Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

осмотрелась -- не слышал ли кто-нибудь этих крамольных слов. Только через
десять фигур она смогла дать ему ответ:
-- Я не могу принять вас у себя. Мне запретили принимать кого бы то ни
было.
-- Предоставьте действовать мне и ничего не бойтесь,-- беспечно сказал
Сакромозо и спокойно отвел ее к креслам. Он вел себя как истинный рыцарь,
защитник обиженной и оскорбленной женщины.
Екатерина не видела, как продолжался бал. Во время ужина она не могла
есть и все время искала глазами Сакромозо, боясь, что он выкинет
какую-нибудь небезопасную каверзу -- он так смел и совер-шенно не
представляет ее жизни во дворце.
И когда она поняла, что роковое письмо не будет ей передано на этом
балу и успокоилась, перед ней вдруг опять возник Сакромозо. Это было как раз
в момент прощания с хозяевами, рядом стоял вели-кий князь, Чоглакова, еще
кто-то из русских.
Сакромозо вначале приложился губами к руке великого князя, потом
повернулся к Екатерине. На глазах у всех он вместе с платком вытащил из
кармана крохотную записку, туго свернутую в трубочку, низко склонился и,
прижавшись губами к руке великой княгини, вло-жил ей в пальцы записку. Никто
внимания не обратил ни на платок, ни на трубочку из бумаги. У Екатерины так
тряслись руки, что она чуть не уронила злополучную записку на пол, прежде
чем сунула ее в перчатку, которую держала в руке. Проще было бы положить
записку в карман, но она боялась, что Чоглакова заметит этот жест и вздумает
обыскивать ее.
Далее Сакромозо галантно повел Екатерину к выходу и, не скры-ваясь,
сказал, что умоляет ее величество подумать и дать ответ в следующий вторник,
на балу. И опять на это никто не обратил вни-мания. Мало ли какого ответа
ждал от нее Сакромозо -- может, он задал вопрос, касаемый русских обычаев,
или они поспорили относи-тельно строчки в сочинениях мадам Севинье.
Ночью в туалетной, запершись на крючок, Екатерина прочитала записку от
матери: вопросы, просьбы, тон тревожный и требователь-ный. Главное,
объяснить им ее теперешнее положение, как они бес-толковы там все, в
Берлине!
Но вот нелепица! Держать в руках путеводную нить для прямого общения с
матерью и зависеть от таких мелочей, как бумага и черни-ла. Чоглакова,
ссылаясь на Бестужева, запретила Екатерине держать в своих покоях письменные
принадлежности. В конце концов в каче-стве бумаги был использован вырванный
из книги передний чистый лист, а чернила тайком принес камердинер.
Дважды отдавала Екатерина Сакромозо письма для матери. Как уж он
переправлял их в Берлин, это его дело, но ответы от Иоганны она получила.
Отношения с Сакромозо сложились самые дружественные. Они встречались на
куртагах и в театре, премило беседовали, танцевали, иногда обменивались
книгами. Бдительная Чоглакова всегда находи-лась рядом, и каждый час
Екатерина ждала от нее нареканий, но по-чему-то не получала. Она относила
это на счет Лестока. Наверное, он заступился за великую княгиню перед
государыней.
С приятными мыслями о Сакромозо Екатерина заснула. Ей при-снился остров
Мальта, такой, как о нем рассказывал рыцарь: высо-кие дома из желтого
песчаника, скалы и очень мало земли в расще-линах, из которых пучками, как
зеленые стрелки лука, растут паль-мы. "Плодородную почву на Мальту привозят
в мешках,-- рассказал ей мальтиец.-- Был даже обычай привозить землю в
качестве пошли-ны". На Мальте было весело, никакой Чоглаковой, ни мужа, ни
пья-ной Крузе, только бабочки и удивительно синее море.
Ночью был кризис. Медики столпились у кровати Екатерины и шепотом
ругались по-латыни. Лесток горячился больше всех. По его настоянию явились
горничные, переодели Екатерину в сухое белье, а потом перенесли в другую,
более теплую комнату.
На утро у больной еще был жар, но значительно более слабый, чем прежде.
Гюйон оказался прав, это была не оспа, а корь -- же-сточайшая, но и она
отступила. Хотя тело Екатерины ото лба до пяток было покрыто не просто
сыпью, а пятнами, величина некоторых была с монету, за жизнь ее можно было
не опасаться.
Екатерина первый раз за эти дни поела и попросила переставить кровать к
окну. Настроение окружающих заметно улучшилось. Все знали, что коревая сыпь
не оставляет на лице рубцов и оспин.
Когда слухи о выздоровлении Екатерины достигли ушей Елизаве-ты, она
сама навестила больную, разговаривала очень милостиво и пробыла у постели
около получасу.
-- В субботу в зимнем дворце будет маскарад. Вам надлежит блистать на
нем.
Екатерина хотела возразить, что вряд ли она оправится настоль-ко, чтобы
облачиться в костюм и танцевать, но государыня упредила ее слова:
¶ Маскарад следовало бы дать в честь вашего дня рождения, но корь
помешала это сделать. Но теперь мы устроим праздник в честь вашего
выздоровления. Мы не будем объявлять об этом открыто, но и вы, и я будем



знать -- это бал в вашу честь!

¶-5-§
Герман Лесток, граф, действительный статский советник и глава
Медицинской коллегии, стоял в гардеробной перед зеркалом, приме-ряя новый
костюм. Рядом с ним, с зажатым в губах мелком, весь утыканный булавками -- и
на лацканах, и на рукавах -- суетился модный портной Аманте.
Платье сочиняли к летнему сезону. Штаны сидели отменно, кам-зол же,
пурпурный с серебряным позументом, жал под мышками, и Лесток недовольно
морщился, расправляя с показной натугой плечи.
-- Уж не хочешь ты ли сказать, что я располнел?!.-- Далее шло весьма
крепкое выражение.
-- Ни в коем случае, ваше сиятельство! -- истово вскричал порт-ной,
быстро подпарывая рукава.-- Моя вина! Не извольте беспокоить-ся. Мигом
поправим!
Про Аманте говорили, что он француз, только год как появивший-ся в
России. Это было откровенное вранье. Заказчикам, что попроще, он
замечательно дурил голову, коверкая русские слова и вставляя иностранные,
может быть, и похожие на французские. С Лестоком портной не осмеливался
вести подобную игру и говорил на чистей-шем русском языке, из которого не
мог, да и не старался убрать московский акцент.
В кабинет заглянул долговязый, носатый, постный Шавюзо, по родственным
отношениям -- племянник, по деловым -- секретарь Лестока.
-- Звали, ваше сиятельство?
-- Когда придет господин Сакромозо, проводи его в китайскую гостиную и
сразу предупреди меня.
Шавюзо понимающе кивнул. Лесток ждал мальтийского рыцаря с самого утра
для важного разговора. Сакромозо появился в северной столице месяца полтора
назад как частное лицо, но тем не менее был принят при дворе и обласкан
государыней. Впрочем, о нем быстро забыли, а рыцарь не набивался к
государыне за карточный стол, предпочитая быть незаметным.
-- Теперь не давит? -- услужливо спросил портной.
-- А что пола торчит? Вытачки перепутал?
-- Последняя французская модель,-- легким вздохом отозвался Аманте,
мол, разделяю ваше негодование, но так вся Европа но-сит.
-- Может, на мальчишках, у которых фигура, как древко у знаме-ни, это и
хорошо сидит, а при моем телосложении...
-- Убавить?
-- Оставь.
-- Кафтан изволите сегодня примерить?
Лесток вопросительно посмотрел на дверь в секретарскую, ожи-дая, что
вдруг она откроется и ему доложат о прибытии мальтийского рыцаря. Часы
отстукали пять, пропиликали дрезденскую мело-дийку.
-- Давай кафтан.
Кафтан был простой, суконный, дикого цвету, то есть серого с го-лубым
оттенком, пуговицы и петли украшал черный гарус. Заказан он был с единой
целью: если государыня вдруг изволит гневаться, что приближенные экономии не
знают, а такое случалось, кафтан будет очень кстати.
Когда вещь сидела не то чтоб плохо, а так себе, Аманте начинал суетливо
одергивать полы и рукава. Здесь же он с достоинством ото-шел от Лестока,
предоставив ему возможность без помех любоваться в зеркале своей
величественной фигурой.
-- Хорошо,--сказал Лесток и, снимая кафтан, добавил,--а от желчегонной
болезни одно средство хорошо -- кровопускание.
Это был запоздалый ответ на невинный, заданный час назад во-прос
портного. Лесток любил примерки. Вид драгоценных тканей, кружев, разговор о
форме обшлагов на рукавах и прорезных петлях на карманах повышал у него
настроение, и он даже разрешал порт-ному несколько фамильярное к себе
отношение, которое выражалось в том, что Аманте как бы между прочим задавал
вопросы касательно болезней и способов лечения оных. Беседа велась так,
словно всем этим болел сам портной, и трудно было понять, желает ли он
полу-чить бесплатную консультацию, или, наоборот, пытается подольстить-ся к
вельможному лекарю.
Когда за портным закрылась дверь, Лесток прошел в кабинет и сел за
стол, намереваясь написать пару писем, но потом вдруг пере-думал и велел
принести большую чашку кофе.
"Зачем этому болвану знать про желчегонную болезнь? -- думал он с
раздражением, помешивая кофе.-- В тридцать лет не болеют желчным пузырем. И
почему я сказал ему про кровопускание? По привычке..."
Что умел Лесток делать отменно, так это пускать кровь. Пиявок он не
признавал. Легкий удар ланцетом, гнилая кровь спускается в таз, и
облегченный организм сам легко перебарывает болезнь. Мно-гие годы он
пользовался привилегией пускать кровь только особам царской семьи.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Куликов Роман - На осколках чести
Куликов Роман
На осколках чести


Громыко Ольга - Плюс на минус
Громыко Ольга
Плюс на минус


Орлов Алекс - Золотой воин
Орлов Алекс
Золотой воин


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека