Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Будто не судьбой близкого - куда уж ближе! - человека играет он, решает ее,
решил уже практически, а все про-; исходит в некоем кукольном театре, где никто
не погибает. Просто заканчивается спектакль, кукол убирают в коробки, а завтра
их снова достают, и они - снова живые! - радуют почтеннейшую публику.
А ведь кому, как не Петру, знать, что спектаклем здесь и не пахло. Кровью
пахло. Предательством.
И все же что-то глубоко в подсознании успокаивало Петра: все будет хорошо,
все успокоится, камень утонет, круги пройдут и утихнут, жизнь не кончается.
Петр не ведал, что там, в подсознании, ; творилось, ему некогда было туда
забираться, копаться, он умел, в ( принципе, это делать, но терпеть не мог:
грязная, считал, работенка - Е рыться в собственном подсознании. Не однажды оно
так же неясно и невнятно подсказывало Петру: успокойся. Или наоборот:
насторожись. И никогда не ошибалось, хотя суть подсказки Петр пони-: мал только
после уже случившегося.
И вот ведь какая странность: болотом сейчас совсем не пахло.
И Иешуа ни разу не напомнил о запахе прокисшего вина. Намеренно? Не верил
Петру? Или исчез запах?.. Что зря гадать? Будет день - будет пища... Все-таки
он решил идти эллином. Пилат тг Рим, знаком был со многими из римской знати и
мог изрядно удивиться, что никогда не встречал в определенных кругах какого-то
Вителлия. А удивление Пилата меньше всего требовалось Петру. Эллины, в конце
концов, - те же подданные Римской империи, все у них общее - нравы,
развлечения, деловое сотрудничество. Даже Олимпийские игры - и те с некоторых
пор общие, А у Доментиуса и Пилата еще и сословие было одинаковым - всадники,
второе по значимости после сенаторского; и следовало из данного факта, что
имущественный ценз у каждого должен был составлять, как минимум, огромную сумму
в четыреста тысяч сестерциев. Петр полагал, что богатый всадник богатого
всадника всегда поймет.
Парадный вход в крепость Антония выходил на запад. Две большие -арочные
двери, точнее - ворота для конных были закрыты изнутри. С руганью, работой
локтями и плечами Петр добрался до них сквозь толпу, постарался не свалиться в
крепостной ров и выбрался на каменную площадку перед стеной, где все же был
некий вакуум, не решались паломники приближаться к дверям, за которыми жила
вполне реальная опасность. Петр побарабанил сначала в одну дверь, потом в
другую. Правая открылась, и воин в кожаной лорике, или кирасе, надетой на
короткую тунику без рукавов, из-под которой выглядывали узкие штаны до колена,
спросил на хорошем арамейском, но с некоторым раздражением:
- Что надо, господин?
- Я к гегемону, - тоже по-арамейски надменно заявил Петр, то есть
Доментиус. - Вызови начальника стражи.
Воин - явно из местных наемников, судя по языку, - невежливо закрыл дверь
перед носом у Петра и надолго исчез. Минут через десять, за которые
Петр-Доментиус накрутил себя до состояния праведного гнева, дверь снова
открылась, и в проеме возник некто в более просторной и тонкой тунике, без
всякой лорики, зато с коротким мечом в бронзовых поножах, притороченных к
поясу.
- Что надо, господин? - Начальник стражи слово в слово повторил вопрос
подчиненного, но уже на благородной латыни.
- Я прибыл сюда из Рима сегодня ночью, чтобы говорить с гегемоном, -
перейдя на латынь, заорал Петр. - Я - всадник Доментиус Коринфский, должен
из-за вас, идиотов, стоять здесь на жаре, как мальчишка? Так, что ли?.. Как
твое имя, солдат?
- Дарий, - в некоторой растерянности ответил начальник стражи.
- Иудея - это дыра, это место ссылки для плохих солдат, - продолжал
разоряться оскорбленный всадник. - Так ты хочешь отправиться туда, где
похолоднее, к диким галлам, например? Я могу это тебе устроить!..
- Подождите, господин, - все-таки начальник испугался угрозы, к диким
галдам ему не хотелось, - я же только спросил...
- Проходите, конечно. Я немедленно доложу гегемону о вашем прибытии. Он,
правда, отдыхает. Весь гарнизон отдыхает. У нас сегодня было ночное сражение...
Значит, все-таки было, обрадованно подумал Петр. И каков же . результат?..
- Надеюсь, успешное? - успокаиваясь, снижая тон, спросил он и вошел в
крепость следом за начальником стражи.
- Мы разогнали бунтовщиков и взяли под стражу их предводителей.
Сообщение порадовало. Подробности предстояло узнать у прокуратора. Или,
как его здесь называли, гегемона.
- Я слыхал об этом, - сообщил Доментиус. - Именно потому я - здесь.
- Вы присядьте. - Начальник указал на одинокую каменную скамеечку.
Больше ничего внутри крепости не было - пустой двор, только у
противоположной стены, где располагались конюшни, к коновязи привязаны были две
расседланные лошади. Остальные, видимо, находились в конюшне, в денниках.
Скучно живут, отметил Петр. Совсем уныло. Одно слово - солдатня... Зря
Пилат не согласился на дворец Ирода, там куда симпа-тичней...
На скамеечке ему пришлось сидеть недолго. Запыхавшийся начальник стражи
минут через пять возник из дверей, ведущих в казармы - или как это у римлян



называлось? - и насколько мог вежливо пригласил:
- Гегемон вас ждет, господин. Я провожу.
Они поднялись по узкой щербатой каменной лестнице без перил на второй
этаж, прошли по короткому коридору, и начальник, остановившись у двери в торце
его, вежливо, костяшками согнутых пальцев, стукнул два раза. Сказал:
- Здесь всадник Доментиус, гегемон.
- Пусть войдет, - послышался мощный рык из-за двери. В сравнительно
небольшой комнате - опять никакого сравнения с внутренними помещениями дворца
Ирода! - за простым, даже грубым каменным столом сидел голый по пояс
здоровенный мужик, в обтягивающих ляжки коротких портках, босиком, безбородый,
совсем коротко стриженный, с ранней проседью, загорелый, мордатый, но, в общем,
по-мужицки красивый. Он был занят мужицким же делом: пил вино и жрал - именно
это слово! - мясо от мощного ломтя, не пользуясь, естественно, никакими
добавочными приспособлениями, даже ножом.
- Салют тебе! - Мужик оторвался от немаленькой глиняной чаши с вином. -
Вина будешь?
- Ясное дело, буду, - быстро согласился Доментиус и уселся на лавку
напротив.
Мрачного вида солдат приволок и поставил перед греком такую же чашу и еще
кувшин с вином, грохнул на стол пустую глиняную миску. Мяса на столе -
баранина, естественно, - было в избытке на тоже глиняном блюде. Опять-таки не
дворец, посуда здесь солдатская. Как и нравы. Впрочем, эллина Доментиуса это
ничуть не смущало.
Он налил себе галилейского и поднял чашу:
- За императора!
- Можно и за него, - согласился мужик, бывший не кем иным, как пятым
прокуратором Иудеи и Самарии, богатый гражданином Империи, всадником Понтием
Пилатом, грозой блудливых, непочтительных и вороватых евреев, к тому же
отвратительно орущих за окнами. Заметил походя: - Вино здесь дерьмовое... - и
выпил до дна.
Петр согласился, но возразил:
- А где ж другое возьмешь? И тоже выпил до дна.
- Хорошее - дома... А ты сам-то откуда? - спросил Пилат, наяривая
баранину.
- Как раз из дому. Из Рима.
-Давно?
- Сегодня ночью.
- Ты же эллин, доложили мне...
- Ну и что? Мало, что ли, в Риме эллинов? Служу я там.
- Мне сказали, ты - всадник...
- Удостоен, - скромно объяснил Доментиус. - Есть, наверно, заслуги.
- Главное, денежки имеются, - хмыкнул Пилат. - А сюда на кой хрен прибыл?
- С тобой поговорить.
-О чем?
- О заговоре, всадник, который, насколько я слышал, твои люди сегодня
остановили.
Пилат даже есть перестал.
- Ты это о ночном броске? Подумаешь, заговор! Кучка бродяг и ворья. Зилоты
хреновы! Давили мы таких, как тараканов. Все разбежались, мечи - между прочим,
наши, римские,.- побросали, трусливые твари, двоих сволочей мы взяли с собой.
Распну я их, пожалуй. Завтра и распну, чего тянуть.
- Кого распнешь?
- Думаешь, я помню?.. Главарь там один был, бородатый такой евреище, шкаф
просто, и второй, рядом с ним бился, тоже не лилипут... - Отпил из чаши. - Надо
признать, этот главарь драться умеет.
- Где они?
Пилат ткнул пальцем в пол:
- В яме.
- А теперь послушай, ты должен это знать. Я для того и приехал к тебе.
Напрасно недооцениваешь, это именно заговор. Пусть для тебя с твоими когортами
он смешон, но дело не в тех бандитах, которых ты легко разогнал. Тот главарь,
которого ты посадил в яму, - всего лишь пешка в игре. Кукла. А кукловода ты не
достал.
- Кто он?
- Некто Иешуа, сын Йосефа из Галилеи, называющий себя Мессией.
- Очередной пророк? Еще один клоп...
- А знаешь, кто за этим клопом стоит?
-Кто?
- К сожалению, мои соотечественники. Достаточно большая группа эллинов. У
них деньги, влияние, в Сенате... Полагаю, ты не веришь, что сенаторы
неподкупны?
- Да там одно ворье! - отмахнулся Пилат, но жевать перестал, как
говорится, вошел в тему. - Известно кто?
- Пока нет.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 [ 73 ] 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Глуховский Дмитрий - Сумерки
Глуховский Дмитрий
Сумерки


Херберт Фрэнк - Фактор вознесения
Херберт Фрэнк
Фактор вознесения


Посняков Андрей - Разбойный приказ
Посняков Андрей
Разбойный приказ


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека