Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

всхлипывая уже тише.
ДЕВОЧКИ... ХОРОШИЕ...


9
Среди шестерых, в этот день один за другим ощутивших приближающееся
н_е_ч_т_о_, Кирилл Корсаков был самым растерянным - и, как ни странно,
наиболее подготовленным к происходящему.
У него еще не было того предчувствия беды, что рано или поздно
приходит к любому человеку. Кирилл просто не успел повзрослеть настолько,
чтобы принять это странное знание - презрительно отрицаемое большинством,
но бесспорное для тех, кому довелось бывать в серьезных переделках. Его не
смущала нелогичность происходящего - дети не верят в логику. Он даже не
понимал, что давящее ощущение может предвещать неприятность, куда меньшую,
чем кажется. Остаток дня Кирилл провел с напряжением бойца, пойманного на
ночном поле боя прожекторным лучом и мучительно пытающегося притвориться
мертвым. И этот осознанный страх прикрывал его от истерики непробиваемым
щитом.
Мама не сказала ему ни слова, даже если и заметила, что в этот час
занятия в школе еще должны были продолжаться. В глубине души она разделяла
мнение Кирилла, что образование мало что может ему дать. Такие мысли
родители никогда не говорят вслух - это входит в правила семейной игры.
"Курить вредно" - сообщают они детям, закуривая. "Драться нехорошо" -
ободряюще похлопывая по плечу. Дети все равно чувствуют истину. Лишь когда
они начинают взрослеть, приходит стремление свести слова и правду воедино.
- Тебе звонили с телевидения, - сказала мама, пока Кирилл ел. Обед
был ритуалом, изменения в котором не допускались. Людмила Корсакова
в_с_е_г_д_а_ приходила обедать домой - и подразумевалось, что Кирилл будет
поступать так же. Не только ради правильного питания - хотя она и
придавала ему большое значение. Главным был короткий разговор, деливший
день на две части - обязательную, но не имеющую никакого значения, когда
Кирилл был в школе, и ту, которая, собственно, и составляла жизнь Кирилла.
Если бы он взял на себя отвагу выразить собственные ощущения в словах, то
сказал бы, что мама относится к нему, как ювелир к огромному алмазу,
медленно превращаемому в сияющий бриллиант.
- С какого? - торопливо глотая горячий суп спросил Кирилл.
- С районного кабельного... возьми хлеб.
В мелочах Кирилл с мамой никогда не спорил.
- Они собираются делать еженедельную детскую программу. Попросили
тебя прийти, вероятно, предложат быть ведущим.
Год назад Кирилл соскочил бы со стула и что-нибудь закричал.
- Здорово, - откладывая ложку, сказал он. - Я завтра схожу, ладно? У
меня настроение такое... странное.
- _С_т_и_ш_н_о_е_, - подсказала мама.
Он кивнул.
- Я записала телефон, позвонишь и договоришься. На завтрашний вечер.
Режиссера зовут Павел Валентинович, постарайся оставить хорошее
впечатление.
Кирилл кивнул. Разумеется, завтра они пойдут на телевидение вдвоем.
По телефону он поговорит сам - чтобы продемонстрировать свою
самостоятельность, но окончательное решение примет мама.
Ювелиру виднее, как гранить алмаз.
- Ну все, мне пора, - Людмила Корсакова поднялась, секунду смотрела
на сына, словно собираясь сказать что-то еще. Наклонилась, чмокнув его в
макушку.
- Пока, мам.
- Вымой посуду, хорошо?
- Хорошо, мама.
Людмила вышла из кухни. Кирилл сидел неподвижно, слушая, как она
одевается в прихожей. На его лице медленно проступало напряжение - которое
уже некому было увидеть.
- Кириллка!
- Да? - он повернулся, снова расслабляясь _с_н_а_р_у_ж_и_, словно
мама могла увидеть его сквозь стену.
- Ты не дашь мне свои новые стихи?
Кирилл молчал.
- Мне надо показать их серьезным людям.
- Как-нибудь потом, мама. Ты что-нибудь старое им дай, ладно?
Мама подчеркнуто громко вздохнула.
- Ты не лентяйничаешь, Кириллка?
- Не знаю.
Людмила Корсакова тихонько засмеялась.
- Все-таки поищи, Кирилл.


Хлопнула дверь.
Мальчик, сидящий за столом, медленно взял ложку, посидел минуту, не
двигаясь. Потом поднялся. Недоеденный суп отправился обратно в кастрюлю,
тарелка и ложка в раковину. Кирилл налил бокал уже остывшего чая и отнес в
свою комнату. Потом вышел в прихожую и закрыл дверь на второй замок.
Он снова остался один - мальчик, боящийся взрослеть. Одному - легче.
Кирилл был в центре внимания всегда, сколько себя помнил. Просто
потому, что он умел писать стихи - в том возрасте, когда другие дети еще
не способны запомнить чужие. Трехлетний поэт... пятилетний поэт...
восьмилетний поэт...
Он привык.
У него не было друзей среди ровесников - та неизбежная цена, которую
платят за любой талант. Кириллу стало бы легче, знай он, что эта плата не
зависит от возраста, а прилагается ко всем, вставшим над толпой. Но он
отнес ее лишь к себе - ошибка любого ребенка, считающего все происходящее
с ним уникальным. Он искал друзей среди взрослых - и находил тех, кто
старательно пытался относиться к нему на равных. Потом он смирился.
Одному - легче.
Кирилл плюхнулся на кровать, даже не потрудившись позвонить на
телестудию. Его слегка знобило, и он не мог понять причину - то ли
вернувшийся страх, то ли разговор с мамой. Телевидение? Да, он мог вести
детскую программу, читая сочиненный взрослыми текст, а изредка - свои
стихи. Это была награда, честно заработанная, горькая и ненужная. Кирилл
понял _в_с_е_, еще год назад. Он ничем не лучше других. Просто умел в пять
лет то, чему другие учатся в двадцать. Если отбросить возраст, то Кирилл
был одним из многих поэтов, известных лишь десятку друзей и собирающихся
на свои "литературные вечера" в районных газетках и домах культуры.
Тринадцать лет делали его уникальным... но уже куда меньше, чем раньше.
Детство - преходящий недостаток.
Кириллу было интересно, что скажет мама, когда поймет это. Вряд ли
отнесется спокойно. Ювелир, узнающий, что старательно гранил под бриллиант
кусок стекла, не сможет примириться с этим.
В комнате стемнело, и утренняя тоска стала возвращаться. Ее можно
было прогнать... ярким светом, громкой музыкой, но Кирилл не шевелился.
Что-то приближалось. Накатывало. Тоскливое, неудержимое, близкое тьме -
тень от тени, страх от страха. Кирилл стиснул зубы. Так, наверное,
умирают... или рождаются.
И вдруг его отпустило. Разом.
Мир снова стал прежним, тоскливым, но спокойным. Кирилл с шумом
втянул воздух, почувствовав, что непроизвольно задержал дыхание, может
быть - минуту, может быть - две назад. Он вспотел и ослаб.
ЧТО ЭТО БЫЛО?
Кирилл привстал, потянулся к выключателю. Замер.
В двух метрах от него, за письменным столом (большим, солидным,
взрослым) кто-то сидел.
- Ну? - сказал кто-то. - Включай свет.
Как загипнотизированный, Кирилл щелкнул клавишей. Свет больше не был
другом и защитником, убийцей ночных страхов. Свет предал его, показав то,
что явилось во тьме.
За столом сидел мальчишка. Подросток, тощий и голый, улыбающийся,
глядящий на Кирилла так, словно видел его и в темноте.
- Сделай удивленные глаза, - сказал мальчишка. - И успокойся. У нас
еще есть время, но его так мало, что лучше поторопиться.
Кирилл слишком часто видел самого себя, не в мертвой статичности
фотографии, а по тому же телевизору, чтобы ошибиться.
- Это я, - сказал он.
Мальчишка кивнул.
- Ты.
Он встал - спокойно, не стесняясь наготы. Посмотрел на Кирилла -
задумчиво, оценивающе.
- Зови меня Визитер.


10
Говорили, что на этой даче несколько раз останавливался Сталин.
Хайретдинов никогда не опровергал устоявшееся мнение - хоть и выяснил в
свое время, что вождей крупнее Микояна старые стены не знали.
Недалеко от Москвы, почти чистый воздух, вышколенная прислуга и
удобная для охраны планировка - что еще надо человеку, занимающемуся
большим бизнесом и большой политикой?
Весь вечер Рашид Гулямович был не в духе. Прогулялся под мелким
дождиком в "саду" - если можно так называть солидный кусок леса,
обнесенный крепким забором. Против обыкновения не отгонял охрану.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Свержин Владимир - Лицо отмщения
Свержин Владимир
Лицо отмщения


Василенко Иван - Общество трезвости
Василенко Иван
Общество трезвости


Пехов Алексей - Ветер полыни
Пехов Алексей
Ветер полыни


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека