Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
События этого вечера были причиной того, что, отъезжая на следующее
утро на фронт, мы держались довольно молодцевато. Какой-то старик с раз-
вевающейся окладистой бородой был так тронут нашим видом, что назвал нас
юными героями.

IV
Мы едем к передовой на саперные работы. С наступлением темноты к ба-
ракам подъезжают грузовые автомобили. Мы влезаем в кузов. Вечер теплый,
и сумерки кажутся нам огромным полотнищем, под защитой которого мы
чувствуем себя спокойнее. Сумерки сближают нас; даже скуповатый Тьяден
протягивает мне сигарету и дает прикурить.
Мы стоим вплотную друг к другу, локоть к локтю, сесть никто не может.
Да мы и не привыкли сидеть. Мюллер впервые с давних пор в хорошем наст-
роении: он в новых ботинках.
Моторы завывают, грузовики громыхают и лязгают. Дороги разъезжены, на
каждом шагу - ухаб, и мы все время ныряем вниз, так что чуть не вылетаем
из кузова. Это нас нисколько не тревожит. В самом деле, что может с нами
случиться? Сломанная рука лучше, чем простреленный живот, и многие
только обрадовались бы такому удобному случаю попасть домой.
Рядом с нами идут длинные колонны машин с боеприпасами. Они спешат,
все время обгоняют нас. Мы окликаем сопровождающих, перебрасываемся с
ними шутками.
Впереди показалась высокая каменная стена, - это ограда дома, стояще-
го поодаль от дороги. Вдруг я начинаю прислушиваться. Не ошибся ли я?
Нет, я снова явственно слышу гоготание гусей. Я гляжу на Катчинского, он
глядит на меня, мы сразу же поняли друг друга.
- Кат, я слышу, тут есть кандидат на сковородку...
Он кивает:
- Это мы провернем, Когда возвратимся. Я в курсе дела.
Ну конечно же, Кат в курсе дела. Он наверняка знает каждую гусиную
ножку в радиусе двадцати километров.
Мы въезжаем в район артиллерийских позиций. Для маскировки с воздуха
орудийные окопы обсажены кустами, образующими сплошные зеленые беседки,
словно артиллеристы собрались встречать праздник кущей. Эти беседки име-
ли бы совсем мирный вид, если бы под их веселыми сводами не скрывались
пушки.
От орудийной гари и капелек тумана воздух становится вязким. На языке
чувствуется горький привкус порохового дыма. Выстрелы грохочут так, что
наш грузовик ходит ходуном, вслед за ним с ревом катится эхо, все вокруг
дрожит. Наши лица незаметно изменяют свое выражение. Правда, мы едем не
на передовую, а только на саперные работы, но на каждом лице сейчас на-
писано: это полоса фронта, мы вступили в ее пределы.
Это еще не страх. Тот, кто ездил сюда так часто, как мы, становится
толстокожим. Только молоденькие новобранцы взволнованы. Кат учит их:
- А это тридцатилинейка [3]. Слышите, вот она выстрелила, сейчас бу-
дет разрыв.
Но глухой отзвук разрывов не доносится до нас. Он тонет в смутном гу-
ле фронта. Кат прислушивается к нему:
- Сегодня ночью нам дадут прикурить.
Мы все тоже прислушиваемся. На фронте беспокойно. Кропп говорит:
- Томми, уже стреляют.
С той стороны явственно слышатся выстрелы. Это английские батареи,
справа от нашего участка. Они начали обстрел на час раньше. При нас они
всегда начинали ровно в десять.
- Ишь, чего выдумали, - ворчит Мюллер, - у них, видать, часы идут
вперед.
- Я же вам говорю, нам дадут прикурить, у меня перед этим всегда кос-
ти ноют.
Кат втягивает голову в плечи.
Рядом с нами ухают три выстрела. Косой луч пламени прорезает туман,
стволы ревут и гудят. Мы поеживаемся от холода и радуемся, что завтра
утром снова будем в бараках.
Наши лица не стали бледнее или краснее обычного; нет в них особенного
напряжения или безразличия, но все же они сейчас не такие, как всегда.
Мы чувствуем, что у нас в крови включен какой-то контакт. Это не пустые
слова; это действительно так. Фронт, сознание, что ты на фронте, - вот
что заставляет срабатывать этот контакт. В то мгновение, когда раздается
свист первых снарядов, когда выстрелы начинают рвать воздух, - в наших
жилах, в наших руках, в наших глазах вдруг появляется ощущение сосредо-
точенного ожидания, настороженности, обостренной чуткости, удивительной
восприимчивости всех органов чувств. Все тело разом приходит в состояние
полной готовности.
Мне нередко кажется, что это от воздуха: сотрясаемый взрывами, вибри-



рующий воздух фронта внезапно возбуждает нас своей тихой дрожью; а может
быть, это сам фронт - от него исходит нечто вроде электрического тока,
который мобилизует какие-то неведомые нервные окончания.
Каждый раз повторяется одно и то же: когда мы выезжаем, мы просто
солдаты, порой угрюмые, порой веселые, но как только мы видим первые
орудийные окопы, все, что мы говорим друг другу, звучит уже поиному...
Вот Кат сказал: "Нам дадут прикурить". Если бы он сказал это, стоя у
бараков, то это было бы просто его мнение, и только; но когда он произ-
носит эти слова здесь, в них слышится нечто обнаженно-резкое, как холод-
ный блеск штыка в лунную ночь; они врезаются в наши мысли, как нож в
масло, становятся весомее и взывают к тому бессознательному инстинкту,
который пробуждается у нас здесь, - слова эти с их темным, грозным смыс-
лом: "Нам дадут прикурить". Быть может, это наша жизнь содрогается в
своих самых сокровенных тайниках и поднимается из глубин, чтобы постоять
за себя.
Фронт представляется мне зловещим водоворотом. Еще вдалеке от его
центра, в спокойных водах уже начинаешь ощущать ту силу, с которой он
всасывает тебя в свою воронку, медленно, неотвратимо, почти полностью
парализуя всякое сопротивление.
Зато из земли, из воздуха в нас вливаются силы, нужные для того, что-
бы защищаться, - особенно из земли. Ни для кого на свете земля не озна-
чает так много, как для солдата. В те минуты, когда он приникает к ней,
долго и крепко сжимая ее в своих объятиях, когда под огнем страх смерти
заставляет его глубоко зарываться в нее лицом и всем своим телом, она -
его единственный друг, его брат, его мать. Ей, безмолвной надежной зас-
тупнице, стоном и криком поверяет он свой страх и свою боль, и она при-
нимает их и снова отпускает его на десять секунд, - десять секунд пере-
бежки, еще десять секунд жизни, - и опять подхватывает его, чтобы ук-
рыть, порой навсегда.
Земля, земля, земля!..
Земля! У тебя есть складки, и впадины, и ложбинки, в которые можно
залечь с разбега и можно забиться как крот! Земля! Когда мы корчились в
предсмертной тоске, под всплесками несущего уничтожение огня, под леде-
нящий душу вой взрывов, ты вновь дарила нам жизнь, вливала ее в нас мо-
гучей встречной струей! Смятение обезумевших живых существ, которых чуть
было не разорвало на клочки, передавалось тебе, и мы чувствовали в наших
руках твои ответные токи и вцеплялись еще крепче в тебя пальцами, и,
безмолвно, боязливо радуясь еще одной пережитой минуте, впивались в тебя
губами!
Грохот первых разрывов одним взмахом переносит какую-то частичку на-
шего бытия на тысячи лет назад. В нас просыпается инстинкт зверя, - это
он руководит нашими действиями и охраняет нас. В нем нет осознанности,
он действует гораздо быстрее, гораздо увереннее, гораздо безошибочнее,
чем сознание. Этого нельзя объяснить. Ты идешь и ни о чем не думаешь,
как вдруг ты уже лежишь в ямке, и где-то позади тебя дождем рассыпаются
осколки, а между тем ты не помнишь, чтобы слышал звук приближающегося
снаряда или хотя бы подумал о том, что тебе надо залечь. Если бы ты по-
лагался только на свой слух, от тебя давно бы ничего не оста - лось,
кроме разбросанных во все стороны кусков мяса. Нет, это было другое, -
то, похожее на ясновидение, чутье, которое есть у всех нас; это оно
вдруг заставляет солдата падать ничком и спасает его от смерти, хотя он
и не знает, как это происходит. Если бы не это чутье, от Фландрии до во-
гезов давно бы уже не было ни одного живого человека.
Когда мы выезжаем, мы просто солдаты, порой угрюмые, порой веселые,
но как только мы добираемся до полосы, где начинается фронт, мы стано-
вимся полулюдьми-полуживотными.
Наша колонна втягивается в жиденький лесок. Мы проезжаем мимо поход-
ных кухонь. За лесом мы слезаем. Грузовики идут обратно. Они должны зае-
хать за нами завтра до рассвета.
Над лугами стелется достающий до груди слой тумана и порохового дыма.
Светит луна. По дороге проходят какие-то части. На касках играют тусклые
отблески лунного света. Из белого тумана выглядывают только головы и
винтовки, кивающие головы, колыхающиеся стволы.
Вдали, ближе к передовой, тумана нет. Головы превращаются там в чело-
веческие фигуры; солдатские куртки, брюки и сапоги выплывают из тумана,
как из молочного озера. Они образуют походную колонну. Колонна движется,
все прямо и прямо, фигуры сливаются в сплошной клин, отдельных людей уже
нельзя различить, лишь темный клин с причудливыми отростками из плывущих
в туманном озере голов и винтовок медленно продвигается вперед. Это ко-
лонна, а не люди.
По одной из поперечных дорог навстречу нам подъезжают легкие орудия и
повозки с боеприпасами. Конские спины лоснятся в лунном свете, движения
лошадей красивы, они закидывают головы, видно, как блестят их глаза.
Орудия и повозки скользят мимо нас на расплывающемся фоне лунного ланд-
шафта, всадники с их касками кажутся рыцарями давно ушедших времен, в


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Молния Баязида
Посняков Андрей
Молния Баязида


Херберт Фрэнк - Барьер Сантароги
Херберт Фрэнк
Барьер Сантароги


Шилова Юлия - Исповедь грешницы, или Двое на краю бездны
Шилова Юлия
Исповедь грешницы, или Двое на краю бездны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека