Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

листьев.
Монетр подошел и стал ближе, переводя взгляд с дерева на дерево,
вверх и вниз, одно, затем другое.
То, что он видел, было невозможно. Закон средних величин допускает
такую вещь, как два абсолютно идентичных дерева, но при астрономических
величин. Невозможно, это было самое подходящее слово для такой статистики.
Монетр протянул руку и сорвал листок с одного дерева, а затем с
другого сорвал соответствующий ему.
Они были идентичны - жили, форма, размер, строение ткани.
Этого было достаточно для Монетра. Он снова застонал, внимательно
осмотрел вокруг, чтобы запомнить место, и бегом направился в свою лачугу.
Он трудился над двумя дубовыми листками до глубокой ночи. Он смотрел
через увеличительное стекло пока у него не заболели глаза. Он сделал
растворы из того, что было у него в доме - уксус, сахар, соль и немного
карболки - и замариновал части листков. Он покрасил соответствующие их
части разведенными чернилами.
То, что он узнал о них, проверялось и перепроверялось, когда он
принес их в лабораторию утром. Качественный и количественный анализ,
высокие температуры и температура горения, и специальный тест на силу
тяжести, спектрографические и рентгенографические характеристики - все
говорило одно и тоже; эти два листка были невероятно и абсолютно
идентичными.
В последующие месяцы Монетр лихорадочно работал над частями деревьев.
Его рабочие микроскопы говорили о том же. Он уговорил своего нанимателя
разрешить ему пользоваться микроскопом с увеличением в триста раз, который
лаборатория хранила под специальным колпаком, и он сказал то же. У
деревьев были идентичны не все листья, а все клетки. Кора и камбий и
сердцевина, они были одинаковы.
Непрекращающееся взятие образцов дало его мысли следующий толчок. Он
брал образцы с деревьев после тщательнейших измерений. Проба, высверленная
из сердцевины Дерева А воспроизводилась на Дереве Б, с точностью до доли
миллиметра. А однажды Монетр сделал отметки для сверления на обоих
деревьях, взял образец с Дерева А, и, доставая его, сломал дрель и не смог
взять образец со второго дерева.
Виновата, конечно, была дрель, и следовательно те люди, которые ее
сделали, и следовательно те люди, которые ее сделали, и следовательно все
люди; и он отправился домой, кипя от злости, то есть находясь в своем
обычном состоянии.
Но когда он вернулся обратно на следующий день, он обнаружил
отверстие в Дереве Б, точно соответствующее его отметке на Дереве А.
Он касался пальцами необъяснимой дыры и долгое время его ищущий ум не
мог сдвинуться с места. Затем, осторожно, он достал свой нож и вырезал
крест на Дереве А, а на том же месте на Дереве Б треугольник. Он вырезал
их глубоко и отчетливо и снова ушел домой, чтобы прочитать более сложные
книги о клеточной структуре.
Когда он вернулся в лес, он обнаружил, что на обоих деревьях был
крест.
Он провел еще множество опытов. Он вырезал произвольные фигуры на
каждом дереве. Он наносил на них образцы краски.
Он обнаружил, что наносное, такое как краска и прибитые гвоздями
кусочки дерева, оставалось в том виде, как он это делал. Но все, что
воздействовало на структуру дерева - порез или царапина или разрыв или
прокол - воспроизводилось, с Дерева А на Дерево Б.
Дерево А было оригиналом. Дерево Б было какой-то... копией.
Пьер Монетр работал над Деревом Б в течение двух лет пока он
обнаружил, с помощью электронного микроскопа, что если не считать функции
точного воспроизведения, Дерево Б было другим. В ядре каждой клетки Дерева
Б была единственная гигантская молекула, родственная углеводородным
белкам, которая могла преобразовывать химические элементы. Три клетки,
удаленные из кусочка коры или ткани листа означали замену этих трех клеток
в течение часа-двух, а затем медленно начинал восстанавливать себя,
захватывая атом за атомом из окружающей ткани.
Управление восстановлением поврежденной ткани это тонкое дело, мягко
говоря. Любой биолог может дать ясное описание того, что происходит, когда
клетка начинает размножаться - какие факторы метаболизма присутствуют,
какой кислородный обмен происходит, как быстро и насколько большими и с
какой целью развиваются новые клетки. Но они не могут сказать вам почему.
Они не могут сказать, что дает сигнал "Начали!" полуразрушенной клетке и
что говорит "Стоп". Они знают, что рак это нарушение этого механизма
управления, но в чем суть механизма они не говорят. Это относится к
нормальным тканям.
А что же Дерево Б Пьера Монтера? Оно никогда не восстанавливалось
нормально. Оно восстанавливалось только, чтобы воспроизвести Дерево А.
Сделайте зарубку на прутике на Дереве А. Сломайте соответствующий прутик
Дерева Б и возьмите его домой. За двенадцать - четырнадцать часов этот



прутик пройдет трудоемкий процесс преобразования себя так, чтобы на нем
была метка. После этого он остановится и будет обыкновенным куском дерева.
Затем вернитесь к Дереву Б и вы увидите еще один восстановившийся прутик,
и на нем зарубка тоже будет точно воспроизведена.
Здесь застопорилось даже умение Пьера Монетра. Регенерация клетки это
загадка. Воспроизведение клетки - это шаг за пределы непостижимой загадки.
Но где-то как-то это фантастическое воспроизведение управлялось и Монетр
упорно занялся поисками того, что это делало. Он был дикарем, слышащий
радио и ищущим источник звука. Он был собакой, слышащей как ее хозяин
вскрикнул от боли, потому что девушка написала, что не любит его. Он видел
результат, и он пытался, без соответствующих приспособлений, без умения
понять это, даже если оно было прямо у него перед носом, определить
причину.
За него это сделал пожар.
Те немногие люди, которые знали его в лицо - а никто не знал его
по-другому - были удивлены, когда он присоединился к добровольцам, которые
тушили пожары той осенью, когда дым поднимался над холмами, гонимый
подстегиваемым ветром. И потом много лет еще рассказывали легенды о
худющем человеке, который сражался с огнем как душа, которую пообещали
выпустить ее из ада. Они рассказывали о том, как в лесу прокладывали новую
противопожарную просеку и как худой человек угрожал убить лесника, если он
не сдвинет эту противоположную линию на сто ярдов к северу от того места,
где она была запланирована. Худой человек вошел в историю своей борьбой с
пламенем, которое он заливал своими собственным потом, чтобы не допустить
его в определенный участок леса. А когда пламя подошло к краю защитой
полосы и люди побежали от него врассыпную, худого человека с ними не было.
Он остался, скрючившись на дымящемся мхе между двумя молодыми дубками, с
лопатой и топором в его кровоточащих руках и с огнем в глазах, который был
жарче, чем любой огонь когда-либо касавшийся дерева. Они все это видели...
Они не видели как начало дрожать Дерево Б. Они не были с Монетром,
который всматривался сквозь жар и дым и клубы разреженного воздуха,
которые научились над ним, и не видели как мозг ученого пытался понять тот
факт, что дрожание Дерева Б точно совпало со временем с бушующими языками
пламени на прогалине в пятидесяти футах от него.
Он смотрел на это красными глазами. Пламя коснулось скалистого
участка и дерево дрогнуло. Пламя прошлось по земле, как ураган по волосам,
снимая скальп, и когда пламя поднялось волной и устремилось вверх, Дерево
Б прочно стояло. Но когда истерзанный порыв холодного воздуха ринулся
внутрь, чтобы заполнить образовавшийся из-за жара вакуум, а его
преследовали вдоль земли пальцы огня, дерево вздрогнуло и напряглось,
закачалось и задрожало.
Монетр дотащил свое полуобгоревшее тело до прогалины и смотрел на
пламя. Красно-оранжевое буйство там; дерево стояло прочно. Огненный язык,
лизнувший здесь, и дерево дрогнуло.
И так он нашел его, в центре вышедшего на поверхность базальта. Он
перевернул обломок скалы пальцами, которые зашипели, когда он прикоснулся
к нему, и под ним он обнаружил грязный кристалл. Он засунул его под мышку
и пошатываясь побрел обратно к своим деревьям, которые находились теперь
на маленьком островке, построенном из земли и пота и огня его собственной
демонической энергией, и рухнул между дубками, пока пламя бушевало мимо
него.
Перед самым рассветом он шатаясь дошел через кошмар, плюющийся
умирающий ад, до своего дома и спрятал кристалл. Он протащился еще
четверть мили в сторону города прежде, чем свалиться. Сознание вернулось к
нему в больнице и он немедленно начал требовать, чтобы его выпустили.
Сначала они отказывались, потом привязали его к кровати, и в конце концов
он ушел ночью через окно, чтобы быть со своей драгоценностью.
Может быть это было потому, что он был на самой грани помешательства,
или потому, что слияние между его сознательным и подсознательным умом было
почти завершенным. Более вероятно, что он был более приспособлен к этому,
с его целеустремленным ищущим умом. Конечно очень немногие люди делали это
раньше, если вообще делали, но ему это удавалось. Он установил контакт с
кристаллом.
Он сделал это при помощи дубинки своей ненависти. Камень пассивно
смотрел на него во время всех его опытов - всех, которым он решился его
подвергнуть. Он должен был быть осторожен, после того, как он понял, что
он живой. Его микроскоп сказал ему об этом; это был не кристалл, а
переохлажденная жидкость. Это была единая клетка, с граненными стенками.
Отвердевшая жидкость внутри была коллоидом, с коэффициентом отражения
сходным с полистиреном, и там было сложное ядро, которое он не понимал.
Его настойчивость боролась с его осторожностью; он не решался
подвергнуть его чрезмерному нагреванию, коррозии или опытам по
бомбардировке атомными частицами. Будучи страшно разочарованным он послал
ему удар своей чистой ненависти, которую он вырабатывал годами, и эта вещь
- закричала.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Третья террористическая
Ильин Андрей
Третья террористическая


Шилова Юлия - Никогда не бывшая твоей
Шилова Юлия
Никогда не бывшая твоей


Акунин Борис - Фантастика
Акунин Борис
Фантастика


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека