Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Внезапно чародейка почувствовала сильное головокружение - только тогда она поняла, что заклинание выжало из нее все соки.
Адон уставился на Миднайт, но тут же отвел глаза. Казалось, что девушка каждый день узнавала о магии что-то новое. Вспомнив об утрате своих магических способностей, Адон не смог справиться с легким чувством ревности.
- Держать будет? - спросил Келемвар, тыкая мечом в золотистый шар.
Адон взглянул на узилище Ваала. Смола превратилась в прозрачную, кристаллическую глыбу, внутри которой замерла аватара. Глаза божества все так же свирепо следили за Миднайт.
- Надеюсь, что да, - кивнул Адон и еще раз взглянул на измученное лицо чародейки.

5
ЗЕЛЕНОЕ СОЛНЦЕ

Несмотря на бессонную ночь, Миднайт проснулась ранним утром. Тонкие лучики света, просачиваясь сквозь щели в оконных ставнях, окрашивали комнату в какие-то жуткие зеленые тона. Чародейка набросила на плечи плащ и открыла окно. Там, где следовало находиться солнцу, висело нечто огромное, похожее на сетчатый глаз мухи или паука. Зеленый свет, излучаемый необыкновенным светилом, растекался по небу, придавая ему изумрудный оттенок, и ярким заревом ложился на макушки серых гор, окружающих Отрожье.
Миднайт сощурилась и отвернулась. Часовые, несущие службу на внутренней стене крепости, не обращали на висящий в небе глаз никакого внимания. Чародейка решила, что зеленое светило всего лишь почудилось ей, но когда она вновь посмотрела в окно, глаз оказался на прежнем месте.
Зачарованная уродливостью огромного светила, Миднайт провела несколько минут за изучением зеленого шара. Наконец решив, что зря тратит время, она начала одеваться.
Впрочем, с этим занятием чародейка тоже не торопилась, часто отрываясь от него, чтобы потянуться или зевнуть. Покончив с заточением Ваала, Миднайт погрузилась в сон, но ночью она не раз просыпалась и потому лишь отчасти восстановила силы. Хотя нападение бога весьма напугало ее, бегство из Вечерней Звезды настолько измотало чародейку, что сон без усилий овладел ею.
Однако он оказался недолгим. Ночью у дверей ее комнаты появились двое стражников, чтобы постелить доски взамен рухнувшей лестничной площадки. Еще два часа она провела, вздрагивая и прислушиваясь к непривычным звукам, пока наконец снова не заснула, пробудившись лишь с зеленым рассветом.
Невыспавшаяся и невосстановившая силы, Миднайт тем не менее знала, что возвращаться в постель бессмысленно. Вряд ли она заснет днем, особенно когда за окном кипит жизнь крепостного гарнизона. К тому же Миднайт не терпелось обдумать то заклинание, с помощью которого она разделалась с Ваалом.
Заклинание появилось как-то само собой, порадовав ее неожиданным открытием и вместе с тем озадачив. Магия - наука точная, требующая кропотливого и дотошного изучения. Мистические слова, зазубриваемые магом, приносят с собой энергию. Но выполнение обряда заклинания требует затраты всей этой энергии без остатка, причем слова заклятия стираются из памяти и магическую формулу приходится учить заново. Вот почему книга заклинаний была самым ценным достоянием Миднайт.
Однако заклинание, превращающее камень в смолу, возникло в сознании чародейки без заучивания. В действительности она никогда и не учила его, считая, что подобные формулы ей не по силам.
Охваченная волнением, Миднайт решила вызвать из памяти еще какое-нибудь заклинание. Если и в самом деле она может вызывать мистические слова одним усилием воли, тогда утрата магической книги - ничтожный пустяк или, может, счастливая случайность.
Чародейка закрыла глаза и попыталась освободить голову. Затем, припомнив недавнюю выходку Келемвара, она попыталась разыскать в памяти слова заклинания обаяния.
Однако ничего не получилось. И Миднайт очень скоро стало ясно, что ничего и не выйдет. Она постаралась припомнить события прошлой ночи во всех подробностях. Даже после крушения второй лестничной площадки Ваал не погиб. Именно тогда чародейка осознала, что единственная возможность спасти себя и своих друзей заключается в пленении бога, - и способ осуществления этой идеи нашелся.
Но Миднайт не могла вспомнить ни одного мистического символа этого заклинания. И тогда она решила, что заклинание явилось ей в чистом, неизменном виде. Женщина-маг задумалась. Мистические символы по сути уже представляют собой заклинание, поскольку позволяют чародею прикоснуться к магии. Не используя их, обряд заклятия совершить невозможно.
Вдруг Миднайт со всей очевидностью поняла, что произошло. Она вообще не произносила заклинание, во всяком случае так, как это делает большинство магов и чародеев. Вместо этого она черпала энергию непосредственно из магической ткани, не прибегая к помощи ни символов, ни рун.
Под ложечкой у нее заныло, и Миднайт решила еще раз попробовать вызвать заклинание обаяния. На этот раз она сосредоточилась на желаемом результате, а не на символах, связанных с заклинанием. Тело чародейки наполнилось энергией, и Миднайт интуитивно почувствовала, какие слова нужно говорить и какие движения выполнять, чтобы совершить обряд заклинания.
Рука потянулась к груди, и пальцы пробежали по неглубокой ровной бороздке на ключице. Именно в этом месте цепочка от амулета Мистры вросла некогда в плоть чародейки.
- Что же вы со мной сотворили? - обратилась она к небесам.
Ответа, разумеется, не последовало.
Пока Миднайт практиковалась в магии, внизу, на первом этаже башни, в комнате для гостей, стояли двенадцать голодных кормирских офицеров. Уже более часа они ожидали прихода лорда Деверелла и начала утренней трапезы.
Наконец командующий появился. Ввалившиеся, налитые кровью глаза и бледно-желтая кожа являлись следствием вчерашнего пиршества, но никоим образом не результатом ночного нападения Ваала. В то время, когда в главной башне кипела битва, лорд Деверелл мирно спал. Только утром он узнал о побоище от своего денщика.
Келемвар, заранее предупредив служанку о том, что, возможно, проспит до полудня, все еще находился в постели. Несмотря на меньшее количество выпитого эля, утром воин пребывал в том же состоянии, что и лорд Деверелл, - отсутствие привычки к крепкому напитку дало о себе знать. Адон тоже не появлялся. После вереницы коротких сновидений, в которых ему попеременно являлись то ужасный Ваал, то его жертвы, умирающие мучительной смертью, священнослужитель наконец забылся глубоким сном.
Из всей четверки героев лишь Проныра присутствовал на утренней трапезе. Лорд Деверелл занял свое место. Любой другой хозяин мог бы найти отсутствие приятелей Проныры странным и даже оскорбительным, но Деверелла это не беспокоило. Фактически это позволяло командующему, опоздавшему на целый час, вовсе не признавать за собой никакой вины, а значит, не мучиться угрызениями совести ни в этот, ни в последующие дни. Офицеры ночной смены, естественно, нажаловались своему командиру на его денщика - не мог-де добудиться командующего, - и Деверелл ни в чем не мог их упрекнуть, хотя поводов для замечаний в последнее время было предостаточно. Зато лорда Деверелла нельзя было обвинить в том, что он оставил захолустное Отрожье без развлечений.
Деверелл, махнув рукой, пригласил офицеров и Проныру к столу.
- Садитесь, - устало промолвил он. - Можете есть.
Офицеры не заставили себя уговаривать. По разговорам кормирцев хафлинг догадался, что они пребывают в дурном настроении. Большинство из них простояли всю ночь на холоде, охраняя укрепления крепости, и сейчас мечтали о теплой постели, но по традиции, прежде чем отправиться спать, они должны были преломить хлеб со своим командиром.
Служанки внесли дымящиеся плошки с горячей кашей. Взглянув на овсянку, Деверелл с отвращением отодвинул ее в сторону, тогда как хафлинг набросился на еду с завидным аппетитом. Блюда из вареных злаков нравились ему больше, чем жаркое из мяса и сладости.
- Хранитель механизмов сказал мне, что этой ночью ты влез в его кабинет, - обратился Деверелл к хафлингу.
- Необходимость заставила, милорд, - проглотив кашу, ответил Проныра.
- Да, я слышал, - печально покачал головой Деверелл. - Благодарю тебя за находчивость.
- Не стоит, милорд. Это лишь благодарность за ваше гостеприимство.
Хотя хафлинг и вырос в Черных Дубах, он повидал достаточно, чтобы уметь ответить как подобает.
По залу пробежал шепоток одобрения. Командующий попробовал улыбнуться и склонил голову.
- Приятно слышать твои слова, но я должен принести извинения. Я обещал вам безопасность, но не сдержал слово, а это вопиющее нарушение хозяйского долга.
- В этом нет твоей вины, лорд Деверелл, - прозвучал голос Миднайт, вошедшей в зал.
Деверелл и остальные офицеры встали, приветствуя женщину.
- Леди Миднайт, - отметил Деверелл, - сегодня вы просто прекрасны.
Оценив лестное замечание, Миднайт улыбнулась - она знала, что выглядит уставшей. Чародейка подошла к столу и продолжила:
- Не стоит извиняться перед нами. Нашим противником был сам Ваал, бог Убийства.
За столом начали перешептываться. Чародейка только что подтвердила слухи, распространявшиеся всю ночь по крепости. Некоторые из мужчин нервно посмотрели в окно, туда, где во внутреннем дворе внутри янтарной тюрьмы сидел Ваал.
- Вы ничего не могли сделать, - добавил Проныра. - Никто не смог бы остановить его.
- Но ведь тебе-то удалось его задержать, друг хафлинг, - возразил Деверелл, указывая Миднайт на место за столом. - А может, тебе стоит стать моим капитаном?
Один из офицеров, капитан Бересфорд, нахмурился. Нахмурилась и Миднайт. За несколько дней она хорошо узнала Проныру и привязалась к нему, а сообразительность хафлинга уже дважды спасала жизни ей и ее спутникам.
- Я знаю, что ты путешествуешь с Миднайт совсем недолго, - продолжал лорд Деверелл. - И если ты пожелаешь остаться, я буду только рад. Я всегда найду применение людям с острым умом.
- Вы мне льстите, - возразил Проныра, удивленный предложением лорда. Длинноногие крайне редко наделяли хафлингов властью.
Миднайт прикусила губу. Если Проныра примет предложение, ей останется лишь поздравить его и изобразить радость.
- Я бы не против, - сказал хафлинг, вглядываясь в мутные глаза Деверелла. - Но вынужден отказаться. Наши с Миднайт пути пока что проходят рядом.
Чародейка с облегчением вздохнула. Проныра, очевидно посчитав, что стоит разъяснить свою позицию, добавил:
- Я еще не свел счеты с бандой зентиларов, которые преследуют моих друзей.
- Черные Дубы... - заметил Бересфорд, отодвинув пустую плошку в сторону.
Проныра кивнул:
- Как вы узнали?
- Перед рассветом сорок хафлингов проходили этой дорогой. Они шли по следу зентильского отряда, который наш патруль прогнал этой ночью.
- Наверняка те же самые зентилары загнали вас сюда, - прибавил лорд Деверелл.
- Я должен идти, - воскликнул Проныра, спрыгивая со стула. - Куда они направились?
- Терпение, мой друг, терпение, - остановил его лорд Деверелл. - Они наверняка ушли на запад, а те земли принадлежат зентиларам - если вообще принадлежат кому-либо. Ты не найдешь там ничего, кроме несчастья. И поступишь мудро, если откажешься от мести и примешь мое предложение.
- Если бы это было лишь делом мести, я бы так и сделал, - вздохнул Проныра.
Он подразумевал именно то, что сказал. Хафлинг очень хотел возвратить должок разрушителям Черных Дубов, но так же хорошо знал, что из преследования убийц по просторам Танской равнины не выйдет ничего путного.
Однако у Проныры не было выбора. Когда зентилары напали на деревню маленького народца, хафлинг лишился своего меча. Теперь он хотел отплатить зентиларам и вернуть меч. Этот кусок металла обладал собственной волей - силой, которая долгое время подавляла Проныру, заставляя его убивать часто и без разбора. И если бы отсутствие красного клинка не сводило хафлинга с ума, он бы с радостью избавился от меча.
Но какое-то навязчивое, глупое желание вернуть меч подчинило себе все мысли Проныры. С тех самых пор, как он лишился клинка, хафлинг не мог заснуть ни на час. Прежний владелец меча превратился в умалишенного, прежде чем погиб при необдуманной попытке вернуть себе магическое оружие. И Проныра знал, что вскоре признаки его собственного безумия станут проявляться намного сильнее.
Командующий ошибся, приняв отчаяние в глазах хафлинга за решимость.
- Делай так, как велит тебе честь. Неважно, чего хочу я, ведь я не могу приказать тебе остаться.
Проныра поклонился Девереллу:
- Благодарю вас за гостеприимство. - Затем хафлинг повернулся к Миднайт. - Пожалуйста, попрощайся с Келемваром и Адоном за меня.
- Куда ты собрался? - удивилась Миднайт, поднимаясь со стула.
- На поиски зентиларов, разрушивших мой дом, - ответил хафлинг, с волнением поглядывая на дверь. - Как мне помнится, ты не хотела встречаться с ними.
Миднайт не придала значения колкому замечанию Проныры.
- Ты собираешься догнать своих и присоединиться к ним? - предположила она.



- Они не примут меня, ты сама это знаешь, - пожал плечами Проныра.
- Зентиларов двадцать, а ты один, - сказал Деверелл и недоверчиво покачал головой.
- Ты случаем не сошел с ума? - добавила Миднайт, схватив хафлинга за плечо.
Заметив, что кормирские офицеры с интересом прислушиваются к их беседе, Проныра замялся. Миднайт ничего не знала о проклятии меча. О нем не знал никто, и хафлинг решил, что будет разумнее оставить все в тайне.
- Я пробирался в лагеря, которые охранялись и получше, - фыркнул он, вырываясь из хватки Миднайт.
- А что потом? - поинтересовалась она. - Ты перережешь горло двадцати спящим зентиларам?
На этот раз хафлинг призадумался.
- Я должен идти, - наконец сказал он.
- Тебя убьют! - выкрикнула Миднайт и сжала кулаки, негодуя на упрямство маленького человечка.
- Возможно, и нет, - заметил лорд Деверелл, обращаясь к хафлингу. - Мы часто посылаем патрули на Танскую равнину. Сейчас как раз настал срок для очередной вылазки. Если ты поедешь с ними, то будешь в безопасности, пока не отыщешь этих зентиларов.
Но прежде чем Проныра ответил, командующий повернулся к Миднайт:
- Этот патруль может проводить вас до перевала Желтого Змея, если вы собираетесь идти этим путем.
Несколько офицеров удивленно изогнули брови и в который раз возблагодарили богов за то, что несут службу исключительно в гарнизоне.
- Мы с радостью примем ваше предложение, - согласилась Миднайт.
Путешественники еще не обсуждали новый маршрут в Глубоководье, но чародейка знала, что Адон и Келемвар не будут возражать. Героев загнали так далеко на север, что двигаться полным опасностей путем через Танскую равнину и перевал Желтого Змея было бы много проще, чем идти на юг и искать там караван.
- Вот и замечательно, - утомленно буркнул Деверелл. - Я прикажу собрать вас в дорогу. Вам понадобятся горные пони, одежда для холодной погоды, оружие, веревки, карта...

Кайрик в наброшенном на плечи мокром плаще сидел, съежившись, у большого валуна. Взметнувшиеся ввысь белые пики гор, словно щенки, присосавшиеся к брюху матери, подпирали серое небо. Отряд Кайрика стоял лагерем на расположенном у подножия высокой скалы поле, усыпанном валунами, - единственном ровном пространстве в пределах нескольких миль. Это поле являлось вершиной скалистого уступа, обращенного к ведущей из Отрожья дороге.
Мягкий, прохладный ветерок, пролетая над долиной, приносил с собой кисловатый аромат сорных трав. Кое-где среди каменных глыб прятались от ветра невысокие кустики, однако деревьев не было.
Рядом с Кайриком стоял Далзель. Только что он передал своему командиру вполне разумное, по мнению лейтенанта, требование солдат.
- Нет, костер разжигать нельзя, - ответил Кайрик.
Всю ночь моросил холодный дождь, а утром вместо солнца на небе появился гигантский глаз насекомого. Его зеленые лучи несли только свет, оставаясь холодными и вызывая у и без того уже павших духом зентиларов дополнительное недовольство. К счастью, в полдень небо затянуло облаками, и день по крайней мере стал походить на обычный пасмурный денек.
Но холод не беспокоил Кайрика. Хотя вода в его фляге превратилась в лед, вора согревало странное тепло, как будто он сидел перед костром. Кайрик не совсем понимал, откуда берется тепло, однако подозревал, что в этом как-то замешан красный меч.
- Мы совсем не подготовлены к горным прогулкам, - ворчал Далзель, чьи уши и нос побелели от холода. Лейтенант посмотрел в ту сторону, где сидели девятнадцать съежившихся зентиларов. - Ребята замерзли и проголодались.
Один из зентильских солдат с самого рассвета почти каждую минуту издавал протяжный, страдальческий крик, который пугал лошадей и выводил Кайрика из себя.
- Никаких костров, - повторил вор. Несмотря на то, что его люди мерзли, они не могли жечь костры, поскольку нет огня без дыма, а дым можно заметить за несколько миль. - Когда разведчики найдут Миднайт и мы двинемся в путь, парни согреются.
- Слабое утешение, - фыркнул Далзель, растирая руки. - Половина наших к тому времени перемерзнет.
- Пошевели мозгами! - вспылил Кайрик и ткнул острием меча в ближайший камень. - Это мы. - Вор переместил острие клинка на несколько дюймов к востоку. - А это Отрожье. Кормирцев более пяти сотен; их патрули рыщут повсюду.
При упоминании Отрожья Далзель вздрогнул. Прошлой ночью зентилары разбили лагерь в миле от крепости. Кормирский патруль из пятидесяти человек застал их врасплох. Потеряв нескольких человек, Кайрик увел оставшихся в горы.
Верхом на приспособленных к горным тропам пони кормирцы шли по следу врага почти всю ночь. Зентилары смогли избавиться от погони, лишь устроив засаду в узком ущелье. Остаток ночи они провели в поисках дороги и места для лагеря. Двигаясь по горной местности, зентильский сержант Фэйн неудачно упал, сломав себе обе ноги. Две лошади сорвались со скал, а многие из оставшихся животных разбили копыта и теперь хромали. Увидев кормирских пони, Далзель поначалу лишь усмехнулся, однако теперь он охотно обменял бы троих человек на дюжину этих надежных лошадок.
Кайрик передвинул кончик меча чуть севернее точки, изображающей лагерь зентиларов.
- Дальнеморские топи. Обиталище людей-ящеров. - Клинок переместился немного западнее. - Темная Твердыня - зентильское укрепление.
- По крайней мере с севера нам ничего не угрожает, - заключил Далзель. - Но гарнизон Темной Твердыни сильно пострадал в битвах за Долину Теней и Тантрас.
Снова раздался вопль Фэйна, и лошади тревожно заржали. Кайрик и Далзель на мгновение замолчали, взглянули на сержанта, а затем снова вернулись к прерванному разговору.
- Как раз Темной Твердыни нам и нужно бояться, - вспылил Кайрик. - Потеряв большую часть своих людей, командующий крепостью, несомненно, озабочен пополнением своего гарнизона. Его отряды рыщут по Танской равнине в поисках новобранцев. Неужели ты думаешь, что нас оставят в покое?
Далзель нехотя кивнул.
- Согласен, - промолвил он. Клубы пара от его дыхания поднимались в морозном воздухе. - Мы застрянем на гарнизонной службе до конца наших дней.
- Если нас не примут за дезертиров, - добавил Кайрик.
Далзель вздрогнул.
- Да, я себе такого не пожелаю. Уж лучше буду воевать с кормирцами, чем попаду на дыбу по обвинению в дезертирстве.
- Сам видишь, у тебя нет выбора, - огрызнулся Кайрик.
Какое-то поразительно сильное желание убить лейтенанта охватило все существо вора. Он было уже взмахнул мечом, но, осознав свое намерение, вовремя остановился. Вор закрыл глаза и постарался успокоиться.
- Что-то не так? - спросил Далзель.
Кайрик открыл глаза. Гнев прошел, но место его заняло какое-то наваждение - страстное желание крови, настолько сильное, какого вор никогда еще не испытывал. Однако эта страстность пришла извне, что по-настоящему сердило Кайрика.
- Иди лучше проверь караулы, - проворчал вор, подыскивая предлог, чтобы отослать Далзеля подальше от себя. - И дай мне знать, когда из Отрожья вернутся наши разведчики.
Далзель подчинился приказу немедленно и без вопросов. Ему совсем не хотелось раздражать попусту своего вспыльчивого командира.
Кайрик с облегчением вздохнул, затем положил меч себе на колени. Клинок побледнел и из багряно-красного сделался розоватым. Теперь вор почувствовал какую-то жалость к мечу.
Забавно. Чувство сожаления к куску железа, как и жажда крови лейтенанта, не имело никакого отношения к личности Кайрика.
Снова раздался вопль Фэйна, испытывая нервы вора.
"Убей его". - Мягкий женский голос непрошеным гостем вторгся в сознание Кайрика. Он тут же скинул меч с колен и вскочил на ноги, а клинок со звоном упал на каменистую землю.
- Ты живой! - прошипел Кайрик, в первый раз ощутив леденящее прикосновение холода.
Меч молчал.
- Отвечай!
Но единственным ответом стал жалобный стон Фэйна. Кайрик поднял меч и тут же ощутил прилив тепла. Желание прикончить Фэйна снова вернулось, но вор не предпринял никаких действий. Вместо этого он присел и снова положил меч себе на колени.
- Я не собираюсь убивать его, - сказал Кайрик, уставившись на клинок.
На глазах у вора меч начал бледнеть. Страсть и разочарование боролись в душе Кайрика. Клинок постепенно терял цвет, а вор все глубже и глубже погружался в забытье. К тому времени, как меч стал совершенно белым, вор уже ни в чем не отдавал себе отчета.
- Я голодна, - раздался детский голос за спиной Кайрика.
Он поднялся и посмотрел назад. Девочка четырнадцати, возможно, пятнадцати лет стояла перед вором. Ее красное прозрачное платье намекало на вступающую в силу женскую зрелость, выдавая при этом полдюжины обтянутых кожей ребер и раздувшийся от голода живот. Черные атласные волосы обрамляли исхудавшее лицо, а глаза наполняли усталость и отчаяние.
За спиной девочки простиралась бескрайняя белая равнина. Земля под ногами Кайрика стала ровной, словно крышка стола. Камни, на которых сидел вор, исчезли так же, как и окружающие его горы и меч.
- Где я? - спросил Кайрик.
Не обращая внимания на заданный вопрос, девочка бросилась на колени.
- Кайрик, пожалуйста, помоги мне, - взмолилась она. - Уже много дней я не брала в рот ни крошки.
У вора не было необходимости справляться о том, как девочка узнала его имя. Меч и она являлись одним целым. Девочка переместила вора в иное измерение, туда, где могла предстать перед ним в истинном обличии, к тому же более миловидном.
- Выведи меня отсюда! - потребовал Кайрик.
- А ты накорми меня.
- Но чем?
- Накорми меня Фэйном.
Ее просьба, возможно, ошеломила бы Миднайт и Келемвара, но Кайрик не почувствовал отвращения к подобной дикости. Напротив, он лишь нахмурил брови, обдумывая слова девочки. Затем помотал головой:
- Нет.
- Но почему? - не унималась девочка. - Ведь Фэйн ничего для тебя не значит. Так же как и все остальные твои солдаты.
- Да, это верно, - согласился Кайрик. - Но только я решаю, когда им умереть.
- Я слаба. И если не получу пищи, нам не выбраться отсюда.
- Не лги, - предостерег Кайрик.
У него появилась кое-какая мыслишка. Не сводя глаз с девочки, он сосредоточился. Возможно, девочка управляла его воображением, и достаточно было обыкновенного усилия воли, чтобы освободиться от ее пут.
- Я умираю! - вновь взмолилась девочка и, сумев сделать лишь пару шагов, рухнула к ногам вора.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Соломатина Татьяна - Приемный покой
Соломатина Татьяна
Приемный покой


Афанасьев Роман - Огненный дождь
Афанасьев Роман
Огненный дождь


Шилова Юлия - Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь
Шилова Юлия
Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека