Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

народ, как стадо бычков, торопится к урнам под крики телевизионных пастухов,
под ударами электронных бичей. С торжественным видом ставит в листах
каракули, а компьютер хохочет над доверчивыми старушками, выбивая на табло
заложенный в него результат? Военный переворот исключен при помраченном
сознании офицеров, которые днем в Генштабе планируют победы в несуществующих
войнах, а ночью идут на товарную станцию и разгружают картошку, чтобы
заработать на хлеб. Этим офицерам, чтобы вернуть себе самоуважение,
необходима маленькая победа на маленькой горной войне, а этого, как ты
знаешь, в Чечне не случилось? Народное восстание невозможно, ибо наш народ
предпочитает тихо вымирать под пение группы "На-На", нежели браться за цепы
или вилы и идти палить усадьбы еврейских банкиров? Импичмент не может
состояться, потому что к каждому народному депутату прикреплен тайный
советник, который в нужный момент сует ему в карман конверт с зелеными
визитками Джорджа Вашингтона? Остается единственное, - Гречишников сильно
дунул на пену, раскрывая под губами черное зеркальце пива, которое тут же
сомкнулось под пышными белыми хлопьями, - Истукан должен добровольно уйти из
Кремля, передать власть другому, в которого бы верил, как в сына, полюбил,
как себя самого? Необходим человек, - назовем его условно "Избранник", -
кому, не страшась возмездия за смертный грех, Истукан вручит чемоданчик и
ключик? Такой человек существует? Его продвижение во власть составляет
содержание "Плана Суахили", который разработал покойный генерал Авдеев?
Белосельцев смотрел на Москву, которую им, заговорщикам, предстояло
отнять у врага.
Толпы, прорывая ряды оцепления, сокрушая солдат со щитами, валят, как
кипящая смола. По Новому Арбату, мимо Манежа, к Кремлю, накатываясь на
розовые отвесные стены. С красными и имперскими флагами, выставляя иконы,
падая под огнем пулеметов, бегут к Боровицким воротам. Ломают запоры,
вышибают хрустящие щепки ворот, врываются в Кремль. Мимо соборов, дворцов
яростное, в тысячи ног, топотание. Арсенал, Колокольня Ивана Великого,
Белокаменное теремное крыльцо. В здании Сената, в пустом кабинете, среди
золота, малахита и яшмы - Истукан, больной и безумный. За ноги, по
лестницам, головой о ступени, сволакивают на брусчатку, тянут, оставляя
липкий слизистый след. Истерзанного, неживого, с вываленным языком
заталкивают в Царь-пушку. С ревом огня, в длинном, косматом пламени
выстреливают через стену, к реке. Летит обугленный, похожий на огромную
ворону, комок. Плюхается в реку у Английского посольства, качается, как
груда тряпья, дымя, распуская по воде нефтяную пленку сгоревшего жира?
- Наши враги умны, осторожны, опасливы. Они поместили Истукана в
непроницаемый кокон из тысячи оболочек. Охраняют его вблизи и на дальних
подступах. В его кремлевских палатах и на границах страны. Все этажи власти
заняты, захвачены их клевретами. Охранник и лекарь, гастроном и чесальщик
пяток, командир дивизии и начальник Генерального штаба, Министр внутренних
дел и Министр культуры, телевизионный магнат и последний репортеришка в
занюханной уездной газетенке. Все, что приближается к власти, тщательно
просматривается под лупой, изучается под рентгеном, проверяется на детекторе
лжи. Сто колец обороны, как вокруг Сатурна. Сто слоев защиты, как у атомной
станции. Не пройти, не проникнуть в святилище. Но Суахили нашел проход.
Просчитал прогалы в их обороне. Прочертил единственно возможный лабиринт,
как в компьютерных играх, по которому можно подойти к Истукану, не
взорвавшись, не задев лазерного луча, не возбудив систему электронной
защиты. Гениальность плана заключается в знании законов, по которым
действует власть. Инстинктов новых властолюбцев, которые вывелись, как
черви, из самых гнилых слоев, накопившихся в недрах страны. Наши соратники,
наши птицы, как мы их называем, расселись по всем ветвям околдованного
русского леса. На каждой засохшей ветке, в каждом глухом дупле, на каждой
обожженной вершине сидит наша молчаливая птица. На плече каждого предателя,
у его уха и его виска, сидит наш сокол-сапсан. Они используют его для охоты
на русскую дичь и не ведают, что в час их потехи сокол взлетит, но ударит не
лисицу, не зайца, а охотника, прямо в лоб, в висок, в темя? Читай сказку
Пушкина о "Золотом петушке?". - Гречишников засмеялся, отчего пена в его
кружке вылепилась вмятинами.
Белосельцев смотрел на Москву, на ее розово-белые, телесные тона, в
которых улавливалось дыхание жизни. Среди белесых туманов и бегущих голубых
теней тонко сияла останкинская игла, отточенная, как завершение шприца. Уже
влита ядовитая ампула. Бьет в небо крохотный фонтанчик пузырьков.
Подставлена исколотая, в перекрученных венах рука. Красный резиновый шланг
врезался в дряблую кожу. В черно-синюю вену вонзается острие, медленно
втекает желтоватый раствор. На измученном, изможденном лице наркомана, в
голубых белках, как луна, восходит безумие. Огромное, волосатое, с красными
губами, розовыми влажными клыками хохочет лицо Сванидзе.
Жестокие дни октября. Толпа осадила "Останкино". Генерал Макашов в
мегафон побуждает народ к атаке. Грузовик пробивает дверь. Рев, ликованье
толпы. Со всех этажей, припечатав толстые губы к стеклу, расплющив
горбоносые лица, смотрит нечистая сила. Плоскогрудые, в румянах, русалки.
Косматые, замшелые лешие. Размалеванные дикие ведьмы. Развратные, в белилах,



старухи. Растленные жеманные мальчики. Все ждут возмездия. Смотрят, как
разгорается пламя, вылизывает этажи. Казак с золотой бородой грозит
автоматом. Рабочий в пластмассовой каске держит бутылку с бензином. Из
черных бойниц бэтээров, из оконных проемов - кинжальный огонь пулеметов,
гора дымящихся трупов. Бег толпы, в которую вонзаются пули. По спинам, по
головам, по затылкам, раздирая одежды, зажимая ладонями раны, бегут,
проклиная и ахая. Сверху жестокими глазами змеи, как огромная железная
кобра, смотрит башня. Шипит, извергает синее пламя, кидает ртутные молнии.
Кровавый поход на "Останкино". Неудавшийся штурм Макашова.
- Есть Избранник. Он никому не виден. Его не увидишь в толпе напыщенных,
говорливых политиков. Не заметишь на лживых пресс-конференциях, помпезных
юбилеях, потешных военных парадах. Он закрыт, зашифрован. Как восточная
женщина, укрыт в паранджу. Он сбросит покров в нужный момент, которого никто
не ждет. Его не успеют уничтожить клеветой, испачкать компроматом,
ошельмовать дешевым публичным спектаклем, превращающим политика в
карикатуру. Он появится внезапно, как древний герой-избавитель, на фоне
грозных событий, сотрясающих страну, и народ уверует в него, как в
спасителя. Изберет его, одного из тысячи, понесет на руках. Мы долго его
искали. Просматривали множество других кандидатов. Изучали в них каждую
мелочь, до родословной, до группы крови. Нашли, наконец, крохотную маковую
соринку и стали взращивать. Росток за ростком, листик за листиком.
Переносили с места на место, когда грозила опасность. Пересаживали с грядки
на грядку. Пропалывали вокруг него сорняки. Теперь он взращен. Из теплицы
будет высажен в открытый грунт. Он сам не догадывается об уготованной ему
роли. Он драгоценный плод наших коллективных усилий. Наш сын полка. Выращен
в оранжерее нашего тайного движения великим садовником Суахили. Ему отдаст
Истукан ключ от кремлевского кабинета и ключик от потаенного, с ядерными
кодами, кейса?
Москва переливалась стеклянными вспышками окон, белыми чешуйками зданий,
прожилками проспектов и улиц. Напоминала крыло белой бабочки с тонким
цветным узором. Белосельцев вглядывался в открывающуюся панораму, различая
нервные волокна и линии, упругие опоры, соединяющие город. Высотные здания
своими остриями закрепляли Москву на земле, не давали ей улететь. Монастыри
и храмы соединяли ее с небесами, устремляли ввысь. Проспекты, разбегаясь в
разные стороны, как тугие стропы, растягивали ее на равнине.
Отряды повстанцев уходили из Дома Советов, атаковывали министерства и
штабы, захватывали центры управления и связи. Стрельба у военного объекта в
районе метро "Динамо". Схватка в здании ТАСС. Попытка пробиться в
Министерство внутренних дел. Рывок к небоскребу МИДа. Казалось, еще усилие -
и враг будет изгнан из города, войска поддержат повстанцев, перехватчики ПВО
станут догонять самолеты с предателями, сажать на военные аэродромы. Слабая
воля вождей лишила повстанцев победы. Танки генерала Грачева гвоздили по
Дому Советов, вырывая из белого здания клочья огня и копоти. У стены
стадиона каратели генерала Романова расстреливали пленных повстанцев.
- Цель, которую мы поставили, - огромна и свята. Россия, тысячелетняя,
великая, гибнет у нас на глазах навсегда, как Атлантида, как Майя. Мы,
только мы, тайные патриоты России, можем ее спасти. Удержать на плаву, не
дать погрузиться. Эти дни, недели и месяцы покажут миру, сохранится ли
Россия и населяющий ее народ, или от русских останется миф Достоевского,
свиток древней летописи, довоенное издание Пушкина, помещенные в библиотеку
Конгресса. Цель свята. Средства для ее достижения не имеют ограничений.
Взрыв атомной станции или сожжение останкинской вышки допускаются для
достижения цели. Этика членов нашего общества сводится к абсолютному
подчинению, к безоговорочному выполнению приказа. Это не слепая тупость
автомата, а свободный выбор офицера, дававшего клятву на верность Родине,
продолжающего исполнять святую присягу в условиях оккупации. Повторяю,
священная цель оправдывает любые, ведущие к победе средства? Белосельцев был
возбужден. Радостно внимал Гречишникову. Был наперед с ним согласен. Готов
подчиняться братству. Рисковать, умирать, истреблять ненавистных врагов. Был
снова не одинок, был с друзьями. Награжден их доверием. Принят в их тайный
круг. Его опыт разведчика, его ненависть и любовь, страстное желание
служить, завершить свою долгую жизнь осмысленным, главным поступком - все
это находило теперь выражение. Москва, в драгоценном мерцании кремлевских
соборов, повитая сиреневой дымкой, в тончайшей позолоте осени, призывала
его. Своей открытой грудью, пульсирующим сердцем, любящим и ненавидящим, он
прижимал к себе Москву, окроплял своей кровью, окружал сберегающим дыханием.
- По указанию Суахили, мы не тревожили тебя до срока. Видели, как ты
пробираешься под землей в осажденный Дом Советов. Как убегаешь в леса от
бесов в черных масках, когда по Москве катились погромы. Видели твою апатию,
тоску, метания. Наблюдали твою трогательную любовь к сумасшедшей красавице.
Но теперь срок настал, ты нам нужен. Ты африканист, любимый ученик Суахили,
а сегодняшняя русская жизнь напоминает Африку. "Русская Африка" - так
говорил Суахили. Ты специалист по мусульманским проблемам, знаток Востока,
Кавказа. У тебя есть давние связи с дагестанскими исламскими лидерами,
которые исповедуют ваххабизм. И ты энтомолог, обладатель уникальной


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Труженики зазеркалья
Лукин Евгений
Труженики зазеркалья


Корнев Павел - Экзорцист
Корнев Павел
Экзорцист


Ильин Андрей - Господа офицеры
Ильин Андрей
Господа офицеры


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека