Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

коротка. Для своей пользы человек обязан думать лишь о спасении души.
Жизнь подобна сновидению. Смерть тела - вот истинное пробуждение.
- Неправда!
Малх, пытаясь заглянуть в себя, удивлялся собственному спокойствию.
Сейчас он нарочно повысил голос, чтобы раздражить собеседников.
- Неправда, ты лжешь, жрец! Душа человека пробуждается с рождением
тела. Но рассудим о другом. Вы оба хотите навечно попасть в рай. Мудрецы
говорили: цена всего существующего познается по сравнению. Пока вы будете
петь хвалы небесному базилевсу, другие жарятся в вечном огне. Смрад
паленого мяса претворится в аромат райских роз. Что за цена раю, коль там
все люди! Пока же, на земле, вы запугиваете адом других, дабы превратить
их в данников.
- Ты оскорбляешь пленников! - воскликнул Асбад.
И опять пресвитер остановил неразумного комеса. Топерский святитель
хотел поселить колючку сомненья в душе Малха.
- Да, многие, именуя себя христианами, поступают хуже язычников, -
сказал пресвитер. - Но не принимай частное за целое. Раскаяние даже в
последний миг спасет твою душу.
- Мне не в чем каяться, - возразил Малх. - Я не лгу, не развратничаю,
не краду. А вот этот комес, как все полководцы империи, ложно увеличивал
число своих всадников, чтобы попользоваться жалованьем мертвых. Посмей
отрицать, Асбад! Совершая переходы по империи, ты грабил твоих
братьев-христиан и позволял солдатам совершать то же самое. Ты терзал, ты
подвергал мучительной казни твоих рабов за малейшее упущение, по
подозрению. Ты покупал для разврата женщин. Ты разбрасывал детей, не думая
о последствиях блуда. Нужно ли еще уличать тебя?
Асбад не ответил. Малх обратился к пресвитеру:
- Нужно ли, чтобы я вывернул и твою душу, как старый мешок? Так,
чтобы тебе захотелось отказаться от сана?
- Как хочешь, как хочешь, - смиренно согласился тот. - Я заблуждаюсь,
как человек, каюсь, оплакивая грехи. Никто не свят. В стаде же ничего не
меняется, грешен ли пастырь или нет, - защищал свой сан святитель. - В
истинном вероисповедании есть крепость церкви. Спасает вера, а грехи
святителей не лишают их права отпускать грехи других христиан.
Участник многих прений о догматах церкви пресвитер продолжал,
убежденный в своей правоте:
- Не прав ты в мыслях о равенстве в жизни земной. Люди равны в
бессмертии душ, равны в праве на спасение. Ибо раб может быть принят в
обители блаженных, сановник же - отвергнут. На земле бог, в своих
непонятных для человека целях, дает одному богатство, другому - нищету.
Горе нарушающему порядок. Мед земли есть худший из ядов. У меня нет зла к
тебе, бывший христианин. Теперь же отпусти меня.
- Не торопись, - сказал Малх. - Не за тобой последнее слово. Асбад
еще не ответил мне.
Чувствуя опору в пресвитере, комес вспомнил рассуждения палатийских
богословов:
- Душе нужно смирение, а не воля. Все совершается по воле бога.
Греша, я каюсь. Истинная Церковь прощает меня, допускает к причастию. И я
обновляюсь. Человек подвержен соблазнам.
Говорить с ними - метать стрелы в камень. Малх сказал с усталой
насмешкой:
- Действительно, этот комес мог бы надеть твою рясу, святитель. Я не
противник милосердия: да будет прощен искренне кающийся. Но не
способствует ли ваше каждодневно-легкое отпущение любых грехов их
неустанному повторению?
Пресвитер молчал. Малх продолжил:
- У нас не прячутся за спину богов. Поэтому мы отличаем доброе от
злого. Мы побеждаем вас не одной нашей силой, но и вашей слабостью.
- Меня вы победили стрелами, - возразил Асбад.
- Не оружие придает силу воину, а воин - оружию, - Малх
воспользовался мыслью какого-то древнего писателя, имя которого давно
забылось. - До победы над тобой мы взяли крепость Новеюстиниана.
Асбад, зная о падении крепости, неосторожно возразил:
- Комес Гераклед был ханжа, никчемный полководец. Он учился в Сирии
на безоружных еретиках.
- И ты тоже ханжа, - согласился Малх. - А два легиона префекта
Кирилла?
По незнанию речи славян Асбад был узником в одиночном заключении. Как
бывает с неудачниками, для своего поражения он успел найти достаточно
оправданий. Услышав о поражении и Кирилла, Асбад схватил за руку
святителя:
- Это правда?
- Увы, - ответил пресвитер и вторично попросил Малха: - Позволь мне
покинуть тебя.
Малх вглядывался в пресвитера. Что-то вспоминалось. А! Ведь этот



ворон встречался ему. Но где, когда?
- Подожди! - приказал Малх пресвитеру. - Мне кажется... Будто бы я
видел тебя? Назови свое имя!
Деметрий давно узнал Малха. Уверяясь, что бог отводит глаза беглому
еретику, пресвитер спорил с ним из чувства внутреннего долга.
Лет десять тому назад Деметрий, оставив неблагодарную Карикинтию,
ожидал в Византии места нового служения. Ему довелось присутствовать при
кончине его святейшества Мены. Второй в церковной иерархии, первый во
власти владыка Церкви уходил из земной жизни тропой последнего грешника.
Мена каялся: невольно, но он обманул Ипатия и Помпея. Ложь есть смерть.
Солгавший епископ лишается дара невидимой благодати и обязан снять сан.
Жалкий Мена, оставшись патриархом, слабодушно пытался обмануть бога, и
дверь освобождения от плоти разверзлась перед святотатцем пастью ада.
Уверившись в вечности мучений за гробом, Мена требовал магов, продляющих
жизнь напитком из мандрагоры, надеялся на помощь манихейских волхвов.
Чудовищно страшной была смерть поздней жертвы мятежа Ника.
Вместе с двумя монахами, славившимися, как и он, святостью, Деметрий
не отлучался из кельи патриарха, никого не допуская, дабы разглашение
позора не пошло во вред Церкви. Все трое поклялись отвечать на вопросы о
кончине Мены кратко и одинаково: его душа в руках бога. В этом не было
лжи, ибо ад есть такое же творение бога, как рай.
Отрекаясь от имени, полученного при святом крещении, Деметрий лишался
рая.
- Меня зовут Деметрием, - сказал пресвитер и, видя, что узнан,
продолжал: - Я был пресвитером Карикинтии! - Теперь ему ничто не было
страшно. Увлекаясь жаждой мученичества, Деметрий бросил вызов: - Будь
победа за нами, ты был бы в руках палача, еретик!
- Когда-то, давно, я хотел встречи с тобой. Ныне ты мне как волку -
сухая кость, - ответил Малх. - Прочь! Мне нет до тебя дела, я россич.

7
Пресвитер ушел не оглядываясь. Десять, двенадцать шагов по плитам
атриума. Черная фигура вписалась между двумя высокими урнами для цветов,
обрамлявшими вход. Что будет с Деметрием? Малху было безразлично: ненужная
вещь.
Солнце катилось за Родопы. Малх развязал торбу с едой и поделился с
Асбадом.
Из причудливой головы тритона струя свежей воды падала в каменную
чашу. Знакомый звук. Опять Малху мнилось, что он когда-то бывал здесь. Он
заснул, положив голову на торбу.
Дневной бриз затих. Густой запах роз тек в атриум.
Росские лошади паслись в саду на свободе - они не уйдут. Издали
донесся волчий вой. Конь Малха вошел в атриум. Осторожно перешагнув через
спящего хозяина, конь опустил голову в чашу фонтана. Напившись, постоял,
будто дремля, и, недоверчиво ступая по скользким плитам, исчез, как
виденье, не будь легкого стука копыт.
Асбаду вспомнился другой розарий. Юстиниан предпочитал нежность белых
роз. Желтоватые допускались за тонкость запаха. Но красные были изгнаны,
как недостойные святости Палатия своей окраской, низменно-грубой, как
кровь.
Единственнейший осчастливил Асбада разрешением сопутствовать ему в
прогулке по палатийским садам.
- Взгляни, Асбад, бог, защищая нежность мечами шипов, сотворил розы
для чистого наслаждения чистой красотой.
Величайшая милость была оказана Асбаду по назначении его в Тзуруле.
Базилевс шествовал, опираясь на плечо нового начальника фракийской
конницы. Всадники империи - как шипы розы. Восторг сжал Асбаду горло.
Его ожидало светлое, великое, может быть, будущее. Его не ссылали,
как Рикилу Павла. Базилевс доверялся ему. Похвалив усердие префекта Фракии
Кирилла, Юстиниан заметил:
- Более всего ценя в военачальниках преданность мне, среди них более
других отмечаю любящих меня. Велика есть тайная сила Любви, добродетели
христиан. Вызывая лучшие чувства, Любовь пробуждает дремлющие способности,
рождает новые способности для совершения службы. Ты же, Асбад, наблюдай за
самомнением Кирилла. Патрикий склонен ослепляться своей добродетелью.
В сорок лет, в полной силе Асбад увидел гибель надежды. Но побежден
не он один. Поражение других спасет его.
Божья воля привела в империю непреодолимую силу славян. Варварам
попустительствовала измена.
На берегу моря, в трех стадиях от дома, лежат две лодки. Асбаду
хватит одной. Он видел себя перед Юстинианом, он шептал, как молитву:
- Единственнейший, Непогрешимый, еретик-изменник привел этих далеких
от границы империи славян, изменники указали им дорогу, изменник Кирилл


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 [ 71 ] 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Конан-Дойль Артур - Приключения Михея Кларка
Конан-Дойль Артур
Приключения Михея Кларка


Самойлова Елена - Паутина Судеб
Самойлова Елена
Паутина Судеб


Андреев Николай - Пятый уровень. Война без правил
Андреев Николай
Пятый уровень. Война без правил


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека