Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

все несем их славу и их вину, но спустя многие годы, естественно, так легко
заявлять: я бы подобное не совершил или не дал совершить.
- Но я уверен сегодня, что не совершил бы!
- Сегодня уверен. Со своими сегодняшними знаниями. Со своим сегодняшним
мышлением. А вчера?.. Неужели не понимаешь, что просто-напросто был бы другим -
вчерашним... Но ты и сегодня такой же, как те, кто гнал пророков, бил их,
убивал. Хочешь новое пророчество? Пользуйся, дарю. Я послал десятки своих
учеников, чтобы они несли людям правду о Вере, об истинном Слове Божьем и о
близкой реальности Его Царства. Вот бы вам остановить кого-то из них, сесть с
ним за кувшином доброго галилейекого, побеседовать, попытаться понять: а вдруг
до тебя что-то не доходит, что-то ты упустил в каждодневной суете... Но где
там! Ты сотоварищи станешь гнать их, распинать, убивать, потому что они думают
и поступают не так, как ты хочешь. Как привык. Вот, книжник, главная причина
всегдашних гонений власть имущими тех, кто во все времена ищет правду; они
думают и живут не по-вашему. Иначе мыслят. Иначе поступают. И только в этом их
вина. Как только в этом была вина пророков перед их современниками, которых
сегодня ты гневно судишь. Вот и все, книжник. Подумай о том, что я тебе
напророчил. Может быть, ты все-таки сумеешь мыслить иначе? Слово-то какое
красивое, прислушайся: инакомыслящий... А что до мгновенья... Сложи-ка ладони
вместе, книжник.
- Зачем?
- Сложи, не бойся. Я не обижу тебя.
Фарисей осторожно вытянул руки и свел лодочкой ладони.
- Выдох - мгновенье, да? - спросил Иешуа, повторяя недавниеслова фарисея.
- Верно. Но и мгновенье - часть вечности. Смотри... - И он легко выдохнул
воздух в протянутые ладони.
И на них возник абрис - именно так, одни очертания, контур, сквозь который
видны были и ладони, и старческая кожа в глубоких линиях жизни, судьбы или
любви, площадь, столпившиеся вокруг люди, - просто проявился из прогретого
весенним солнышком тонкий призрак храма с четырьмя башнями по углам и с пятой,
более высокой, посередине.
- А теперь второе мгновенье - вдох... Иешуа вдохнул, и храм исчез. Фарисей
по-прежнему держал ладони вместе, трагически не веря тому, что они пусты.
- Истинно говорю тебе, - сказал Иешуа вконец обалдевшему фарисею, впрочем,
и остальные тоже не выглядели материалистами, - твой дом пуст. И в Святая
Святых - только пыль и пустота. Там нет Бога. Ему там тесно и душно. А я ухожу.
Вспоминай обо мне, книжник, у тебя еще есть время...
И он быстро пошел прочь, все так же окруженный учениками, молчаливый, куда
более углубленный в себя, поэтому не видящий протянутых к нему рук, не слышащий
криков. Он шел из чужого ему Храма, в котором, по его словам, не было Бога.
А Петр, раздвигая телом толпу, как танк, шел впереди, чувствуя плечом
плечо Иоанна, и думал про себя: похоже, что Иешуа приобрел еще одного
почитателя. Пока сомневающегося, противящегося услышанному, но умеющего
мыслить, а значит, рано или поздно сумеющего понять, что мысль, пусть даже
против воли проникшая в душу, в чем-то верна, стоит ее перетереть, привыкнуть к
ней, а она за это время приживется, пустит корни, начнет хозяйничать в
означенной душе. И все-то с помощью детского трюкас храмом на ладошках, совсем
простенького для паранорма, даже тыква-голова на блюде во дворце Ирода была
галлюцинацией более сложной, а ведь здравый Иешуа ничем не брезгует в
постоянной "ловле чело-веков". Все идет в дело, и все ему помогает.
Интересно бы узнать; как имя этого фарисея? Кем он станет - если станет! -
в грядущем шествии веры Христовой?..
ДЕЙСТВИЕ - 4, ЭПИЗОД - 5
ИУДЕЯ, ИЕРУСАЛИМ, 27 год от Р.Х.. месяц Нисан
Ночевали опять в доме Лазаря. Петр счел, что безопаснее места нет, любое
другое окажется новым, с новыми хозяевами, с новыми людьми, которые обязательно
явятся вечером в дом, где остановился Машиах; кто среди них возникнет - один
Бог знает, а у Петра с Богом отношения были куда более прохладные, нежели у
Иешуа, поэтому он решил не рисковать. Час ходу до Вифании, - даже при том, что
все устали за день в Иерусалиме смертельно, - все-таки можно вынести, зато там,
у Лазаря, - нормальная еда, нормальный сон, никого посторонних, хорошо
известная местность и подходы к ней... Петр выставил охрану, определил ребятам
время ночных смен. и в общем-то чувствовал себя спокойно: в эту ночь ничего
произойти не могло, не должно было.
Утром вся компания снова собралась в город. Иешуа хотел все-таки пройти по
Терапийону, не исключено - кого-нибудь излечить, потом спуститься к пруду
Силоам, или Шилоах, то есть к "источнику, посланному Богом". Название его, что
ли, привлекло?.. Хозяйственный Натан был послан на поиски чистого дома без
постороннего глазу, где вечером все могли ритуально отужинать, иначе - провести
седер. Петр послал с ним Симона, как более обученного охранному делу: проверить
подходы к выбранному дому, кто соседи и прочее. Хотя понимал, что на седере
ничего не произойдет. Понимал он это еще и потому, что поручил Иоанну на
короткое время отпроситься от экскурсии по городу и сходить в дом к Кайафе,



чтобы оставить ему записку всего с тремя словами:
"Сегодня после полуночи". Кайафа скорее всего целыми днями пропадал в
Храме, но мог ненадолго оказаться и дома. В любом1 случае кто-нибудь из
служек-левитов записку ему отнес бы. Что делать, получив эту записку, Кайафа
знал. А Петр придумал для себя причину не идти вместе со всеми, чтобы забежать
к себе в дом в Нижнем городе, превратиться, возможно, в римлянина Вителлия, а
возможно, в эллина Доментиуса и наконец нанести давно задуманный и сегодня
крайне своевременный визит к прокуратору Иудеи и Самарии всаднику Понтию
Пилату.
Причина для отлучки была резонной: следовало запастись провиантом на
седер, купить хорошего вина и отнести все это в дом, который найдет Натан до
времени третьей молитвы, то есть до трех пополудни, чтобы две Марии имели хотя
бы три часа - приготовить ужин и собрать на стол, а уже после шести всем
собраться за трапезой.
- Как мы узнаем, где будет седер? - спросил Иешуа.
- Шимон и Натан найдут вас, - сказал Петр. Иешуа не спросил, как Симон и
Натан отыщут их в многотысячной толпе паломников, пришедших в столицу на Песах.
Это было даже Петру ясно: кто в городе не укажет, где сейчас искать Машиаха!..
Начинался последний акт трагедии, финал проекта "Мессия", и Петр
волновался, поскольку далеко не все оказывалось в сфере его непосредственного
внимания. Он не знал, сумели ли воины Пилата сегодня ночью перехватить и
рассеять отряды Вараввы, остановившиеся на ночной привал в пустыне южнее
Иерихона, а самого Варавву схватить, заковать в цепи и привести в Иерусалим. Он
не знал, насколько за эти дни увеличилась армия паломников в Иерусалиме,
которых Иешуа .еще десять дней назад позвал в столицу-к себе. Петр видел, что в
городе творится нечто невообразимое, людей на улицах явно много больше, чем
бывало на Пасху прежде. Он не мог более-менее точно оценить их количество,
потому что не видел всех, но даже приблизительно, по тем фрагментам толп,
которые попадались на глаза вчера, в Иерусалим пришло не менее десяти -
двенадцати тысяч. Можно было спросить Иешуа, тот наверняка чувствовал точнее
Петра, но спросить значило вызвать удивление у Машиаха: зачем тебе, Кифа,
точное число?.. И впрямь - зачем? Петр не знал бы, что ответить...
Что касается Кайафы, тут Петр волновался куда меньше. Первосвященник делал
порученное, как уже говорилось, с педантичной точностью ученика-отличника. Петр
полагал, что он уже знал результаты римской ночной вылазки, а значит, получив
записку или все же сумев перекинуться с Иоанном парой слов - хорошо бы сумел,
тогда Петр знал бы судьбу Вараввы! - молниеносно собрал бы свой Малый Синедрион
и решил бы судьбу бунтовщиков. Третий осужденный на казнь, кроме Христа и
Вараввы, положенный по Канону, наверняка найдется - да хоть бы кто-то из
ближних сподвижников зилота.
А уж Пилат, как заявил Кайафе высокородный эллин Доментиус, - это вопрос
не для первосвященника. Для положительного решения данного вопроса Петр
собирался в крепость Антония, где согласно каноническим текстам и абсолютно
вопреки здравому смыслу остановился прокуратор. Здравый смысл, поддержанный,
кстати, Клэр в одной из бесед с Петром, утверждал, что Пилат в дни Песаха
должен был найти приют во дворце Ирода Великого, где куда менее опасно
оставаться: и стены выше, и территория больше. А крепость Антония была
крохотным каменным островком, приткнувшимся к западной части северной стены
Храма, как раз недалеко от Овечьих ворот. Четыре невысокие башни, не слишком
высокие, всего в два человеческих роста, стены, теснотища, дискомфорт, о
котором Пилат не вспоминал даже в своей резиденции в Кесарии, не говоря уж о
Метрополии, плюс ко всему крепость находилась в самом центре празднующего Песах
людского моря. И уж если даже забыть об опасности, то о невероятном
круглосуточном шуме забыть невозможно.
И тем не менее Пилат предпочел крепость.
Видимо, так велика была известная всем ненависть пятого прокуратора к
своим подопечным из Иудеи и Самарии, а если говорить проще, его совершенно
первобытный, дремучий антисемитизм, что он предпочел тесноту и шум крепости
Антония уюту и тишине дворца Ирода Великого, тем более что во дворце в эти дни
гостевал Ирод Антипа с семейством, тоже решивший на Песах развеяться в столице
и покинуть на недельку свою Тверию, Тивериаду, где, к слову, Антипа устроил
себе весьма приятную жизнь: и театр там имелся, и стадион для ристалищ, а что
город был построен Антипой на месте древнего кладбища, волновало только
правоверных галилеян.
Может, Пилат и выбрал бы для своего короткого пребывания в ненавистном
Иершалаиме дворец ненавистного Ирода, но наличие там еще более ненавистного
Антипы, видимо, подвигло его на нелегкие испытания бытом. Тем значительнее
заслуга мудрого Кайа-фы, сумевшего вытащить Пилата с войском в столицу... С
Иоанном договорились встретиться в доме в Нижнем городе.
Петр сам себе удивлялся: его сейчас полностью захватило действие, в
котором он был силен, как Мастер Службы, которое он, опять же как Мастер,
должен был довести до задуманного финала, а сам финал, вернее, его трагичный
результат как бы отошел на второй план. Что случилось, спрашивал себя Петр. И
вроде бы не понимал, откуда взялись как неожиданный азарт ни о чем не
задумывающегося игрока, так и странное чувство отстраненности от происходящего.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 [ 72 ] 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Якубенко Николай - Испытание огнем
Якубенко Николай
Испытание огнем


Андреев Николай - Пролог. Смерти вопреки
Андреев Николай
Пролог. Смерти вопреки


Злотников Роман - Звездный десант
Злотников Роман
Звездный десант


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека