Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Думает он! Чего без дела сидишь? А ну давай ДУДИ!
- То есть как? - не понял Ухов. - В каком, так сказать, виде?
- А я почем знаю? - улыбнулся Сергей. - Как-нибудь эдак... на губах, что
ли...
- А что? Попробую... - улыбнулся в ответ Николай. - И что же вам
продудеть, дорогие радиослушатели?
- "Караван", - сказал Док. - Что ж тут еще сейчас можно дудеть? Конечно,
"Караван"... Или слабо?
- Темп немного не тот, - сказал Трубач.
- А ты ускорь, - сказал Боцман, - мы не против.
И Трубач вдруг действительно задудел, подражая своему любимому
инструменту, загудел, чуть пофыркивая, знаменитую мелодию великого
Эллингтона, и это было так здорово - в ночи, посреди чужой пустыни, - так
похоже на настоящий живой саксофон, что они, как тогда в лесу у костра,
захлопали в ладоши. Даже Боцман на пяток секунд сбросил руки с руля.
- А ну еще! - крикнул Пастух. - Еще давай! А мы-то ему на сакс
складывались!
- Тряхнем стариной! - пристукнул кулаком по коленке Док. - "Мы идем по
Парагваю..." Помнишь?..
- А то!
Он задудел, и все подхватили мелодию, кто получше, кто похуже, кто
привирая малость, а кто поточней. Машина мчалась по ночному плоскогорью
чужой страны, подскакивая на ухабах, а Ухов солировал, подражая саксофону,
выдувал губами замечательную мелодию пятидесятых.
Ночь отошла сразу и бесповоротно, разгоралась заря, короткие сумерки
сменялись новым утром. Вот-вот должно было выглянуть солнце нового дня.
Неожиданно из-за холма перед ними расстелилась впереди такая же
сожженная, выветренная равнинная даль, но на ней, в скользящих лучах едва
родившегося бледного солнца виднелись беспорядочно разбросанные неподвижные
силуэты мертвых танков с сожженными черными башнями, с бессильно опущенными
хоботами пушечных стволов, такие же навеки обездвиженные, почерневшие
артиллерийские орудия, черные остовы перевернутых армейских грузовиков...
Казалось, что они тут столетия и столетия - давно вымершие доисторические
звери, свирепые мертвые ящеры войны... Это странное и страшное кладбище
уходило к горизонту, и конца ему не было.
- Мать честная! Что же это? - воскликнул Боцман и остановил машину.
Некоторое время все четверо молчали.
- Один из знаков великой мудрости эмира Рашид-Шаха, - сказал наконец
Трубач. - Когда-то я видел это поле. По телевизору, кажется. Или в каком-то
журнале.
- Говорят, примерно так выглядят тут все приграничные районы, - продолжил
Док. - За четверть века этот субъект затеял то ли восемь, то ли десять войн,
практически со всеми соседями. О стычках, конфликтах - и говорить нечего. Ну
любит человек погарцевать...
- Ну что? - сказал Сергей. - Вперед?
Они ехали, как по музею войны, мимо искалеченной, окаменевшей
бронетехники, по бывшему полю боя, на котором, вероятно, нашли свой конец
сотни и сотни неведомых солдат.
Ехали молча.
Все думали об одном - как похож этот пейзаж, эти уродливые ископаемые
стальные звери с переломанными хребтами и оплавленной броней на фоне
отдаленных гор на то, что еще так недавно они видели в Чечне.
- Дурной мир! - убежденно сказал Трубач.
- Уж какой есть, - вздохнул Иван. Остальные не возразили ни тому, ни
другому. Пастух посмотрел на часы. В пути были уже шесть часов и теперь
приближались к подножию гор приграничной окраины Рашиджистана. Вершины уже
полыхали и золотились под солнцем. Он оглянулся. За их армейским "джипом",
слегка извиваясь, теперь убегала к горизонту отчетливая колея. Ветер нес
легкую пыль, но он должен был еще не скоро засыпать их след. Сергей сверился
с картой. Окинул взглядом плоскогорье и горы впереди. И тут же тон его стал
другим - четким, командным.
- Стой, Боцман. Приехали. Станция Вылезайка.
- Ты чего, Серега? - не понял Боцман.
- Просто вспомнил закон жизни. Хорошо долго не бывает. Проехались,
прокатились, ну и спасибо. Тут ведь была война, так? Значит, остались и
последствия. Противотанковые, противопехотные. Дальше выступаем пешим
порядком. Спасибо "джипу", и айда.
Взвалив на спины парашютные ранцы с водой, пайком и боеприпасами, с
автоматами на плечах, они вновь двинулись под солнцем, поднимаясь в горы.
Трубач шел последним, он уже почти не хромал.
* * *
Караван внеконкурсных машин двигался параллельно колее, проложенной
участниками. Уже когда выехали на маршрут, Михаил извлек из тайника и выдал
Артисту и Мухе маленькие автоматы "узи" и обоймы.
- Если кто сунется, применяйте без колебаний. Технический директор



господин Добрынин ехал в машине оргкомитета под номером 5, представитель
Российского фонда спорта Александр Штукин - на своем "паджеро" цвета
топленого молока. То отрываясь на несколько километров, то пропуская их
вперед. Муха старался все время быть неподалеку. Несмотря на все попытки,
Добрынина с утра увидеть ему не удалось. И только когда уже были в пути, в
открытом окне вездехода с большой желтой пятеркой на красном кузове
мелькнуло бледное, встревоженное лицо Леонида Павловича.
- Наш командор, похоже, провел не самую лучшую ночь, - заметил Артист. -
Почему же все-таки они с товарищем Штукиным в жмурки играли в столь поздний
час?
- Вопрос законный, - отозвался с заднего сиденья Михаил. - Боюсь только,
ответа мы не получим. По крайней мере, в обозримом будущем.
Перед выездом, когда было еще темно, удостоверившись, что никто не видит
их, они сняли с верхнего багажника две новые пустые серебристые канистры, со
всеми предосторожностями перелили в них содержимое обеих черных и спрятали
за сиденьями сзади, завалив поклажей: запасными колесами, коробками с
инструментами, спальными мешками и пакетами с провиантом.
- Вот так-то верней будет, - заметил Михаил. - Нам чужого даром не надо -
согласны? Как только с этими теперь быть? - он похлопал по одной из
опорожненных черных канистр. - От них желательно избавиться побыстрее.
- Выйдем утром на трассу - сообразим, - сказал Семен. - Главное - чтоб о
них никто не прознал и не подобрался.
- Даю директиву! - Михаил обвел их взглядом. - Кто-то из нас должен
находиться возле них неотступно. Ни секунды без присмотра. Постоянное
дежурство по первому номеру.
- Есть... - серьезно ответил Муха.
* * *
Все эти дни Голубков и Макарычев провели в таком волнении и напряжении,
какое вряд ли выдержал бы любой другой человек, который не может в подобных
обстоятельствах чувствовать себя художником, завершающим самое трудное и
важное для него полотно.
Работать приходилось сразу на нескольких направлениях. Причем, как и
раньше, предельно малыми силами лишь самых доверенных, самых надежных
помощников. Они знали, с каким пристальным вниманием следит за развитием
событий сам глава государства, и отлично понимали, что будет означать их
удача или позорный срыв для всей дальнейшей борьбы с коррупцией, как обычно
изъяснялись газетчики, "в верхних эшелонах власти".
Вся работа по координации действий объединенных оперативно-следственных
групп ФСБ и управления была возложена на генерал-лейтенанта Нифонтова и
одного из заместителей директора Федеральной службы безопасности -
старейшего, опытнейшего разведчика и контрразведчика, генерал-майора
Касьянова. Они несли персональную ответственность не только за конечный
результат, но и за строжайшее соблюдение секретности всех проводимых
мероприятий.
Тот, кого они пытались скрытно обложить, как зверя в берлоге, не должен
был ничего заподозрить. А вот это-то и было невероятно сложно. Никто не мог
с абсолютной уверенностью сказать, куда, на какие посты, в какие структуры и
учреждения сумел он поставить своих людей. Никто не мог бы ответить, кто и
каким образом связан с ним или зависит от него. А такие люди могли быть
всюду, и каждый из них мог дернуть за свою ниточку, зазвонить в свой
колокольчик и обрушить незримое здание, которое пытались возвести Голубков,
Нифонтов, Макарычев и еще несколько десятков людей, забывших о сне и отдыхе.
Они осознавали: чтобы по-настоящему выявить и раскрыть эту опутавшую
Москву и Россию невидимую сеть, нужны годы и годы...
Как было им действовать в этих условиях? Как могли они все рассчитать?
Нет, на такое они замахиваться и не пытались. Но были ключевые точки, и эти
точки, благо на то дал добро сам Президент, они и взяли под тайный неусыпный
контроль.
Прежде всего надо было быть полностью посвященными во все, что Делал,
писал и говорил в последние дни и в данную минуту господин Клоков.
Как выразился Макарычев, "взять в кулак его информационное поле". Самая
лучшая, новейшая, самая чуткая и миниатюрная спецаппаратура, какой не знали
еще даже в ФАПСИ, была впервые использована для этих целей.
Те средства и способы, которые, не стесняясь, применял сам Клоков для
подчинения себе других людей, теперь работали против него, но на куда более
высоком уровне. Каждый шаг его, каждое движение, разве только не мысли, были
известны и открыты тем, кто участвовал в этом деле.
Собравшись у Нифонтова в кабинете, где был создан штаб операции, они
прослушивали - то в записи, а то и непосредственно, напрямую, все переговоры
вице-премьера. Он мог быть дома, на даче, в одном из своих кабинетов, в
служебном автомобиле или вертолете, он мог быть где угодно, хоть за тысячу
километров от Москвы - они слышали или могли слышать его.
Уже получив личное разрешение главы государства на то, чтобы довести это
дело до конца, Александр Николаевич не утаил от него, что многие из этих
методов проникновения в тайная тайных господина Клокова не раз находили


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 [ 73 ] 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Херберт Фрэнк - Белая чума
Херберт Фрэнк
Белая чума


Шилова Юлия - Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо
Шилова Юлия
Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо


Пехов Алексей - Колдун из клана Смерти
Пехов Алексей
Колдун из клана Смерти


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека