Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Она сказала это с уверенностью: широчайшая ротонда сливового цвета
показывала, что болезнью мистера Гоблера миссис Блосс во всяком случае не
страдает.
- Вы разбудили мое любопытство, - сказала миссис Блосс, поднимаясь,
чтобы удалиться. - Как я жажду его увидеть!
- Он обычно раз в неделю обедает за общим столом, - ответила миссис
Тибс.- Я думаю, в воскресенье вы его увидите.
И миссис Блосс, которой пришлось удовольствоваться этим приятным
обещанием, стала медленно спускаться по лестнице, все время подробно
описывая свои болезни, а миссис Тибс провожала ее, испуская на каждой
ступеньке сочувственный возглас. Джеймс (на этот раз кирпичного цвета - он
чистил ножи) взлетел по кухонной лестнице и отворил входную дверь, после
чего миссис Блосс, распрощавшись, медленно удалилась по теневой стороне
улицы.
Представляется излишним объяснять, что дама, которую мы только что
проводили до дверей (и которую две служанки рассматривают сейчас из окон
третьего этажа), была крайне вульгарна, невежественна и себялюбива. Ее
отошедший в иной мир супруг в свое время успешно занимался изготовлением
пробок и нажил таким образом приличное состояние. У него не было
родственников, кроме одного племянника, и не было друзей, кроме собственной
кухарки. В один прекрасный день первый имел наглость попросить заимообразно
пятнадцать фунтов; в отместку дядюшка на следующее утро сочетался браком со
второй и тут же составил завещание, содержавшее излияния справедливого гнева
на племянника (который вместе с двумя сестрами жил на сто фунтов в год), и
назначил новобрачную единственной наследницей всего своего имущества. Как-то
после завтрака он заболел и после обеда умер. В богатой церкви, прихожанином
которой он был, красуется похожая на каминную полку мраморная доска,
исчисляющая его добродетели и оплакивающая его кончину. Он не просрочил ни
одного векселя и не дал ближнему ни одного гроша.
В характере вдовы и единственной душеприказчицы этого благородного
человека странно сочетались хитрость и простодушие, щедрость и скупость. По
ее понятиям не было ничего приятнее жизни в пансионе, а поскольку ей нечего
было ни делать, ни желать, она, естественно, вообразила, что опасно больна,
- убеждение, усердно поддерживавшееся ее врачом, доктором Уоски, и ее
горничной Агнес, у которых были свои причины потакать ее самым вздорным
фантазиям.
Со времени катастрофы, описанной в предыдущей главе, миссис Тибс
побаивалась юных жилиц. В настоящее время под ее кровом проживали только
представители сильного пола, и когда все собрались за обеденным столом, она
воспользовалась случаем, чтобы сообщить о предстоящем приезде миссис Блосс.
Джентльмены приняли это известие со стоическим равнодушием, а миссис Тибс
всецело отдалась приготовлениям к приему страдалицы. Третий этаж чистили,
скребли и мыли так, что на потолке большой гостиной появилось сырое пятно.
Сверкающие, как хрусталь, графины, синие кувшины, мебель красного дерева,
белоснежные покрывала, занавески и салфетки увеличивали комфорт и делали
помещение еще более роскошным. Оно постоянно обогревалось жаровней, а камин
топился каждый день. Движимое имущество миссис Блосс прибывало по частям.
Сперва бутылки портера в большой плетеной корзине и зонтик; затем
бесчисленные сундуки; затем пара башмаков и шляпная картонка; затем кресло с
надувной подушкой; затем набор пакетов подозрительного вида и, наконец,
"последними по порядку, но не по важности", миссис Блосс и ее горничная
Агнес - в шерстяном платье вишневого цвета, ажурных чулках и легких
туфельках, как переодетая Коломбина.
Шум и суматоха при водворении герцога Веллингтона в Оксфорде в качестве
почетного ректора университета и в сравнение не идут с шумом и суматохой,
поднявшимися при водворении миссис Блосс в ее новое жилище. Правда, на сей
раз ученый доктор гражданского права не произносил речи, построенной по
лучшим классическим образцам, но зато здесь присутствовали всякие другие
старые бабы, которые говорили столь же уместные вещи и столь же хорошо
понимали, что говорят. Процедура переезда так утомила пожирательницу котлет,
что она отказалась в этот день покинуть свою комнату; поэтому ей наверх
отнесли баранью котлетку, пикули, пилюлю, пинту портера и другие лекарства.
- Что бы вы думали, мэм? - вопросила хозяйку пронырливая Агнес на
третьем часу их пребывания в доме миссис Тибс.- Что бы вы думали, мэм?
Владелица-то пансиона замужем.
- Замужем! - воскликнула миссис Блосс, принимая пилюлю и запивая ее
портером. - Замужем! Не может быть!
- Ей-богу, мэм, - настаивала Коломбина, - и ее муж, мэм, живет -
хи-хи-хи - живет на кухне, мэм.
- На кухне!
- Да, мэм, и - хи-хи-хи - горничная говорит, что его пускают в комнаты
только по воскресеньям, и что миссис Тибс заставляет его чистить сапоги
джентльменам, и что он иногда моет окна, и что как-то рано утром, когда он
на балконе мыл окно большой гостиной, он увидел на той стороне улицы
джентльмена, который раньше здесь жил, и крикнул ему: "Эй, мистер Колтон,



как поживаете, сэр?" - тут прислужница так расхохоталась, что у миссис Блосс
возникли серьезные опасения, как бы она не довела себя до припадка.
- Ну и ну! - сказала миссис Блосс.
- Да! И с вашего разрешения, мэм, служанки иногда угощают его джином, и
тогда он плачет и говорит, что ненавидит свою жену и жильцов, и начинает их
щекотать.
- Щекотать жильцов! - вскрикнула встревоженная миссис Блосс.
- Нет, мэм, не жильцов - служанок.
- Ах, только-то! - сказала миссис Блосс, совершенно успокоенная.
- Он хотел было поцеловать меня, вот сейчас, когда я шла по кухонной
лестнице, - негодовала Агнес, - но я ему показала, коротышке!
Эти сведения, к сожалению, совершенно соответствовали истине.
Непрерывные унижения и пренебрежение, дни, проведенные на кухне, и ночи на
складной кровати окончательно сломили остатки воли несчастного волонтера.
Ему не с кем было делиться своими обидами, кроме служанок, и они
волей-неволей стали его наперсницами. Правдой, как ни странно, было и то,
что маленькая слабость, которая, вероятно, появилась у него, когда он
подвизался на военном поприще, казалось, росла по мера того, как его
удовольствия урезались. Он стал прямо-таки донжуаном подвального этажа.
На следующий день, в воскресенье, завтрак был накрыт в парадной
гостиной к десяти часам утра вместо обычных девяти, потому что по праздникам
всегда завтракали на час позже. Тибс облачился в воскресный костюм - черный
сюртук, чрезвычайно короткие потертые штаны, очень длинный белый жилет,
белые чулки, белый галстук и блюхеровские башмаки - и поднялся в
вышеозначенную гостиную. Там еще никого не было, и от скуки он начал осушать
молочник при помощи чайной ложки.
По лестнице зашаркали чьи-то туфли. Тибс метнулся к стулу, и в комнату
вошел суровый господин лет пятидесяти, с лысиной на макушке и воскресной
газетой в руках.
- Доброе утро, мистер Ивенсон, - смиренно сказал Тибс, сопровождая
приветствие чем-то средним между кивком и поклоном.
- Здравствуйте, мистер Тибс, - ответил владелец туфель, затем уселся и,
не прибавив ни слова, погрузился в свою газету.
- Вы не слышали, сэр, мистер Уисботл сегодня в городе? - осведомился
Тибс, не зная, что сказать.
- Слышал, - ответил строгий джентльмен. - В пять часов утра он
высвистывал "Легкую гитару"* у меня за стеной.
- Свист для него - первое удовольствие, - сказал Тибс, слегка
ухмыляясь.
- Да. А для меня - нет, - лаконично ответил Ивенсон.
Мистер Джон Ивенсон обладал приличным доходом, источником которого
служили дома, расположенные в пригородах Лондона. Это был мрачный брюзга и
убежденный радикал, посещавший всевозможные собрания с единственной целью
возмущаться веем, что там предлагалось. Мистер Уисботл, наоборот, был
заядлым тори. Он служил в министерстве Лесов и Рощ в качестве клерка и
считал свою должность весьма аристократической. Он знал книгу пэров наизусть
и мог без запинки сообщить адрес любой знатной особы. У него были хорошие
зубы и превосходный портной. Мистер Ивенсон глубоко презирал подобные
качества, и в результате они с Уисботлом постоянно спорили к вящей пользе
остальных обитателей пансиона. Следует добавить, что помимо пристрастия к
свисту мистер Уисботл обладал еще глубокой уверенностью в своем певческом
таланте. Кроме них двоих и джентльмена в задней гостиной, в пансионе
проживали еще мистер Альфред Томкинс и мистер Фредерик О'Блири. Мистер
Томкинс был конторщиком у виноторговца и тонким ценителем живописи с
необычайно развитым чувством прекрасного. Мистер О'Блири был недавно
импортированный ирландец; он находился еще в совершенно диком состоянии и
приехал в Англию с целью стать аптекарем, клерком в одном из
правительственных учреждений, актером, репортером, вообще - чем придется: он
не отличался привередливостью. Он был на дружеской ноге с двумя
малозаметными членами парламента от Ирландии и устраивал всем жильцам
бесплатную пересылку писем. У него не было никаких сомнений, что его
природные достоинства откроют ему путь к блестящей карьере. Он носил
клетчатые невыразимые и, проходя по улице, заглядывал под все дамские
шляпки. Манерами и наружностью он напоминал Орсона*.
- Вот и мистер Уисботл, - сказал Тибс; и действительно, появился мистер
Уисботл в голубых туфлях и пестром халате, насвистывая "Di piacer"*.
- Доброе утро, сэр, - снова сказал Тибс. Это была почти единственная
фраза, с которой он к кому-либо обращался.
- Здравствуйте, Тибс, - снисходительно ответил любитель музыки и,
подойдя к окну, засвистел еще громче.
- Прелестная ария! - прорычал Ивенсон, не отрываясь от газеты.
- Рад, что вам нравится, - отозвался весьма польщенный Уисботл.
- А не кажется ли вам, что она выиграет, если вы будете свистеть
погромче? - спросил бульдог.
- По-моему, нет, - возразил ничего не подозревающий Уисботл.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 [ 71 ] 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Пропуск в будущее
Головачев Василий
Пропуск в будущее


Посняков Андрей - Властелин Руси
Посняков Андрей
Властелин Руси


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - лорд-протектор
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - лорд-протектор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека