Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

времен, и стал ждать, пытаясь настроиться на то, что его ждет.
Приехали за ним сразу после полуночи.
В отдельном купе тюремного вагона привезли в Москву. Во внутреннюю
тюрьму на Лубянке. В камере сидели сначала вчетвером: он сам, знакомый по
Дальнему Востоку комбриг, два крупных сотрудника НКИДа.
Допрашивали Маркова не так долго - месяца три. По стандартной схеме.
Раз служил в Народной Армии ДВР - японский шпион. В Белоруссии -
польский... Да командировка в Италию в тридцать пятом году. Да
бесчисленные связи с врагами народа.
Следователь был то подчеркнуто вежлив и любезен, то дико кричал.
Сутками заставлял стоять навытяжку. Давал читать доносы и устраивал очные
ставки. Смотреть в глаза клевещущих на него бывших сослуживцев Маркову
было невыносимо стыдно.
Однако били его на удивление мало.
И вот настал день суда. Он пошел на него, за все время следствия
ничего не подписав и не дав ни на кого показаний.
Приговор был: десять плюс пять. Формула мягкая - КРД
(контрреволюционная деятельность), без троцкизма и терроризма.
Он вполне готов был к высшей мере. Точнее - убедил себя, что готов. К
его званию и должности высшая мера была бы в самый раз. Поэтому, услышав
приговор, испытал в первый момент облегчение. Главное - жить будет. Но
представил себе эти десять и еще пять, и до того стало муторно! Помыслить
страшно - до 1953 года сидеть. (Он не имел возможности оценить
символичность даты). Когда срок кончится, ему уже шестой десяток пойдет.
Кончена жизнь, как ни крути. Да и то, если доживет, если позволят
дожить...
Поначалу он считал, что жизнь ему спасло упорство. Потому что
обнаружил, беседуя с себе подобными, что судьи и те, кто ими руководил,
придерживались определенной, хоть и извращенной логики. Признавшихся,
раскаявшихся, активно помогавших следствию - расстреливали, а упорных,
"закоренелых", вроде него, - нет. При полном пренебрежении всякими
правовыми и моральными нормами через это правило Военная коллегия и сам
Сталин, как говорили, обычно не переступали. Из всех, проходивших по
первым процессам вместе с Тухачевским, Уборевичем, Якиром и прочими, не
признал себя виновным один комкор Тодорский, и он единственный уцелел,
сидел одно время вместе с Марковым. От остальных не осталось и могил.
Только потом, много раз передумывая одно и то же, Марков сообразил,
что ничего от него не зависело. Он сам по себе не интересовал следователя:
не вырисовывалось за ним никакого крупного дела. И показания его в общем
тоже не требовались - все, с кем Марков был связан, исчезли раньше него.
Готовилась смена караула в недрах самого НКВД, Ежов доживал последние дни,
механизм крутился по инерции. Могли бы и вообще про Маркова забыть, а
могли расстрелять без процедуры... Но все же, как ни смотри, а повезло.
За три лагерных года было с ним много всякого И несмотря ни на что,
он не позволял себе согнуться и смириться. Ни перед начальством лагерным,
ни перед уголовниками, которым была в зонах полная воля и даже негласное
поощрение. Они ведь были "социально близкие элементы", а не "враги
народа".
Били его поначалу сильно, и он до последней возможности давал сдачи.
Как его не зарезали в камере или вагоне - бог весть. Потом, на пересылке,
вдруг встретил своего бывшего бойца, ставшего большим паханом, который,
оказывается, сохранил добрую память о комвзвода Маркове. С тех пор его не
трогали. Даше вернули отнятые хромовые сапоги.
Рапортуя в качестве дневального или дежурного по бараку, он всегда
называл свое звание: "комкор Марков", и это производило на лагерных
лейтенантов и капитанов определенное впечатление.
К исходу первого года заключения он поддался слабости и написал
письмо в Верховный Совет - тогда как раз освободили большую группу бывших
военных, но ответа не получил.
1 мая 1941 года был нерабочий день даже для врагов народа, и они
провели его хорошо - грелись на первом весеннем солнце, на подсохшем южном
склоне сопки внутри зоны, вспоминали, кто и как праздновал этот день на
воле. А второго мая началось непонятное. С утра среди начальства
замечалась необычная суета. Марков как раз мыл полы в канцелярии. Из-за
двери начальника лагпункта неразборчиво гудели голоса и столбом тянулся
табачный дым. На обед были вызваны даже дальние бригады, которым обычно
пищу возили в тайгу. Потом лагерь построили, и толстенький "кум", косолапо
ступая кривыми ногами в надраенных сапогах, вышел к строю и начал вызывать
заключенных по длинному списку. Они выходили и выстраивались в шеренгу.
Вызвали больше ста человек, в том числе Маркова. Затем бригады увели
на работу, а вызванные остались на линейке. Начальство исчезло. Поскольку
не было команды разойтись, но не было и другой команды, заключенные
помаленьку начали сбиваться в группки в закуривать.
Марков с удивлением, а больше с тревогой заметил, что здесь только
бывшие военные, 58-я статья. Это могло означать что угодно, но скорее -



плохое. От хорошего успели отвыкнуть.
Потом появился "кум" и объявил, что сейчас все пойдут в баню.
Беспокойства прибавилось. Но баня - всегда баня, тем более, без
уголовных, натоплена она была хорошо, и никого не торопили, и мыла дали по
половине большого куска, поэтому мылись долго, с удовольствием.
- Наверное, в другой лагерь переводить будут. Особый, политический, -
предположил кто-то. Мысль посчитали дельной.
После помывки выдали белье. Всем - новое.
Вернулись в бараки. От непонятности и непривычного безделья разговоры
достигли невероятного накала, доходя моментами до вещей совсем
фантастических.
Через час Маркова вызвали в канцелярию. С ним еще пятерых. Двух
комкоров, двух комдивов и одного корпусного комиссара. Больше
представителей высшего комсостава на лагпункте не было.
Майор, начальник лагпункта, покрутился перед ними с минуту, видимо,
не злая, с чего начать, потом, глядя в сторону, сообщил, что поступила
команда срочно доставить их шестерых в Хабаровск. Настолько срочно, что
через час за ними прибудет самолет. После чего выразил надежду, что все
может повернуться по-разному, но если что - граждане бывшие командиры не
должны быть в обиде. Служба есть служба.
Начальник вообще был человек не злой, скорее просто глупый, но жить
давал.
Они вышли на улицу ошарашенные, даже потрясенные, сжимая в кулаках
щедро розданные майором папиросы - по три на брата. У каждого в душе
колотилась сумасшедшая надежда, только комкор Погорелов желчно сказал:
- Рано радуетесь, зэки, как бы не загреметь всерьез и окончательно.
- Брось. Для этого самолетом не возят.
- Ну-ну, поглядим...
Примерно через час над рекой проревел моторами гидроплан, планируя
против ветра, подрулил к причалу, и вскоре они все сидели на узкой
алюминиевой скамейке внутри холодного и пустого фюзеляжа. По бокам - два
конвоира с карабинами. Один из конвоиров всю дорогу ужасно трусил, кусал
губы, потом его укачало и он начал блевать, не выпуская из рук карабина и
вытирая рот рукавом шинели.
Три часа выматывало душу тряской и гулом, наконец, днище гидроплана
заколотило на короткой и крутой амурской волне. Самолет уткнулся носом в
пирс. "Черный ворон" доставил их не в тюрьму, как они привычно ждали, а на
окружную гауптвахту. В роскошной, по нынешним их понятиям, камере старшего
комсостава они наконец расслабились.
Марков за дорогу передумал многое и, кажется, начал догадываться.
Вошел капитан-начкар, сказал, что ужин будет через полчаса, и выдал на
всех две пачки папирос "Норд". Это было совсем невероятно.
Погорелов, как самый старший, поделил курево, две оставшихся
папиросы, прикурив, пустил по кругу.
- А теперь какие мнения будут? Амнистия?
- Нет, братцы, война. Большая война, - ответил Марков.
Рано утром их разбудили и вновь повезли. На военный аэродром, где
выдали полушубки и погрузили в транспортный ТБ-3.
- На Чукотку, что ли? - спросил Погорелов у бортмехапика.
- Чего ради? - удивился тот. - В Москву летим...
После двухсуточного, с несколькими посадками полета "черный ворон"
вез их по Москве. От утомления и нервной перегрузки никто уже не мог
разговаривать. Сквозь зарешеченное окошко под крышей Марков видел улицы,
легковые машины, свободных и веселых людей. Еще не везде была снята
первомайская праздничная иллюминация. Когда сворачивали с улицы Горького
на Садовое кольцо, "ворон" притормозил, и совсем рядом Марков увидел
стайку девушек в легких платьях, с голыми ногами... Он и забыл, что такое
еще бывает на свете.
Ночь на гауптвахте МВО он не спал Неужели все кончилось? Неужели
скоро он выйдет на улицу без конвоя? Иначе привезли бы в тюрьму. А так
вроде считают их военнослужащими.
С утра фантасмагория продолжилась. Снова баня. Парикмахерская.
Завтрак по комсоставской норме. Вместо лагерного тряпья выдали
командирскую форму. Хоть и полевую, хлопчатобумажную, хоть и без знаков
различия. И новые хромовые сапоги.
Но никто ничего не объяснял. Замкнутые лица, сжатые губы, убегающие
взгляды чекистов.
После каптерки их развели по одиночкам. Маркову досталась
свежевыбеленная камера на пятом этаже. Дали еще папирос, теперь уже -
"Казбек"! И свежую "Правду".
Марков взял газету и в глаза бросилась черная рамка. "Берия Лаврентий
Павлович. Генеральный комиссар госбезопасности... скоропостижно... верный
сын..." - глаза выхватывали отдельные строчки. Когда его арестовывали,
Берии еще не было, был Ежов. Но про Берию он кое-что слышал. Уже в
лагерях. Скончался первого... А все началось второго. Газета от третьего.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 [ 71 ] 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Пропуск в будущее
Головачев Василий
Пропуск в будущее


Головачев Василий - Последний джинн
Головачев Василий
Последний джинн


Лукин Евгений - Секондхендж
Лукин Евгений
Секондхендж


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека