Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

суверенность национальной экономики?
Белосельцев понимал, что дело его проиграно. Его перехитрили. Обольстили
уверениями, угадали мечтания, использовали его опыт и ум и теперь открывают
ему беспощадную истину, предлагая ее принять. И если он отвергнет ее,
попытается восстать, его расстреляют из бесшумных пулеметов, чьи темные
рыльца едва различимы в разноцветных луковицах храма.
- Ты прекрасно поработал и ужасно устал. - Гречишников смотрел на него с
благодарностью и дружеским сочувствием. - Поезжай отдохни. Хочешь, в Кению,
половить тропических бабочек. Хочешь, на Сейшелы - покупаться, насладиться
красотой смуглых женщин. Ты теперь богатый человек, можешь себе многое
позволить. А хочешь, поезжай в свой любимый Псков и отдохни там душой.
Белосельцев чувствовал, что его отсылают. Угадывают его смуту и панику,
возможность неподчинения и взрыва. Готовился новый этап "Суахили", в котором
ему не было места. И его удаляли, чтобы он не создал помехи.
Белосельцев подошел к окну, созерцая кремлевские башни. Мимо окна, на
брусчатку, рокоча двигателем, вырвался странный аппарат. Двигаясь, как
автомобиль, на четырех колесах, с выхлопной струей гари, он был оснащен
самолетным килем с нарисованной красной звездой. Вдоль корпуса выступали
небольшие крылья, усиливающие сходство с истребителем. По всему фюзеляжу
была прочерчена красная линия со множеством звездочек, отмечавших сбитые в
бою машины. Когда аппарат проносился мимо окон вдоль Лобного места, на его
борту отчетливо смотрелась икона Богородицы золотых и алых тонов. Проскочив
Лобное место, машина круто повернула, направляя ход к Спасским воротам, и на
другом борту возник портрет Сталина, золотистый и алый. За лобовым стеклом
был виден пилот в шлеме и летных очках. В этой фантастической,
приземлившейся на площади машине Белосельцев узнал "Москвич" Николая
Николаевича, превращенный в самолет, чей киль трепетал на брусчатке, с
плоскостей срывался зеркальный свет, радиатор украшала бриллиантовая "Звезда
Победы", и за штурвалом, облаченный в одежды небесного воина, сидел пророк.
Патрульные машины с разных концов площади устремились наперерез, но
воздушный воин вел оружие к цели, недосягаемый для безнадежно отставших
преследователей.
Небо над площадью клубилось разноцветными тучами. Брусчатка переливалась,
как крыло бабочки. Самолет направлялся туда, где бугрилось, переливалось
многоцветной чешуей огромное тулово Змея. Взбухшее кольцо дракона стиснуло
башни, облегло стены, сдавило колокольни и храмы, запрудило ворота. И в
сердце Змея, в его дышащую пасть, в его кольчатую разрисованную спину,
нанося смертельный удар, спасая Москву и Родину, направил пророк
заминированную машину, напевая то ли молитву, то ли песню Великой Войны.
Белосельцев видел, как машина достигла незримой отметки на площади,
остановилась, и из нее грянул взрыв. Острые брызги огня прорвали оболочку
машины, оторвали киль, расшвыряли дверцы. В клубах ядовитого дыма из машины
выпал пилот, шевелился секунду и замер. К нему с двух сторон подскакивали
патрульные "Волги", выскакивала охрана, пробираясь сквозь дым, набрасывалась
на Николая Николаевича.
Белосельцев с криком отпрянул от окна, выбежал из подъезда к Лобному
месту. Он бежал к Спасской башне, где горел остов автомобиля и среди
разбросанной жести лежало маленькое, оглушенное тело пилота. Дюжие охранники
что-то делали с ним - то ли били, то ли сшибали огонь.
- Стоять!.. Назад!.. Документы!.. - преградили ему путь охранники.
Удерживали за локти сильными руками, просматривали извлеченные из кармана
документы. Издалека он видел место взрыва, куда выбегало оцепление в черном,
вставала череда автоматчиков. Хрупкое, смятое взрывом тело, от которого шел
вялый дым, поднимали и заталкивали в легковой фургон.
- Черт бы его побрал. Еще один псих ненормальный.
Охранник, кивая на отъезжавший фургон, вернул документы Белосельцеву. И
тот, не возвращаясь в "Фонд", брел по разноцветной брусчатке, под цветными
светилами, горевшими в небе Москвы.
Дома он включил телевизор. В программе новостей сообщалось, что
душевнобольной террорист взорвал автомобиль на Красной площади, направляя
его на Кремль. Камикадзе в тяжелом состоянии доставлен в "Лефортово", где
ему оказана медицинская помощь, и следователи, как только он придет в себя,
готовятся снять показания.
По другой программе передавали похороны Граммофончика на Новодевичьем
кладбище. Свежая могила, заваленная цветами. Поредевшая когорта "демократов
первой волны". Вдова, вся в черном, красивая, с беломраморной шеей и белыми
полусферами открытых грудей. Рядом с ней Избранник. Она положила ему голову
на плечо, беспомощно прижалась к нему, и у него в глазах слезы.
Здесь все было кончено. Чтобы не стать свидетелем или, не дай бог,
участником нового этапа "Суахили", он начал собираться в Псков.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
ОПЕРАЦИЯ "ГЕКСОГЕН"

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ



Поездка в Псков не была обычным путешествием пожилого человека по местам
молодости и первой любви. Он ехал не для того, чтобы оказаться среди храмов,
озер, сосняков, где было ему чудесно и где он пережил любовь. Он отправлялся
туда с магической целью обратить время вспять. Он ехал в Псков, чтобы,
подобно водолазу, погрузиться в огромный океан исчезнувшего времени и там,
среди утонувших кораблей, потопленных материков, ушедших на дно поколений,
найти крохотную скважину, в которую нырнет, промчится вспять, вынырнет в
исчезнувшем мгновении. Он готовился к поездке, как к огромной духовной
работе. Уезжал, чтобы не вернуться.
За этими торжественными размышлениями его настиг утренний телефонный
звонок. Голос казался знакомым, с едва уловимым двойным дефектом, как если
бы на одну монету были наложены две разные чеканки. Голос был вежливый,
исполненный извинений, но в нем, как в перегретом электрическом проводе,
присутствовала потаенная истерическая страсть.
- Виктор Андреевич, поверьте, я не стал бы беспокоить вас дома, да еще в
столь ранний час. Только неотложные обстоятельства заставили меня это
сделать. Мне нужна встреча с вами, короткая, но немедленная. Не откажите мне
в моей просьбе.
- С кем имею честь? - Белосельцев испытал муку, чувствуя, что над его
возвышенными философскими построениями нависла угроза, как нависает над
головой оборвавшийся электрический провод.
- Это я, Вахид Заирбеков. Поверьте, обстоятельства слишком серьезны.
Белосельцев мгновенно вспомнил молодого чеченца с тонким лицом,
сросшимися, одним взмахом прочерченными бровями, чья мелодичная русская речь
была странно аранжирована музыкой Кавказа и Оксфорда. И это воспоминание, и
доклад Премьера на собрании спецслужб, и эффектно поднятый над сценой
футляр, перетянутый блестящей тесьмой, из которого, как в жутком фокусе,
выпала отрезанная, с белыми бельмами, голова Шептуна, - все это нахлынуло
жутью, и Белосельцев попытался отпрянуть, отдалиться от нависшего,
смертельно опасного провода.
- К сожалению, Вахид, вы застали меня перед самым отъездом. Едва ли я вам
буду полезен.
- Мне нужна краткая встреча, Виктор Андреевич. Не больше минуты. Она
касается всех нас, патриотов России. Это не мое и не ваше личное дело.
Простите за высокопарный слог, но это общенародное, общенациональное дело. И
вы, когда будет поздно, не простите себе того, что не встретились со мной.
Быть может, вы единственный человек в современной России, кто сможет
услышать меня и отвратить беду.
Белосельцев чувствовал, как Псков, его белые церкви, его голубые высокие
облака над горячими пыльными дорогами, его розовые сосняки и озера, - все
это отплывает, удаляется.
- Я вернусь через месяц, и тогда повидаемся, - пробовал отказаться
Белосельцев, понимая, что попытка тщетна и новая опасность, как длинная
тень, стоит у его порога.
- Дело не терпит отлагательств, Виктор Андреевич. От нас с вами зависят
сотни жизней. Как верующие люди, как граждане нашей общей Родины мы не
вправе отвернуться. Мне нужен пятиминутный разговор с вами.
Белосельцев чувствовал, как возрастает, удлиняется огромная тень у
порога.
- Через полчаса я выйду на Тверской бульвар. Приходите. Я уделю вам пять
минут.
- Больше и не надо, Виктор Андреевич. Верю в вас, в русского патриота и
гражданина?
Они встретились на тяжелой деревянной скамейке, под желтеющими липами с
золотыми лужицами опавшей листвы. Бульвар был полон фиолетового воздуха,
сладкого тления, редких прохожих. Вахид был бледен, утонченно красив и
коварен, когда направлял на Белосельцева жгучие, жадные, требовательные
глаза.
- У меня есть экстренная информация, полученная из Чечни, от Шамиля
Басаева. Эта информация мне в бремя. Я не имею к Басаеву никакого отношения.
Но он пользуется мной, как ретранслятором, и я не могу избавиться от этой
опасной и обременительной роли?
- Не думаю, чтобы я мог воспользоваться информацией, исходящей от Шамиля
Басаева. Наше с вами знакомство случайно. Это был эпизод, и не более. Я
слишком далек от людей, кому предназначена упомянутая вами информация.
- Генерал, вы разведчик. Вы были в Дагестане и вели переговоры с Исмаилом
Ходжаевым. Вы включены в трагические события - в те, что случились, и в те,
которым еще надлежит случиться. Вы единственный человек в Москве, который
может дать ход информации?
Планета "Суахили", как "черный карлик", невидимая, обладала страшной
гравитацией, затягивала в себя явления мира, искривляла ход светового луча,
деформировала время, свертывая в спираль.
- Басаев просил передать: русские его обманули. Обещали нейтралитет в
Дагестане, неприменение авиации, свободный отход в Чечню. Вместо этого


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 [ 71 ] 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Рудимент
Сертаков Виталий
Рудимент


Херберт Фрэнк - Досадийский эксперимент
Херберт Фрэнк
Досадийский эксперимент


Афанасьев Роман - Оборотень
Афанасьев Роман
Оборотень


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека