сообщника: она делает вас соучастником в обмане
совести. Она одурманивает, а потом развращает. О ней можно сказать то же,
что об азартной игре. Сперва человек бывает жертвой мошенничества, затем
начинает плутовать сам.
Гуинплен предался мечтам.
Он никогда не видел Женщины.
Он видел лишь тень ее в женщинах простонародья и видел душу ее в Дее.
Теперь он увидел настоящую женщину.
Он увидел теплую, нежную кожу, под которой чувствовалось биение пылкой
крови; очертания тела, пленяющие четкостью мрамора и плавными изгибами
волны; высокомерно-бесстрастное лицо, выражающее одновременно и призыв и
отказ, лицо с ослепительно прекрасными чертами; волосы, точно озаренные
отблеском пожара; изящество наряда, пробуждающего трепет сладострастия;
обольстительную полунаготу; надменное желание воспламенять вожделения
завороженной толпы, но только издали; неотразимое кокетство; влекущую
неприступность; искушение, идущее рука об руку с предвидением гибели;
обещание чувствам и угрозу рассудку; сложное чувство тревоги, порожденное
страстным влечением и страхом. Он только что видел все это. Он только что
видел женщину.
То, что он только что видел, было и больше и меньше, чем женщина. То
была влекущая женская плоть - и в то же время богиня Олимпа.
Олицетворенная чувственность и красота небожительницы.
Ему воочию предстала тайна пола.
И где? За пределами досягаемого.
В бесконечном отдалении от него.
Какая насмешка судьбы: душу, эту небесную сущность, он держал в руках,
она принадлежала ему, - это была Дея; женскую плоть, эту сущность земную,
он только видел издали, на недосягаемой высоте, - это была та женщина.
Герцогиня!
"Больше, чем богиня", - так сказал о ней Урсус.
Какая высота!
Даже в мечтах было бы страшно взобраться на такую крутизну.
Неужели он так безрассуден, что думает об этой незнакомке? Он старался
побороть эти чары.
Он вспоминал все, что рассказывал ему Урсус о жизни этих высоких, почти
царственных особ; разглагольствования философа, казавшиеся ему до сих пор
не заслуживающими внимания, теперь становились вехами его размышлений, -


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 [ 74 ] 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Земляной Андрей - Один на миллион
Земляной Андрей
Один на миллион


Сертаков Виталий - Город мясников
Сертаков Виталий
Город мясников


Орлов Алекс - Золотой пленник
Орлов Алекс
Золотой пленник


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека