Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

соткутся над призрачным озером... и я так скажу: если всякая магия, помимо
казенных чародеев, черная, то и это черная магия.
Арравета называли одним из самых богатых людей империи. Однажды
поймали вора, который показал, что унес у Арравета двадцать тысяч.
Арравет, конечно, отперся: "Я - мелкий чиновник, откуда у меня такие
деньги?" Наутро вора нашли в городской тюрьме задохнувшимся.
Арравет стал печатать на станке ходовой товар, - городские истории и
непристойные картинки, причем прямо приспособил под это официальный цех.
О том, что количество труда в гравюре теперь уменьшилось, не
доложили, справедливую цену нарушили, деньги разделили между сообщниками,
- разве может все это хорошо кончиться?
Харсома, увидев картинки, расхохотался, и тут же закричал Даттаму,
что пойдет в веселый дом и не успокоится, пока не перепробует каждой
позиции. Арравет дал Даттаму и Харсоме целую кучу денег, да-да, прямо-таки
мешок. Даттам поблагодарил Харсому и сказал:
- Сдается мне, что если бы не ты, я бы ни гроша не получил от такого
человека, как Арравет.

Записные книжки Даттама в это время были наполнены рисунками и
чертежами. В них были военные повозки с приделанными к ним мельничными
крыльями, движимыми ветром, и с хитроумной системой трансмиссии к колесам;
была лодка, в которой весла были заменены пропеллером, вращаемым двумя
лодочниками, мосты, в которых настил покоился не на сваях, а плавал на
бурдюках с воздухом, - Даттам услышал, что варвары переправлялись через
реки на мехах, и попытался рассчитать количество воздуха и выдерживаемый
им вес; было изображение вечного двигателя со ртутью в семи подвешенных к
колесу мешочках - этот двигатель Даттам срисовал с манускрипта в Небесной
Книге, но двигатель не работал. Была там и осадная башня с движущимися
лестницами-платформами, которые сами поднимали солдат кверху. Эту башню
Даттам придумал сам.
Больше всего было набросков касательно машины для откачки воды из
глубоких штолен. Арравет часто говорил о том, что такая машина ему очень
нужна, потому что в стране мало железа сверху и много - внизу. В
государственных рудниках воду откачивали с помощью древнего винта,
изобретенного еще десять династий назад. Этот винт вращает под землей
слепой осел или штрафник, а люди выливают в винт бадейки. Арравет такой
винт использовать не мог. Во-первых, это стоило бы слишком дорого,
во-вторых, Арравет и так боялся ареста, а если спустить сотню
неквалифицированных рабочих под землю, только чтобы они черпали воду - как
есть донесут!
За два месяца до экзаменов Даттам принес Арравету модель машины для
откачки воды и показал, как та работает.

Несколько раз Харсома приносил к своему другу разные документы.
Требовалось совсем немного - вытравить кислотой имя или цифру, и вписать
другую, или состарить бумагу или шелк до подходящего возраста. Даттам с
досадой спросил:
- Почему ты не просишь об этом Арфарру? Он знает химию куда лучше
меня!
- Арфарра прекрасный человек, - ответил Харсома, - но он способен с
этакой бумагой отправиться прямо к "желтым курткам", да еще и будет всю
жизнь гордится своей верностью правопорядку.

За месяц до выпускных экзаменов надежный гость передал Даттаму письмо
от дяди. Отец Даттама умер, и было много хлопот с виноградником, купленным
в Нижнем Городе на имя жены. Харсома выхлопотал Даттаму отпуск, и тот
поехал в Варнарайн, но к его приезду все уже уладили.
В эту поездку даже Даттам увидел, что влияние Рехетты сильно выросло.
Так получилось, что он единственный из старшин цехов осмелился сцепиться
со сворой наследника, и от этого имя его гремело весьма широко. Строгостью
своей жизни он вызывал почитание народа, чем и пользовался для нападок на
вышестоящие власти. Алтари патрона цеха, небесного кузнеца Мереника, стали
появляться в самых разных уголках провинции.
Несколько гулящих девиц сожгли свои наряды и стали вести святую жизнь
из-за проповедей Рехетты, и в числе их была любовница наместника; это
рассердило наместника до крайности.
В честь Даттама Рехетта устроил молебен. Закололи барана, накормили
Небесного Кузнеца запахом и огнем, оставшееся съели сами. Даттам от имени
Арравета предложил мастерам из цеха использовать свой гравировальный
станок, но те решительно воспротивились.
- И думать не смей об этих станках, - заявил один из мастеров. Наш
цех сейчас враждует с людьми экзарха. Если они прознают об этих станках,



они тут же навяжут их нам, чтобы испортить цену и прогнать половину
мастеров за ненадобностью.
А дядя Даттама насупился и сказал:
- Нынче в Варнарайне души чиновников почернели от алчности, а зубы
народа почернели от лотосовых корней. Люди наследника, как оборотни, пьют
кровь народа и сосут его мозг. В почетной охране наместника - две тысячи
головорезов, рыщут по деревням и понуждают людей усыновлять чиновников...
Луга и поля исчезают из земельных списков, общие амбары пустеют, и народ,
будучи не в состоянии прокормиться, вынужден заниматься торговлей. Скоро в
Варнарайне не останется свободных людей. Увы, страшно подумать, - что
будет после смерти государя?
И, взяв модель из рук Даттама, спалил ее в жертвенном костре
небесному кузнецу Меренику.
Вечером дядя спросил племянника:
- Говорят, в столице ты связался со скверными людьми, которые делают
деньги в обход государства?
- Я изобретатель, - сказал Даттам, - и если выйдет так, что мои
изобретения нужны только бесам, я буду работать на бесов.

На следующий день Даттам пошел заверить подорожную. Казалось бы -
пустяковое дело, а чиновники в управе вдруг стали кланяться, как
болванчики, и отвели Даттама в кабинет ко второму секретарю наместника,
господину Харизу.
Ах, какой кабинет был у господина Хариза!
Яшма тушечницы белая, как бараний жир. Стол в золоте, на стенах
гобелены, на гобеленах красавицы, от которых рушатся царства, перед
гобеленами столик в золоте и нефрите, вино и фрукты, черепаховая шкатулка
с благовониями: все, знаете ли, совершенно неподобающее чину и
присутственному месту. Надо сказать, что Хариз был тот самый чиновник,
который много нажился на Государевом Дне, но благодаря своей
матери-колдунье избегнул правосудия.
Сели, стали беседовать. Хариз все знал о Даттаме: поздравил его с
успехами в учении, - будущий, как говорится, опора трона, слуга народа, -
и вдруг вынул из черепаховой шкатулки часы-яичко.
- Какую, - говорит, - гадость написали: будто вы эти часы сделали в
насмешку. Мол, епарх отдает деньги в рост. Часы считают время, а он на
времени наживается: и то, и другое неправильно...
Даттам побледнел и стал глядеть на гобелены. Говорили, будто Хариз
решает за наместника все дела, городскому судье протоколы приносит на
подпись пачками, а допрашивать любит прямо рядом с кабинетом, за
красавицами, от которых рушатся царства. А господин Хариз взял персик и
стал очищать кожицу. О слушатель! Разве справедливый человек, когда зубы
крестьян почернели от весенних кореньев, будет есть тепличный персик?
- А что вы, - спросил секретарь Хариз, - думаете о механизмах вообще?
Даттам ответил:
- Разве можно улучшить совершенное? Государь установил церемонии,
расчислил цены, учредил цеха и села. Если бы государству требовалось вдвое
больше, скажем, фарфоровых ваз, то людей в фарфоровом цеху было бы вдвое
больше, или работали бы они не треть дня, а две трети. Но государство
заботится не о вещах, а о людях, которые делают вещи. Если ныне удвоить
производительность труда, то куда же деть лишних рабочих?
- Это похвально, - сказал господин Хариз, - что в таком молодом
возрасте вы думаете лишь о благе ойкумены. Я слыхал, вы построили
водоотливное колесо... А вот епарх вашего цеха и в самом деле берет
взятки. Ах, если бы такой человек, как вы, были на его месте...
И господин Хариз любезно протянул очищенный персик юному гостю. Надо
сказать, что никто из мира людей подслушать этого разговора не мог. Но в
левом углу на полке стояли духи-хранители; господин Хариз побоялся
оскорбить небо и потому предложил персик, что на языке плодов значит
"десять тысяч". Но Даттам был непочтителен к богам и сказал:
- А сколько получат мастера?
Господин Хариз удивился:
- Вы же сами заметили, что они больше трудиться не станут.
- Я подумаю, - сказал Даттам.
Тут глаза Хариза стали как дынные семечки.
- Э, господин студент, что ж думать над очищенным персиком? Сейчас не
съешь - через час испортится.
Даттаму делать было нечего, он съел персик и откланялся с подорожной.
Только ушел - из-за гобелена с красавицами вышла старуха, мать
Хариза. Цоп, - косточку от персика, бросила ее в серебряную плошку,
посмотрела и говорит:
- В этом юноше три достоинства и один недостаток. Достоинства таковы:
душа у него - пустая: вечно будет желать, чем наполнить. Любит число и
разум: людей жалеть не будет. Таит внутри себя беса, - вечно, стало быть,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 [ 71 ] 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Подводник
Прозоров Александр
Подводник


Шилова Юлия - Во имя денег
Шилова Юлия
Во имя денег


Громыко Ольга - Верные враги
Громыко Ольга
Верные враги


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека