Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

отдан в дни максимального психического надлома - практически доказанное
предательство третьего сына, обострившаяся смертельная болезнь... Я думала об
этом с точки зрения психологии. Здесь возможны частые моменты эпилептиформного
выпадения сознания -не только неуправляемые реакции... Но - вопрос: зачем
уничтожать всех младенцев "от двух лет и ниже", если Мессия родился только что?
Например, в декабре пятого года... Не проще ли уничтожить только новорожденных?
Куда меньше шуму! Рим боялся всех Израильских земель вообще и Иудеи, в
частности. Рим считал провинцию котлом страстей и внимательно следил за
поступками Ирода. Казнь жены, сыновей, несомненное раскаяние: он - по Флавию -
сам занялся воспитанием детей казненных Александра и Аристобула, пятерых
мальчиков и двух девочек, он гордился внуками, вероятно, даже любил их... Но
тиран есть тиран, даже физически угасающий. В стране продолжаются массовые
казни - легитимные, по мнению Ирода, поскольку он казнил лишь тех, кто выступал
против власти Рима: оттуда внимательно следили за ситуацией в Иудее, лишние
немотивированные массовые смерти Риму не были нужны. А тут - младенцы. Вифлеем
- городок крохотный, амфитеатром расположенный на горе, одноэтажный, точнее -
полупещерный. Сколько могло быть в нем жителей тогда? Две тысячи? Три? Вряд ли
больше. Сколько новорожденных? Едва ли два десятка. Никто бы из римлян и не
узнал... Но слово сказано: "от двух лет и ниже". Это уже под сотню детей. Тоже,
конечно, можно скрыть. Вот вам первый аргумент в пользу того, что младенец
Иисус родился не позже декабря седьмого года... Следующий аргумент - перепись
населения...
ДЕЙСТВИЕ - 1. ЭПИЗОД - 2
ИУДЕЯ, ИЕРУСАЛИМ. 6 год от Р.Х.. месяц Нисан
- Ну, где же вы были, не отставайте, идите скорее! Иосиф нервничал, махал
руками, стараясь не потерять в толпе бело-голубой платок своей жены. Марию
жестко влекло бесконечным людским потоком через северные ворота в гигантской
стене Иершалаима. Она испуганно прижимала к себе дочек, сбивая им шаг, но
опасения, что девочки потеряются, были сильнее здравого смысла просто спешить
за мужем - ходили слухи о том, что в городе пропадают дети. То ли их крадут, то
ли еще что-то - страшнее, непонятнее...
Вот уже который год семья Иосифа, как и многие другие семьи Назарета, в
полном -и куда как немалом! - составе приходила на Песах в Великий город. Лишь
однажды Иосиф паломничал без Марии - она побоялась тронуться в четырехдневный
почти путь с новорожденной дочкой. А так - ежегодно, как и положено
правоверным... И каждый год, после праздника, они собирались у внешней -
высоченной, до облаков! - стены Великого города, возле ворот, и ждали своих
соседей и родственников, чтобы дорогу домой преодолевать вместе. Так легче. Да
и безопаснее, к слову...
В Иерусалиме, однако, оставалось еще немало пришлого люда - из Галили,
Шомрона, со склонов Рамат а-Голан, да отовсюду; шел третий день праздника,
можно было уже возвращаться, верно, но люди стремились задержаться подольше в
большом городе. Первые два дня в Храме и его окрестностях народу было великое
множество - это Святые дни, и каждый иудей, пришедший на Песах, старался не
покидать своего найденного места на Гар а-Баит, Храмовой горе: принесение в
жертву ягненка - это, конечно, главное, это само собой, но необходимо молиться
Богу в положенные для этого часы. А сегодня можно и осмотреться, побродить по
улицам, сделать покупки или просто прицениться к заморским и местным товарам.
Но Иосиф задерживаться в городе не мог. Дома, в Назарете, все хозяйство
осталось под присмотром соседа - безногого Ашера. Старик к тому же слаб слухом,
да и без этого обидеть калеку каждый может, а воров и лиходеев всяческих в
Назарете всегда доставало.
По окончании Святых дней Иосиф собрал семью и велел всем готовиться к
походу домой. На рассвете сказал всем:
- Ахим с семьей в полдень отходит в Нацерет. Еще кое-кто пойдет. Я думаю,
нам надо быть с ними. Собирайтесь к полудню - справа от ворот я вас буду ждать.
И пойдем с Божьей помощью. Только не потеряйтесь. Мирьям, ты знаешь дорогу.
Купи себе что-нибудь, платок или украшения, но недорогое. И береги детей - люди
говорят: здесь теперь опасно. Иешуа, пойдешь со мной, я тебе город покажу.
Иешуа в Святом городе был уже второй раз. В прошлом году Иосиф решил, что
сын его уже достаточно вырос, чтобы приступить к изучению Закона,
присутствовать при богослужениях, учиться понимать их и, конечно же, неуклонно
соблюдать посты. Скоро - время бармицвы, время прийти к Торе и прочесть раввину
заранее подготовленную драшу, что означает - стать взрослым. Подвижному, живому
Иешуа отцовское обучение казалось неимоверно скучным, а высокие головные уборы
священников в Храме мальчика просто очень смешили. Однако Иосиф не отступал от
задуманного - сделать из сына правоверного еврея - и вколачивал в него знания,
иногда в буквальном смысле: рука у древодела была тяжелой. В их захолустном
городке сына некуда было отдать учить Закону, а педагог из Иосифа -
нетерпеливый и нетерпимый, и Иешуа частенько ходил с синяками - весьма
болезненной расплатой за собственную непонятливость...
- Йосеф! Смотри, что я купила! - Мария наконец выбралась из толпы к мужу,
в одиночестве ожидавшему ее на насыпи возле стены.
Она достала из большой кожаной сумы бронзовое ожерелье и браслет -



широкий, с ажурными узорами. Иосиф лишь мельком посмотрел на украшения, кивнул
и начал озираться по сторонам. Мария отдышалась, померила еще раз браслет, -
вытянув руку перед собой, удовлетворенно покачала головой: да, красиво!
--спросила:
- А где Иешуа?
- Я сам хотел бы узнать, где этот щенок, - зло сказал Иосиф. - Пять минут
назад еще вместе шли, а пришел сюда - его нет! То ли я проглядел, как он сбежал
куда-то, то ли...
Мария удивилась - нечасто ее непогрешимый муженек прилюдно признавался в
собственных ошибках, но уж если и признавался, то злился на себя очень сильно.
А заодно и на окружающих. Она по себе знала, что значит - попасться под руку
обозленного мужа, поэтому отошла в сторонку и детей поближе посадила. Вот ведь
история вышла: муж решил погулять с сыном по городу, то есть взялся за нечастую
для себя обязанность - следить за ним, да только не уследил, сам Иешуа и
потерял.
За сына Мария особо не тревожилась. Знала; парень толковый, да и битый:
выкрутится, найдется...
- Мирьям!
- Слушаю тебя... - Иосиф встретил взгляд, полный готовности исполнить все,
что угодно, лишь бы муж не сердился.
- Карауль детей и вещи, я пойду поищу этого паршивца.
- Конечно, Йосеф.
Он любит Иешуа, все-таки любит, думала Мария, кричит на него то и дело,
колотит частенько, но ведь любит. Нелюбимого не стал бы он так усердно обучать
Закону и своему ремеслу - древодела, плотника. Да и как можно мальчика не
любить, ведь Иешуа - первенец, а это для мужчины, для отца значит очень многое.
И дочек Иосиф любит... А характер?.. Так ведь - мужчина. Хозяин-Мария
посмотрела на детей - сидят, сосредоточенно из камешков складывают что-то, -
улыбнулась: хорошая у нее семья. Да и вообще, где дети, там всегда хорошо.
А солнце меж тем, задержавшись в зените, начало свой долгий дневной путь к
закату. Мария по-прежнему терпеливо сидела на сухой, горячей насыпи, обняв
руками колени. Она могла долго сидеть так. Она умела ждать, как умели ждать все
жены галилейские. Дочки, уставшие от игр, спали рядышком, носами уткнувшись
друг в друга. Как щенята. Подходил Ахим, спрашивал Иосифа, говорил, что ждать
опасно, скоро начнет темнеть, он с семьей уже собирается отходить в сторону
дома, да и многие другие семьи тоже. Мария умолила подождать еще немного,
сказала, что Иеиуа пропал, они боятся, как бы с ним не случилось чего,
парень-то любопытный, к людям доверчивый.
Ахим обещал подождать. Отошел, недовольный.
Из северных ворот Иершалаима нескончаемым потоком текли люди. Паломники,
пришедшие на Песах, возвращались в свои города и поселки. Лица у людей усталые
- оно и понятно: жизнь вне дома, вне бытовых привычек во все времена
утомительна... Много калек. Они приходят в Святой город в надежде на чудесное
исцеление. Мало кто его находит, чудеса редки. Кое-кто не выдерживает дороги.
Еще по пути на праздник Мария видела у дороги немощных стариков, мертво лежащих
в пыли. Их покинули силы, и они уже никогда не дойдут ни до Иершалаима, ни до
своего дома. Путь в обе стороны оказался длиннее их жизни. И маленьким тоже
трудно... Закон в принципе позволяет женщинам и детям оставаться дома, но раз
муж приказал, значит, надо идти. В их семье - так, да и во многих других,
похоже, то же самое. И нельзя иначе.
Иосиф расположил свою семью слишком близко к воротам. Шум, пыль, крики
животных - и как только детям удается спокойно спать? По обе стороны от ворот
прохаживались воины в плотных кожаных панцирях на груди и в круглых шлемах. На
поясе у каждого висел короткий меч. Бойцы пристрастно вглядывались в толпу,
вероятно, ждали волнений, но по случаю праздника у усталых и все же веселых,
довольных людей не было, похоже, никакого желания - да и сил? - нарушать
порядок. Мария не знала, откуда эти воины, знала лишь, что римские, значит -
варвары. Они всегда приходили в Иершалаим в дни праздника: в Риме побаивались
волнений, и часть гарнизона прокуратора, обосновавшегося в спокойной Кесарии,
на эти дни перебиралась в притертую стеной к Храму крепость Антония.
Впрочем, Марию это ничуть не заботило.
В многоголосье толпы она уловила наконец знакомые голоса. Привстала,
всматриваясь: и вправду Иосиф тащит сына за ухо, тот брыкается, орет - то ли от
боли, то ли от обиды, а отец .ему вторит - этот уж точно от ярости...
И все же нашелся, слава Богу!
- Пусти, пусти! Больно!
- Сейчас я тебя пущу! - Иосиф отпустил ухо мальчика и отвесил пинок под
зад.
Иешуа, не удержавшись, шлепнулся прямо в пыль у ног матери. Мария присела
возле него, пригладила волосы, поправила рубашку.
- Ты знаешь, где я его нашел? - Иосиф привычно злился, лицо его было
красным, на лбу проступил пот. - В самом Нижнем городе! Он, видишь ли, решил
прогуляться с каким-то богато разодетым толстяком! Чуть ли не в обнимку!..
- Отец, он обещал мне показать... - Иешуа размазывал по лицу слезы.
- Что же, интересно, он тебе обещал показать?.. Будто ты не слыхал, что


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами
Шилова Юлия
Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами


Куликов Роман - На осколках чести
Куликов Роман
На осколках чести


Злотников Роман - Вселенная неудачников
Злотников Роман
Вселенная неудачников


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека