Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Полно, мама, - сказал он. - Чтоб согреться изнутри и снаружи,
выпьем-ка мы лучше в честь рождества и помянем прямо тут у очага нашу добрую
Старую Англию.
И покуда граф стоял у огня, а Полина Мэри танцевала, наслаждаясь
простором кухни, миссис Бреттон принялась наставлять Марту, как сдобрить и
разогреть питье, и затем его передали по кругу в серебряном сосуде, в
котором я опознала крестильную чащу Грэма.
- За счастье прежних дней! - сказал граф, поднимая сверкающую чашу. И
глянув на миссис Бреттон, он с чувством произнес:
За дружбу старую до дна,
За счастье прежних дней
С тобой мы выпьем, старина,
За счастье прежних дней.
Побольше кружки приготовь
И доверху налей.
Мы пьем за старую любовь
И дружбу прежних дней.{285}
- Шотландец! Папа у меня шотландец. Отчасти. Хоум и де Бассомпьер! Мы
галлы и каледонцы.
- И верно, ты, краса шотландских гор, сейчас танцуешь шотландский рил?
- спросил ее отец. - Я не удивлюсь, миссис Бреттон, ежели у вас посреди
кухни вдруг вырастет зеленый лучок. Уж она наколдует! Престранное созданье!
- Скажите, чтоб Люси тоже со мной танцевала. Папа, это Люси Сноу.
Мистер Хоум (сделавшись гордым графом де Бассомпьером, он остался
простым мистером Хоумом) протянул мне руку с любезным завереньем, что он
меня не забыл, а если б ему даже изменила собственная память, дочь его так
часто твердит мое имя и так много обо мне рассказывает, что я стала для него
близкой знакомой.
Все уже приложились к чаше, исключая Полину, ибо никому не приходило в
голову прерывать ее танцы ради такого прозаического напитка, однако ж она не
преминула потребовать свое.
- Дайте попробовать, - обратилась она к Грэму, который отставил чашу
подальше на полку.
Миссис Бреттон и доктор Хоум были увлечены беседой. От доктора Джона не
укрылось ни одно ее па. Он следил за танцем, и танец ему нравился. Не говоря
уж о мягкости и грации движений, отрадных для его жадного до красоты
взгляда, его пленяло, что она так свободно чувствует себя у его матери, и
самому ему оттого делалось легко и весело; он увидел в ней прежнего ребенка,
почти прежнюю подругу детских игр. Мне интересно было, как он с ней
заговорит; я пока еще не слышала их разговора; и первые же слова его
доказали, что нынешняя ее ребяческая простота воскресила былые времена у
него в памяти.
- Ваша светлость желает глоточек?
- Кажется, я достаточно ясно выразилась.
- Никоим образом не соглашусь на подобный шаг. Прошу прощенья, но я
буду тверд.
- Почему? Я же здорова. У меня ключица снова не сломается, плечо не
вывихнется. Это вино?
- Нет. Но и не роса.
- А я и не хочу росы; я не люблю росу. А что это?
- Эль. Крепкий эль. Рождественский. Его сварили, надо думать, еще когда
я родился.
- Любопытно. И хорош он?
- Превосходен.
Тут он снял чашу, снова угостился, лукавым взглядом выразил полное свое
удовлетворение и торжественно поместил чашу обратно на полку.
- Хоть бы попробовать дали, - протянула Полина. - Я никогда не
пробовала рождественского эля. Сладкий он?
- Убийственно сладкий.
Она все смотрела на чашу, словно ребенок, клянчащий запретное
лакомство. Наконец доктор смягчился, снял чашу и доставил себе удовольствие
поить Полли из собственных рук; глаза его, всегда живо отображающие приятные
чувства, сияя, подтвердили, что он и впрямь доволен; и он длил свое
удовольствие, норовя наклонить чашу таким образом, чтобы питье лишь по
каплям стекало с края к жадным розовым губам.
- Еще чуточку, еще чуточку, - молила она, нетерпеливо стуча по его руке
пальчиком. - Пахнет пряностями и сахаром, а я никак их не распробую, вы так
неудобно руку держите, скупец!
Он уступил ей, строго шепнув при этом:
- Только не говорите Люси и моей матушке. Они меня не похвалят.
- Да и я тоже, - ответила она, вдруг переменяя тон и манеру, будто
добрый глоток питья подействовал на нее как напиток, снявший чары



волшебника. - И ничего в нем нет сладкого. Горький, горячий - я просто
опомниться не могу! Мне и хотелось-то его только оттого, что вы запрещали.
Покорно благодарю, больше не надо!
И с поклоном небрежным, но столь же изящным, как ее танец, она
упорхнула от него прочь, к отцу.
Думаю, она сказала правду - в ней продолжал жить семилетний ребенок.
Грэм проводил ее взглядом растерянным, недоуменным; глаза его часто
останавливались на ней в продолжение вечера, но она, казалось, его не
замечала.
Когда мы спускались пить чай в гостиную, она взяла отца под руку; и
дальше она от него не отходила, она ловила каждое его слово. Он и миссис
Бреттон говорили больше других членов нашего тесного кружка, а Полина была
самой благодарной слушательницей и вставляла только просьбы повторить ту или
иную подробность.
- А где вы тогда были, папа? А что вы сказали? Нет, вы рас скажите
миссис Бреттон, как все вышло, - то и дело понукал она отца.
Теперь она уже не уступала порывам брызжущего веселья; детская
веселость выдохлась; она сделалась задумчива, нежна, послушна. Одно
удовольствие было смотреть, как она прощается на ночь; Грэму она поклонилась
с большим достоинством; в легкой улыбке, спокойных жестах сказалась графиня,
и ему ничего не оставалось, как тоже спокойно поклониться в ответ. Я видела,
что ему трудно свести воедино пляшущего бесенка и эту светскую даму.
Наутро, когда все мы собрались за завтраком, дрожа после холодных
омовений, миссис Бреттон объявила, что ни под каким видом никого нынче от
себя не отпустит.
В самом деле, дом так занесло, что и не выйти; снизу завалило все окна,
а выглянув наружу, вы видели мутную мгу, нахмуренное небо и снег, гонимый
безжалостным ветром. Хлопья уже не падали, но то, что успело насыпаться,
ветер отрывал от земли, кружил, взметал и взвихрял множеством престранных
фантомов.
Графиня поддержала миссис Бреттон.
- Папа никуда не пойдет, - сказала она, усаживаясь подле отцовского
кресла. - Уж я за ним пригляжу. Ведь вы не пойдете в город, папа, не правда
ли?
- Как сказать, - был ответ. - Если вы с миссис Бреттон будете ко мне
милы, внимательны, будете всячески мне угождать, холить меня и нежить, я,
возможно, и соглашусь посидеть часок-другой после завтрака и переждать,
покуда уляжется этот ужасный ветер. Но сама видишь - завтрака мне не дают, а
я просто умираю с голоду.
- Сейчас! Миссис Бреттон, вы, пожалуйста, налейте ему кофе, -
взмолилась Полина, а я снабжу графа всем прочим: он, только графом
заделался, стал ужасно какой привередливый.
Она отрезала и намазала ломтик булочки.
- Ну вот, папа, теперь вы во всеоружии, - сказала она. - Это то же
варенье, что было в Бреттоне, помните, вы еще говорили, что оно не хуже
шотландского?
- А ваше сиятельство выпрашивали его для моего сына, помните? -
вставила миссис Бреттон. - Бывало, станете, рядом, тронете меня за рукав и
шепнете: "Ну, пожалуйста, мэм, дайте Грэму сладкого - варенья, меда или
джема!"
- Нет, мама, - перебил ее с хохотом сильно, впрочем, покрасневший
доктор Джон. - Вряд ли это возможно: я же никогда не любил ни того, ни
другого, ни третьего.
- Любил он это все или нет, а, Полина?
- Любил, - подтвердила Полли.
- Не краснейте, Джон, - приободрил его мистер Хоум. - Я и сам,
признаюсь, до этих вещей большой охотник. А Полли умеет угодить друзьям в их
простых нуждах; мое хорошее воспитание, не скрою. Полли, передай-ка мне
кусочек вон того языка.
- Пожалуйста, папа. Но не забудьте, вам так угождают лишь на том
условии, что вы остаетесь на "Террасе".
- Миссис Бреттон, - сказал граф. - Вот я решил избавиться от дочки,
хочу отдать ее в школу. Не знаете ли тут школу хорошую?
- Это где Люси служит. У мадам Бек.
- Мисс Сноу служит в школе?
- Я учительница, - сказала я и обрадовалась, что мне представилась
такая возможность. Я уже начинала чувствовать себя неловко. Миссис Бреттон и
сын ее знали мои обстоятельства, но граф с дочерью их не знали. Их сердечное
расположение ко мне могло перемениться при известии о том, каково мое место
на общественной лестнице. Я сообщила о нем с готовностью; но тотчас в голове
моей закружился рой нежданных и непрошеных мыслей, от которых я даже
невольно вздохнула. Мистер Хоум минуты две не поднимал взгляда от тарелки и
молчал; быть может, он не находил слов, быть может, полагал, что простая
вежливость требует молчанья в ответ на откровение такого рода; всем известна
пресловутая гордость шотландцев, и как бы ни был прост мистер Хоум во вкусах


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 [ 73 ] 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Березин Федор - Огромный черный корабль
Березин Федор
Огромный черный корабль


Головачев Василий - Пропуск в будущее
Головачев Василий
Пропуск в будущее


Шилова Юлия - Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!
Шилова Юлия
Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека