Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

испугалась. Павел походил на бойца перед судьбоносной атакой: суровый,
непоколебимый, спокойный. Казалось, вся его душа затаилась в серых, обычно
наивных, глазах, готовая рвануться в бой чуть только скрипка взметнется к
плечу и взлетит над струнами смычок.
Борис слонялся по комнате позади брата. Он понимал, что так угнетало
мальчика весь вчерашний вечер и с какими мыслями Павел проснулся нынче
утром. Накануне оба позорно бежали от преступного разгула чужой скрипки,
расписавшись в собственном бессилии. Вот что заставляло стонать сердце
юного скрипача.
Остановившись возле фортепьяно, Борис рискнул обратиться к брату.
- Паш... Пашка. Ты что задумался?
- А?... Подожди. Чувствуешь? Оно в воздухе... Как будто, гроза собирается.
- Да ты что? Небо чистое, как...
- Нет. Гроза в звуках. Он концентрируется... Борька, следи за балконом!
Выкати меня туда, выкати!
Борис схватил ручки коляски и толкнул ее к порогу.
- Музыкант!
Возглас брата отдернул взгляд Бориса от пола. Ему показалось, что на
противоположном балконе из черной тени, отброшенной козырьком крыши,
вылепилась фигура. Человек в черном халате.
- Он возник из ниоткуда. Борька, я так и знал! Это фантом! Дух, призрак!
Не будь Борис убежденным реалистом, он бы поверил мальчику. Но разум тут
же предоставил переполошившимся чувствам логичное объяснение: резко
поднятые глаза, свет и тень - все это послужило причиной видения. На самом
деле человек просто-напросто вышел из сумрачной комнаты на освещенную
площадку.
- Паш, уймись. Всего лишь сосед-бухгалтер и...
И тут "бухгалтер" медленно поднял скрипку, которой мгновение назад не было
в его руках. Плавно вознесся смычок. И полилась музыка.
Баховская соната ля-минор. Но не вздохи влюбленных, чьи сердца трепетали в
предвкушении встречи, не страдания скитальца вдали от родной земли пела
странная скрипка. Соната превратилась в мученические стенания
приговоренного к смерти, в которых слышалась и горечь, и сарказм, и
жалость к себе, и ненависть к тем, кто оставался жить.
Оглушенный лавиной разноликих чувств, Борис не заметил, как Павел прильнул
щекой к теплому дереву своего инструмента. Струны притаились в ожидании...
Призывный перелив пролетел над двором и ринулся наперерез рыдающей сонате.
Борис вздрогнул, когда слух его обволокла пауза - детище изумления. Она
длилась всего миг, а затем исчезла в жизнерадостном престо, хлынувшем
из-под пальцев Павла. Обретшие свободу ноты без устали мчались друг за
другом, и не было им конца. Они кружились над домом вместе с пыльцой
цветущих яблонь, раззадоривали ленивые ароматы едва распустившейся сирени
и играли в пятнашки с ветром среди развешанного хозяйками белья. То
звучало чудо самой весны.
Черный Музыкант, замолчавший под напором жизненной силы, вновь обрел
голос. Тяжелые аккорды потекли над асфальтовыми дорожками городского
двора. Фатальное одиночество и безысходность утверждало давящее адажио.
Человек ничтожен, он песчинка в гигантском мире - угрюмо гудела скрипка.
Извивающимися полутонами мелодия ползла вверх по октаве, и завывание
воображаемого океана наполнило пространство. Жизнь швыряет человека в
бушующие волны, - продолжал черный Музыкант, - бьет о глухие стены,
слепленные из тысяч бездушных песчинок. И ни одна из них не двинется,
чтобы позволить потерявшемуся в вихре судьбы отыскать свое место в
холодной череде скал.
Подхватив образ моря и скалистого берега, смычок Павла широким взмахом
вальса разогнал свинцовые тучи и открыл солнце. Повинуясь вдохновению
Штрауса, песчинки, поднятые в воздух, кружили и стелились над берегом,
норовя вовлечь в хоровод одинокую соплеменницу. Стань одной из нас, -
взывали они, - иди в наш танец. Ты часть нас, а мы часть тебя! Иди же,
освободи себя от одиночества!
Павлу показалось, что Музыкант в какой-то миг заколебался. Стремясь
вырвать человека из паутины безысходности, юноша и его скрипка на крыльях
Штраусовского "Очарования жизни" ринулись дальше по туннелям сознания,
навстречу черному скрипачу. И... врезались в ехидный танцевальный напев.
Стань одной из нас, - передразнило ухмыляющееся стаккато, - и, как все, из
"я" превратишься в "мы", такое же вульгарное, как уличный плакат! "Мы" -
это масса, где тебя уже нет.
Простенькая слащавая мелодия сорвалась, и на Павла обрушилась
торжественная сюита, в которой с трудом угадывалось творение Генделя. В
темпе аллегро торжественная армада звуков перенесла мальчика внутрь
гигантской темной башни, чьи стены надежно отгородили от мира все
богатства человеческой души. Здесь на пыльных полках хранились некогда
блестящие мысли, увядали во тьме немногочисленные чувства, гордо
любовались собой невостребованные таланты, и уродливым трупом лежала в
углу погибшая давным-давно любовь.



Пронзительно запела, взывая к вниманию, струна. Смотри, смотри, смотри!...
Сумасшедшая мазурка запрыгала по стенам и, распахнув несуществующую до сих
пор дверь, ринулась в хаос внешнего мира. Сию же секунду внешний мир
ворвался в запечатанную башню. Во мгновение ока с полок были украдены
самые красивые мысли, отчаянно метались в поисках укромного уголка
чувства; непонятые оскверненные таланты ползали в грязи возле порога, а
труп любви был растоптан в прах грубыми ступнями.
Мазурка хохотала над ужасом, охватившим мальчика. Не в силах осознать, где
сон, а где явь, он мог только думать о чудовищном представлении,
устроенном Музыкантом. Он не помнил, как долго молчал его инструмент, но
вот пальцы легли на струны. И скрипка запела серенаду. Павел даже не знал,
какую именно пьесу принялся играть. Музыка лилась сама, невзирая на
потрясение и страх, и главной темой этой грустной мелодии была жалость.
Мальчик жалел одинокого Музыканта, видевшего во всем, что находилось вне
каменных стен его башни, одно лишь глупое зло. Он попытался нарисовать ему
другую картину: распахивается дверь, и свет заливает темницу. Встретив
солнце, расцветают чувства, в его лучах искрятся забытые мысли, шагают
навстречу людям таланты и возрожденная из праха любовь раскрывает
волшебные белоснежные крылья.
Музыкант свысока усмехнулся двумя тактами какого-то марша, и продолжал в
надменном соль-мажоре.
Жалеешь меня, малыш? Призываешь открыть душу и отдать мой гений безликому
"мы"? А что я получу взамен?... Скрипка рассмеялась виртуозным пассажем.
Что ты сам получаешь за свою великолепную музыку? Может быть "мы" дадут
тебе ноги, чтобы ходить? Загляни в собственную башню, парень. Оглянись,
посмотри... Ты один, один, один! Душераздирающее неуемное виваче
завертелось вокруг Павла. Коварные звуки хлестали слух, раскаляли рассудок
и выводили перед глазами силуэты несуществующих видений. Кульминационный
момент пьесы, рожденной черным Музыкантом, предстал перед ним в облике
башни, где его, Павла, по пояс замурованного в камень, окружали лишь голые
серые стены.
Человек без ног! - глумилась скрипка, - ты считаешь, что жив? Обманутый
ребенок! Меня смерть грызет изнутри, а тебя она связала еще при рождении.
Она обрекла тебя на одиночество! И смеется, смеется, смеется...
Музыкант в черном халате действительно смеялся. Со струн его скрипки
срывались невообразимые визжащие ноты, которые, как ни странно,
складывались в логически правильную мелодию. И эта ужасная музыка носилась
над домом, заглядывая в распахнутые окна и открытые двери. Два кота на
козырьке крыши с отчаянными воплями вцепились друг в друга. Надрывно лаяла
где-то в сквере собака. На втором этаже испуганно плакал младенец, и
молодая мамаша, взвинченная и уставшая, резким голосом бросала стандартные
в таких случаях реплики, от чего малыш заливался еще сильнее. Три соседки
визгливо ругались во дворе по поводу сушившегося белья. Кашлял и чихал
мотор "Победы", водитель сквернословил и, красный от гнева, стучал ладонью
по открытому капоту машины. А Музыкант продолжал хохотать над людьми, в
чьих душах его музыка посеяла злобу и хаос.
Павел готов был закрыть ладонями уши и закричать, как вдруг истерия чужой
скрипки захлебнулась в величественных аккордах "Первого концерта"
Чайковского. Фортепьяно яростно бросило в атаку всю мощь своих звуков. И
пусть Борис позабыл со времен музыкальной школы некоторые нюансы техники,
зато ЕГО Чайковский безапелляционно утверждал: пока жива Земля, пока над
ней бушуют ветры и летают птицы, пока дышат деревья и реки несут свои воды
далеким морям, будут жить и дружба, и преданность, и любовь.
Музыка разливалась и разливалась и не было ей конца. Скрипка Павла вторила
фортепьяно, и чувства мальчика, приведенные в смятение коварным
Музыкантом, вновь обретали спокойствие и равновесие. Его мимолетное
сомнение, посеянное кантатой одиночества, скатилось по щеке единственной
слезинкой и растаяло навсегда. Их с братом дуэт никогда не разобьют
никакие Музыканты, думал Павел, и широкие торжественные такты великого
произведения взывали людей к миру, мудрости и доброте.
Мальчик мельком взглянул на дверь и увидел мать, на цыпочках входящую в
комнату с виолончелью в руках. Она бесшумно опустилась на стул, прикрыв
глаза, поймала такт, и грудной теплый голос ее инструмента обнял сыновей.
Чужая скрипка осеклась и смолкла. А когда последний аккорд концерта застыл
в очарованном воздухе, Музыкант в черном халате исчез без следа.

А потом был прелестный завтрак и улыбающаяся мама, нежно смотревшая на
юношей. Она так и не поняла, что заставило Бориса сесть за фортепьяно и
почему так отважно звучал в это утро Чайковский. Но мамина виолончель,
безусловно, поставила последнюю точку в споре с Музыкантом, и братья
радовались их общей бесспорной победе.
Оставшись одни, Павел и Борис долго сидели молча друг против друга за
большим обеденным столом в гостиной: Борис верхом на стуле, Павел в своем
кресле-каталке. Мальчик хотел рассказать о тех картинах, которые породила
в его сознании чужая скрипка, но по глазам брата понял - не имеет смысла,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 [ 73 ] 74 75 76 77 78 79
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Якубенко Николай - Игра на выживание
Якубенко Николай
Игра на выживание


Корнев Павел - Убить дракона
Корнев Павел
Убить дракона


Мурич Виктор - Дважды возрожденный
Мурич Виктор
Дважды возрожденный


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека