Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
День сдавал последние позиции, с каждой минутой тьма вокруг сгущалась
и освещенный участок на корме казался все уютнее и уютнее.
Невзрачный человечек в обычной одежде, типичный мелкий горожанин,
возник рядом с одним из четырех фонарей. Его даже не сразу заметили, в том
числе и бригадир с драгоценной рукоятью.
- Говорят, Королю приснилось, будто судьба Республики решится на
северо-востоке, - негромко произнес человечек.
Все повернулись к нему.
Типичный мелкий горожанин сделал два шага вперед, чуть помолчал -
ровно столько, сколько необходимо - и заговорил.
Он говорил не как все. Он говорил долго, точно, увесисто. Я еще не
слышал, чтобы так говорили. И в его словах был смысл.
- История этой земли могла быть совсем иной, - сказал Путник, - если
бы...
И я тотчас забыл о предстоящем ужине. И для меня перестала
существовать прекрасная рукоять богача-бригадира.
Они дрались и побеждали. Только так - победить или умереть. Зачем
жить побежденным? Кружись в вихре битв, победитель...
Он говорил, слова падали, как капли, только его фигура на перекрестье
четырех теней связывала с волей и страстью погибших народов, только его
голос окунал в ускользнувшую жизнь трех предыдущих столетий.
А передо мной вставали портреты из курса истории, и список
полноправных городов под портретами; этот список я учил наизусть и обязан
был рассказать Луцию: изначально родовые - Лунная Заводь, Аристон, Арета,
Джессертон, Ривертон, Вэйборн, Кердалеон, Офелейн; получившие полноправие
- Крейстон, Галион, Апвэйн, Тозон; и провинции, ой как много, штук
двадцать. Тогда еще Штормхейм не значился среди провинций, пусть даже с
правом собственного управления. Он был главным оплотом основного
противника, чужим, совсем чужим, самым чужим городом.
- ...До утра, до конца света!
Путник замолчал и отвернулся.
И все молчали. А потом мы взорвались. Вся корма приветствовала его,
лучшее общество - те, кто смог выложить кучу золотых за место на "Цветке",
и те, кто был послан лично Королем, - а он стоял спиной к шелковым рыцарям
и голым касаткам... Он пошел прочь от нас, и уже выходя за круг света, на
границе ночи вновь обернулся.
- Лиловый цвет складывается из голубого и черного с небольшим
добавлением красного. После чего лиловый цвет ближе всего к синему. Удачи,
рыцари!
На сей раз его никто не понял. Почти никто. Один лишь Лайк издал
возглас одобрения и с удовольствием хлопнул в ладоши.

Сразу после ужина я хотел подойти к нему. Но не подошел. Кто-то все
время стоял рядом, а вопрос, который я должен был задать, слишком волновал
меня.
Я вспомнил сон, из первых, наверное, самый первый мой сон. Вернее, я
никогда не забывал его. Он просто ждал своего часа и сегодня час настал.
Я видел дверь - грязную, железную с ржавчиной, с изображениями уродов
и перекрещенными стрелами. Дверь была вся в паутине, она являлась частью
огромного грязно-коричневого дома, но я не мог увидеть весь дом, передо
мной была только эта дверь, и на пыльном полу перед ней лежали обрывки
серой смятой бумаги. Вдруг - скрип, и дверь, казавшаяся недвижимой,
еле-еле, на полступни приоткрывается, а за ней... Невозможной, неземной
яркости не то синий, не то голубой свет! За пылью, ржавчиной и паутиной...
Я хотел спросить его, откуда он знает о моем сне?!
Потом все ушли вниз, кто в свои морские апартаменты, кто в жилой ярус
трюма, все кроме вахтенных касаток. На палубе горел уже только один
фонарь, я сидел вдали от него, в темноте, и пытался понять, и сейчас мне
снова казалось, что я не уходил из Златограда; так же я сидел и думал в
комнате под самой крышей, и в дозоре на пристани, и ночью в пустом зале,
когда Гай, Марк и остальные Артуры Гилденхомы засыпали.
Дверь скрипнула - простая дверь, без паутины, без уродов,
обыкновенная деревянная дверь, ведущая во внутренности корабля, - и я
увидел сначала Лайка, а затем его, Путника. Они стали прямо под фонарем,
мне были отлично видны их лица. Лицо Лайка светилось уверенностью и силой,
совсем как под конец четвертого дня пути из Златограда в Апвэйн.
- Я никогда не видел Короля, - сказал Лайк.
- Странно... - проговорил Путник.
Они помолчали.
- Король одарен видениями, - сказал Путник.
Лайк не ответил. Путник сказал еще что-то, но я не расслышал.
Лайк произнес:
- Два скрытых сказания, забытый стишок - и все?
Наверное, он спросил. Но прозвучало не как вопрос, наоборот, вопреки



словам уверенности в нем прибавилось.
- Воля Луны, - сказал Путник.
- Воля Луны, - согласился Лайк. - Будь здоров, Публий Джессертон!
И он отправился искать сны, оставив Путника Публия Джессертона
наедине с Луной и невидимыми из светлого круга вахтенными касатками.
Тогда я вышел из темноты и задал свой вопрос.

История этой земли могла быть совсем иной, если бы Черный Властелин
однажды вышел из своей столицы. Но темная цитадель все так же дремала в
самом сердце горного кряжа, и ни один рыцарь не покинул ее пределов, и
никто из людей цвета не ведал, что творится за неприступными стенами и
каковы замыслы их повелителя. Только страшные большие птицы изредка
поднимались над замком и удалялись, гонимые чужой волей еще дальше на
север.
В сороковую весну от основания, к западу от горного кряжа, на
холодной равнине, не успевшей оттаять после северной зимы, сошлись две
силы.
Символом солнечных наездников была небесная голубизна и сами глаза их
были осколками голубого неба. Они верили, что Солнце-Создатель покоится на
их плечах, на плечах своего воинства, и что когда доведется уйти, каждый
из них станет частицей глубокой лазури. Они явились на север, потому что
Солнце с трудом проникало в этот край. Солнцу надо было помочь.
А серые тени, едва различимые на фоне скал, встали армией гномов. Их
непостижимая, как подземные тропы, логика вряд ли могла объяснить, почему
конные отряды из теплых степей пришли за холодом.
И была бы схватка, хотя ни те ни другие еще не знали, что им суждено
навеки возненавидеть друг друга. Ведь не всякая схватка приводит к
ненависти.
Три дня стояли они: первые в открытом поле, вторые - прикрыв спины
скалами. И три ночи мустанги громким фырканьем отпугивали серых
лазутчиков. И гномы уже перестали надеяться на то, что, возможно, холод
сам изгонит южных гостей из своих владений.
А на четвертое утро коварный враг прислал посольства в обе армии. И
гномам, и всадникам он предлагал помощь и называл себя другом.
О, прости Луна лицемерных, но отверни от них свой лик и предоставь
нам, живущим, осуществить возмездие!
Всадники Солнца не стали смирять благородные сердца. Они забыли об
армии теней и повернули быстрых мустангов на восток, к горным проходам,
ведущим в таинственный край Черного Властелина.
И было седьмое утро. И они увидели горы.
После поворота на восток ни разу не останавливался бег лучших
скакунов Вселенной. Но пред горами от изумления стояли они еще три дня, а
потом долго-долго преодолевали перевал.
Преодолев же, увидели гномов.
Гномы подходили с севера. Их казалось больше, чем прежде, и шли они
наперерез. Вторая половина серой армии уже осаждала черную цитадель.
Никто никогда не опережал всадников Солнца. Но прошедшим сквозь горы
удалось их обмануть.
Так началась великая война, приведшая в конце кругов своих к краху
двух народов: к уничтожению всадников Солнца, разорению севера, гибели
востока, к мимолетному триумфу и великой трагедии неприметных до поры
обитателей пещер и ущелий.
Черный Властелин пал, и цитадель его покорилась гномам. Тьма этого
мира умерла неожиданно быстро. Но даже смерть ее принесла зло, ибо серые,
убив тьму, сами сделались частью тьмы.
Тогда, в сороковую весну от основания ни один мустанг не ушел из
горной ловушки. Они смяли первый заслон, но разбились о черные стены. Их
вера скрылась за вершинами, гномы заняли перевалы, а на перевале лучший из
всадников слабее последнего горца.
С тех пор бои следовали за боями, и погибали голубоглазые,
устремляясь в небо, и сливались с землей воины-тени. Но все-таки чаще
Солнце побеждало камень, и влажные травы степей улыбались, а ледяные
вершины становились седыми от горя.
На пятнадцатый год великой войны неполная армия из шести
мустангримских отрядов совершила дерзкий рейд в страну гномов. Они
объединились, чтобы прославиться и погибнуть. Но путь их лежал не на
северо-восток, где прежде гнездилась тьма, а на северо-запад, в край,
откуда вышла некогда первая серая армия и куда не забредал еще ни один
непрошеный гость.
Герои! А может, они надеялись вернуться? Кто знает...
От пяти родовых городов серого народа остался один. Последний отряд,
проклинаемый горцами, мог уйти, но голубоглазые бойцы бросались на стены,
хотя каждый из них знал, что они и так уже совершили невозможное. Они
умирали с ликованием, с осознанием неминуемой победы Солнца над камнем -


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орлов Алекс - Тайный друг ее величества
Орлов Алекс
Тайный друг ее величества


Посняков Андрей - Черный престол
Посняков Андрей
Черный престол


Конан-Дойль Артур - Англо-Бурская война (1899-1902)
Конан-Дойль Артур
Англо-Бурская война (1899-1902)


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека