Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Мандельбаум размахивал руками, стараясь подчинить струю своей воле. И водяной столп начал раскачиваться и гнуться, будто пальма в ураган, разбрызгивая воду по лесу на сотни шагов. В конце концов струя загнулась до земли, образовав безупречную арку над терновой изгородью.
- Отличная работа, - сказал принц.
- Но мы же не можем оседлать ее, нас убьет!
- Он еще не кончил. Сейчас будет самое интересное.
Мандельбаум оглянулся на них и подмигнул. Затем взмахнул руками, и тишина оглушила Энн.
А Шарм уже шел к Мандельбауму. Энн пошла за ним. Внезапно поднялся пронизывающий ледяной ветер, и по ее телу в намокшей одежде пробежала дрожь. Тут она заметила, что в лесу вовсе уж не было так тихо - как и прежде, шелестели листья и щебетали птицы. Просто смолк громовой рев воды. Но она по-прежнему видела изящную изогнутую арку. К ней подбежал Венделл, протягивая полотенце, которое она с благодарностью взяла. Когда она вытерла лицо и глаза, то вновь поглядела на струю, и все стало ясно.
- Так она же замерзла! Вы превратили ее в лед!
- Не прикасайся к ней, - предостерег принц. - Кожа примерзнет! У меня для вас есть перчатки.
- Лед очень холодный, - сказал Мандельбаум. - И несколько часов будет сохранять свою структуру без изменений. Это дает вам достаточно времени найти принцессу, поцеловать ее и выбраться наружу. Конечно, при условии, что вы не поддадитесь соблазну осмотреть замок.
- Хм-м-м, - протянула Энн.
- Что значит "хм-м-м"?
- Ну послушайте! Вы же не собираетесь всерьез целовать эту особу, эту Аврору, если она в действительности существует, правда?
- А почему нет?
- Принц Шарм! Вы даже не были ей представлены!
- А как я мог быть ей представлен? Она же зачарована.
- Я об этом и говорю. Вы не можете просто войти в спальню девушки и поцеловать ее, пока она спит. Она не в состоянии изъявить свое согласие. Это почти равно изнасилованию!
- Если спасти ее можно только поцелуем, то я буду вынужден ее поцеловать. Это моя работа. Я принц.
- Извращение какое-то!
- Ты просто ревнуешь.
- Ревную? Я? Ха!
- Предвижу, что такого рода бесплодный спор может затянуться на много дней, - вмешался Мандельбаум. - Почему бы вам не продолжить его, пока вы будете перебираться через изгородь? Два часа минуют гораздо быстрее, чем вам покажется.
- Верно! - сказал Шарм. - Венделл, подай нам веревки и ледорубы.
- Нет, - сказал Венделл. - Мандельбаум распорядился, чтобы я их с собой не брал.
- Я приготовил вам сюрприз, - сказал колдун. - С тех пор как вы в последний раз видели этот фокус, я ввел кое-какие улучшения. - Он опустил руку в один из своих многочисленных карманов, извлек серебряную ложку, чуть-чуть подул на нее и бережно вытер о свой плащ. Осторожно зажав ее между большим и указательным пальцами, он нагнулся к ледяному мосту и легонько постучал по нему.
Раздалось нежное "дзинь", как будто щелкнули по хрустальному кубку. Звук этот начал расти, шириться, обретать десятки обертонов и нюансов. Он длился несколько минут, иногда почти затихая, а затем становясь громче, прокатываясь взад и вперед по ледяной арке. Внезапно он оборвался.
Тут от арки начали отлетать кусочки льда и, сверкая, падать на землю. Когда заклятие наложилось окончательно, принц увидел вырезанную во льду безупречно удобную лестницу.
- Отлично! - сказал он.
- Очень мило, - сказала Энн. - Очень-очень.
- Обеспечило мне два выдвижения на премию Золотой Пентаграммы для колдунов, чародеев и волшебников, - с гордостью объявил Мандельбаум. - За лучшее Новое Заклятие и лучший Особый Эффект.
- Вот и хорошо. Ну, пожалуй, мне лучше сбегать туда поцеловать красотульку. Тяжелая работа, но кто-то же должен ее выполнить!
Он натянул перчатки и начал подниматься по лестнице, даже не оглянувшись. Энн поколебалась, а потом последовала за ним. Лед был скользким, как лед, и на третьей ступеньке она потеряла равновесие. Принц ухватил ее за плечо. На нем были сапоги, подбитые гвоздями, а потому ступал он уверенно, а ее обнял за талию, чтобы помешать ей поскользнуться.
Венделл, тоже в сапогах, подбитых гвоздями, остановился на первой ступеньке и обернулся.
- Мандельбаум, а это дорогое заклятие?
- Очень дорогое, Венделл.
- Дороже приема с мешком дыма?
- О да. Гораздо. Гораздо дороже.
- Так почему вы не стали настаивать на мешке с дымом?
Мандельбаум посмотрел на принца, убедился, что он не расслышит, и наклонился к самому уху Венделла:
- Это государственный заказ, малыш. Когда-нибудь ты поймешь.
Венделл пожал плечами и вслед за принцем начал подниматься по ледяным ступенькам.
Перейти через арку особых затруднений не составило. Выдолблены ступени были достаточно грубо, так что шагать по ним было не более опасно, чем, скажем, по замерзшему озеру в разгар зимы. Тем не менее в верхней точке арка достигала в высоту добрых ста футов, а потому принц и его спутники двигались со всемерной осмотрительностью. Сверху терновая изгородь выглядела не более заманчиво, чем снизу, и сулила не слишком приятное приземление тому, кто поскользнулся бы и сорвался вниз. В ширину она достигала примерно тридцати футов, и ледяной мост завершался по ту ее сторону. Наверху арки принц остановился и подождал остальных. Энн была лишь на десяток ступенек ниже его, а Венделл поднимался сразу за ней. Она, слегка запыхавшись, остановилась за плечом Шарма.
- О-о! Недурен, - сказал принц.
- Он мне нравится больше нашего, - заявил Венделл.
Они созерцали замок. Выглядел он весьма внушительно и явно относился к тому архитектурному стилю, в котором форма доминирует над функцией. Построен он был из белого глазированного кирпича и выкрашен некогда ярко-голубой краской, теперь выцветшей и облупившейся. Высокие стрельчатые окна принадлежали к тому типу, который приводит горничных в исступление, а на крыше во множестве красовались витые башенки и шпили, единственным назначением которых было, видимо, придавать замку празднично-пряничный вид. Двери и ставни из полированного дерева покрывала пышная резьба, а парадный вход окаймлял целый прайд каменных львов. Хотя замок несколько пострадал за двадцать лет полной заброшенности (например, петли входных дверей проржавели насквозь), он все еще выглядел относительно новым. Ров, видимо, наполнялся родниками, так как вода в нем была глубокой и прозрачной и в него не впадал и из него не выбегал ни единый ручеек. От замка до терновой изгороди со всех сторон простирался широкий газон. Траву давно не подстригали. С башни уныло свисал флаг, превратившийся в лохмотья.
- Вот и конец нашим поискам Грааля! Этому модерну не больше тридцати лет.
- А он мне все равно нравится, - сказала Энн. - Такой светлый и воздушный! Какое идеальное место для свадьбы!
- Дракон, - сказал принц.
- Что?
Минуту назад Шарм достал из-за пазухи своей туники небольшую медную подзорную трубу и разглядывал через нее все, что возможно было увидеть.
- Венделл, кареты!
- Вижу.
- Что ты видишь?
Перед замком в четыре ряда стояли кареты, числом около двадцати. Они были не в лучшем состоянии, чем замок: время и непогода оставили свои следы на позолоте, бархатных занавесках и кожаной упряжи. У некоторых сгнило одно-два колеса, и их кузова наклонялись под причудливыми углами. А несколько валялось на боку. Между спицами колес вырос высокий бурьян.
Шарм протянул трубу Энн:
- Поглядите на вон те две кареты.
Энн поднесла трубу к глазу. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что кареты эти опрокинулись не сами собой. Все колеса были у них на месте, а по деревянным кузовам тянулись длинные параллельные царапины. Верх одной был сорван с огромной силой, оставив торчать расщепленные распорки. Было ясно, что какой-то могучий зверь разломал карету, будто панцирь краба.
- Что нам делать?
- Держать ухо востро.
- Как? Мы пойдем дальше?
- Вы можете вернуться, если хотите.
- Если вы идете туда, то и я пойду.
- Отлично. - Шарм на пару дюймов вытащил меч из ножен и подушечкой большого пальца проверил наточенность лезвия. - Только пропустите Венделла вперед. Он нужен мне рядом со мной.
Венделл и Энн бочком поменялись местами, и все трое начали спускаться вниз по дуге: принц впереди, за ним Венделл, за Венделлом Энн. Спуск был чуть более коварным, чем подъем, так как лед начинал подтаивать и покрылся водяной пленкой, усиливающей скольжение. Тем не менее они достигли земли без неприятных происшествий и со льда ступили в прохладную сочную траву высотой по колено. Принц сразу направился к дверям замка.
- А как же дракон? - спросила Энн.
- Возможно, он внутри. Будь он снаружи, мы его увидели бы.
- Но если он внутри, то не следует ли нам быть снаружи?
- Нет. Нам следует быть внутри, а дракону - снаружи. К несчастью, слишком много дверей выломано, а окон разбито, и не допустить его внутрь возможности нет. А потому от этой стратегии нам никакой пользы не будет.
- И вы всерьез намерены сразить его без коня и копья?
- Знаете, не будем забегать вперед. Сначала просто оглядимся.
Парадная дверь была отперта. Шарм прижал ладонь к створке и слегка нажал. Сохранившаяся петля взвизгнула. Он отдернул руку, повернулся к своим спутникам и приложил палец к губам. Энн и Венделл кивнули. Принц проскользнул внутрь через полуоткрытую створку. Он подождал, пока Венделл и Энн не присоединились к нему.
Вестибюль прекрасно сохранился, хотя все в нем покрывал густой слой пыли. Энн ожидала увидеть завесы паутины, осиные гнезда, крысиный помет, следы мышиных зубов на портьерах и гобеленах. Однако хотя мебель и прочее пострадали от времени, местная фауна их практически пощадила. Она шепнула Шарму:
- Все в хорошем состоянии.
Он кивнул и бесшумно подошел к окну. На подоконнике валялись мухи. Около десятка.
- Дохлые.
- Может быть, спящие?



Принц покачал головой. В углу у щели в полу лежал сверчок, и он пошевелил его кончиком меча. От насекомого осталась только высохшая оболочка.
- Дохлый. Тоже мне чары!
- А где люди?
- Свадебные гости? Давайте заглянем в часовню.
Они пошли по коридорам, через кабинеты и гостиные, направляясь к центру замка. И нашли свадебных гостей, вернее, то, что от них осталось. Собрались гости не в часовне, а в банкетном зале, где было все приготовлено к свадебному пиру. Вдоль стены тянулись длинные столы с золотыми подносами и блюдами из тонкого фарфора. В хрустальных кубках на дне запеклись хлопья того, что некогда было марочными винами. На стульях сидели высохшие скелеты. К костям кое-где прилипли лоскуты шелковых и бархатных костюмов, но с чисто обглоданных черепов смотрели пустые глазницы. В середине зала на куче костей спал дракон.
Шарм, заглянувший в зал из-за дверного косяка, отдернул голову и сделал своим спутникам знак следовать за ним. Они отступали по коридору, пока не наткнулись на небольшую уединенную библиотеку. Над полками с пропыленными книгами и безделушками к потолку тянулись стрельчатые окна. Шарм смахнул пыль с кожаного кресла для Энн, сам сел в другое и сказал:
- Симпатичный малыш, а?
- Ой, - сказала Энн, - он такой безобразный! Я их никогда прежде не видела. И от него воняет!
- Смрадом падали. Я бы сказал, что в нем футов двенадцать. А по-твоему, Венделл?
- Четырнадцать, если считать с шипами на кончике хвоста.
- Ты заметил, что на спине и на боках у него не все чешуи целы?
- Да, государь. Когда они линяют, так становятся особенно злобными.
- Ну ладно! - Шарм откинулся в кресле, приподняв его передние ножки. - Обсудим положение. Имеется зеленошипный четырнадцатифутовый дракон, самец, возможно, в процессе линьки. Верхний левый клык выщерблен, на правой задней лапе не хватает когтя, по три когтя на остальных трех, гребень на голове и вдоль спины, видимо, здоров. Наверняка свиреп. В настоящий момент спит в ограниченном пространстве.
- М-м, - сказала Энн. - В целом я согласна с вами.
- Скажем, пламя бьет на три шага, - сказал Венделл. - Зал шириной примерно в сорок футов и длиной в сто. Двустворчатый парадный вход в южном конце, две двери по боковым стенам, выходящие в коридоры, две небольшие вращающиеся двери в задней стене, видимо, ведущие на кухню.
Шарм кивнул:
- Двенадцать окон восьми футов высотой, расположенных через равные промежутки в четырех футах над полом. На полу много обломков мебели и всякого другого хлама.
- Работать ногами будет нелегко.
- Верно. - Принц отстегнул меч и протянул его Венделлу. - Валяй.
- Государь?
- Ты же говорил, что хочешь убить дракона. И вот - пожалуйста!
- Шарм! - воскликнула Энн.
- Я справлюсь, - сказал Венделл и хотел взять меч у принца, но, видимо, пальцы у него плохо гнулись. Когда он наконец ухватил ножны, то вытянул Разящий. Кованая, чуть смазанная жиром сталь заблестела, а наточенное, как бритва, лезвие словно вспыхнуло огнем. Венделл отложил ножны, поднял меч острием к потолку. - Ну, ладно.
Шарм смотрел на него без всякого выражения. Энн была в шоке.
- Хорошо, - сказал Венделл. - Управлюсь за минуту и сразу назад.
В своих грезах он всегда перед тем, как выйти на бой, отпускал остроумнейшую шутку, полную лихости. Но теперь ему ничего лучшего в голову не пришло, и он удовольствовался тем, что выставил подбородок и грозно нахмурился, а потом повернулся на каблуке и решительно зашагал к двери.
Но не успел он сделать и трех шагов, как ему на плечо легла ладонь Шарма.
- Я просто валял дурака, Венделл. Это была шутка. Отдай мне меч.
- О! - сказала Энн. - Совсем не смешно.
Венделл неохотно вернул меч:
- Так я и знал. Вы никогда мне ничего не позволяете!
- Извини, Венделл. Может быть, в следующий раз, а?
- Вы всегда так говорите.
- Э-эй, - сказал принц, наклонился в Венделлу и конфиденциально прошептал: - Я просто хотел произвести впечатление на эту девочку. Иначе я бы позволил тебе сразить его. Нет, правда. Я серьезно.
Венделл покосился на Энн:
- Понятно. Я понесу ваш меч до залы.
Шарм покачал головой:
- Ты останешься тут.
Венделл был до того поражен, что онемел. А когда вновь обрел дар речи, то захлебнулся от негодования.
- Ты бросаешь меня тут с ДЕВЧОНКАМИ!
- Прошу у тебя прощения, - сказала Энн.
- Всего с одной. Я хочу, чтобы ты остался здесь и защищал ее. Ну послушай, Венделл, ты ведь знаешь, как ведут себя драконы с девушками!
- Угу. Ну ладно.
- Договорились. Ты держишь оборону здесь, а я сражу эту скотину и вернусь через несколько минут. А потом, думается, можно будет и перекусить.
Шарм подмигнул Энн, хлопнул Венделла по плечу и уверенной походкой направился к двери. Но тут его догнала Энн, встала перед ним и внезапно крепко его обняла. Захваченный врасплох Шарм сжал ее в объятиях.
- Береги себя! - шепнула она.
- Непременно.
- Д-е-е-е-рь... - буркнул Венделл.
Шарм услышал, как они задвинули задвижку, и зашагал в банкетный зал. Дракон все еще спал на груде костей.
Широко известно, что многие животные, когда спят, выглядят совсем беспомощными, и это придает им симпатичнейшую безобидность. Огромный свирепый гризли, свернувшийся на солнцепеке, может показаться таким же привлекательным и игривым, как коккер-спаниель; самый беспощадный воин-садист, задремав, обретает сходство с невинным младенцем; даже гады вроде жаб и змей приобретают какую-то подкупающую игрушечность.
Но к драконам это не относится.
Зеленошипный дракон - не самый крупный и не самый опасный в сравнении с другими подвидами, но в его облике есть та особая омерзительность, какой может похвастаться только барракуда да некоторые портовые крысы. А этот дракон выглядел даже омерзительнее большинства своих собратьев. В отвислой нижней челюсти торчал внушительный ряд острых искривленных зубов, а вокруг глаз виднелись шрамы - возможно, память о хищном звере, которого он выгнал из норы. По его спине ползали клещи, а если кому-нибудь приспичило бы взглянуть на него поближе, так наверняка обнаружились бы блохи и кровососущая мошка. Чешуи были грязными и тусклыми, однако мышцы под ними выглядели литыми, а когти, как и зубы, были острее бритвы. Он свернулся кренделем, положив нос на хвост, а из уголка его пасти свисала струйка слюны.
(Драконов характеризует сильнейшее слюноотделение. И правду сказать, бой с драконом в первую очередь страшен тем, что вы, когда он открывает пасть, чтобы обдать вас пламенем, рискуете прежде получить душ драконьих слюней. Все рыцари просто ненавидят этот момент, и такие подробности никогда не упоминаются во время романтической похвальбы у топящегося камина.)
Вот о чем думал Шарм, пока смотрел на дракона из-за двери, держа Разящего в руке. Тихо и неглубоко дыша, он запечатлевал в уме дракона, залу, все входы и выходы, расположение мебели и окон, направление света и расположение различных предметов, разбросанных по полу, о которые может споткнуться человек, если он не смотрит под ноги, так как слишком поглощен боем не на жизнь, а на смерть. "Ладно! - сказал он себе беззвучно. - Не такая уж сложная задача. Он спит. Я пройду туда очень тихо, прилагая все усилия, чтобы не разбудить его, а затем вгоню мой меч ему в глаз прежде, чем он сообразит, что случилось. Прием, проверенный на опыте".
И тут дракон проснулся.
- Время прибегнуть к плану Б, - сказал принц, но, к несчастью, у дракона, видимо, был такой же план, и он ринулся на Шарма.
Принц мгновенно исчез из залы, но не настолько мгновенно, чтобы потерять способность соображать, и он побежал в противоположную сторону от маленькой библиотеки, где прятались Энн и Венделл. Дракон с ревом пронесся сквозь дверь, точно цунами зеленого цвета. Налитые кровью глаза горели яростью, а губы оттянулись от клыков в злобном рыканье. Он увидел, как Шарм проскочил в другую дверь, и понесся за ним на предельной скорости. Гибкое тело извивалось по-змеиному, шея была вытянута до предела, а чешуйчатая голова наклонена, как таран. Кинувшись в погоню, он испустил рык - оглушающий, зубодробительный, исполненный чистейшей животной ненависти.
Драконов отличает крайняя территориальность.
Принц нырнул в ближайшую комнату, уже придумав простейший план. Он намеревался встать у двери и ткнуть дракона в глаз, едва тот просунет морду в дверь. К несчастью, комната, куда он свернул, была полна гобеленов. Они устилали пол не одним, но семью слоями и висели по всем стенам. Едва Шарм вжался в гобелен у двери, как дракон затормозил, подозрительно оглядел внутренность комнаты из коридора и фукнул в нее огнем, воспламенив ткани на полу и по сторонам двери. Оказавшись, так сказать, под перекрестным огнем и на миг ослепнув от дыма, принц, теснимый пламенем, был вынужден отступить в глубь комнаты. Закашлявшись, он опрокинул книжный шкаф и встал за ним, готовый к бою.
Но дракон не появился.
- Черт бы тебя побрал! - сказал принц. Стены пылали, и ему необходимо было спешно из них выбраться. Тремя молниеносными ударами меча он срезал гобелен со стены, закутался в него для защиты от огня, а затем ринулся через пламя в коридор. Сбрасывая затлевший гобелен, он увидел, что дракон удаляется рысью по коридору, поматывая головой и нюхая воздух.
- О черт! Он чует ее! И почему они всегда кидаются на девственниц?
Произошла внезапная перемена ролей. Дракон перешел на галоп, увлекаемый запахом девицы, а принц гнался за ним, размахивая руками и вопя, чтобы отвлечь чудовище на себя. Но тщетно! Дракон уверенно добрался до убежища Энн, не колеблясь ни секунды, взвился на дыбы и всей своей тяжестью навалился на дверь. Когти передних лап раздирали филенку в щепу. С торжествующим ревом чудовище сорвало дверь с петель.
Внутри Энн, уцепившись за верхнюю полку одного из шкафов, силилась открыть окно. Венделл, балансируя на второй полке, обеими руками подпирал ягодицы Энн. Когда дверь рухнула, он перестал ее поддерживать и прыгнул за мечом. Однако это был не слишком разумный маневр, так как в результате Энн сорвалась и упала ему на голову, на них обрушились книги, а затем накренился шкаф, засыпал злополучную пару свитками рукописей и опрокинулся, накрыв их. Естественно, все это заняло заметно меньше времени, чем данное краткое изложение событий. И внезапное падение шкафа вкупе с неожиданным исчезновением добычи совершенно сбило с толку слабоумного дракона. Он замер, подозрительно понюхал воздух и разинул пасть, чтобы спалить и эту комнату. И тут появился принц Шарм.
Он мчался по коридору во весь дух, но увидел лишь хвост дракона, торчащий из двери. Разглядев пролысину в линяющей чешуе, он обеими руками нацелил на нее меч и навалился на него всей тяжестью. Булат глубоко погрузился в мышцы и уперся в кость. Из раны вырвался тонкий гейзер крови, и шипы судорожно забившего хвоста оставили глубокие царапины на дверной раме. Чудовище проглотило огонь, чтобы испустить визг, от которого кровь леденела в жилых, а потом, забыв о паре жертв в комнате, извернулось крутой дугой и выскочило в коридор.
Там его поджидал Шарм.
Поранив хвост дракона, он отпрыгнул подальше от смертоносных шипов. И теперь со всей мочи кинулся назад, держа меч нацеленным на место, где, по его расчетам, должен был находиться глаз чудовища. Голова Дракона с багровыми от ярости глазами, с ощеренными кривыми зубами появилась из двери так стремительно, словно ее выстрелили из рогатки. Шарм метнулся прямо к ней и, собрав все свои силы, нанес удар в злобный глаз. И промахнулся.
Удар был трудным даже для Шарма: колющий удар на бегу, нацеленный в глаз величиной с ладонь, который появился из двери под прямым углом к направлению удара. Поразительно уже то, что промах был совсем незначительным. Клинок Разящего пропахал глубокую борозду в щитке над глазницей дракона, заставив его вновь взреветь от бешенства. Меч отскочил от непробиваемой чешуи, а Шарм по инерции налетел на шею дракона.
Чудовище неслось слишком быстро, чтобы остановиться или хотя бы повернуть голову и испепелить врага. Оно рефлекторно стряхнуло нападавшего и отмахнулось от него когтистой лапой. Но Шарм блокировал ее мечом. Врезавшись в стену перед собой, дракон сумел-таки остановиться. Четырнадцать футов клубящейся ярости в неуязвимой броне вдарили в каменную кладку так, что в разные стороны брызнули обломки треснувших кирпичей и куски штукатурки. К тому времени, когда дракон распутал свои извивы, Шарм показал ему спину и стремительно отступал но коридору, уводя его от Энн. Дракон выхаркнул ему вслед струю пламени, но принц был уже в недосягаемости его огня. Рептилия только подожгла дубовые панели.
Шарм очутился в длинном коридоре, увешанном картинами, где виднелось много выкрашенных белой краской дверей с потемневшими бронзовыми ручками. К несчастью, они все выглядели запертыми. В пустом коридоре было бы трудно обороняться и негде укрыться. Из-за угла коридора доносилось приближающееся пощелкивание когтей по паркету.
Шарм бросался от двери к двери, поворачивая ручки, и задержался на секунду у маленькой дверцы с замочной скважиной. Когда-то она для незаметности была вделана вровень со стеной, но и дверь, и стена вокруг нее были покрыты таким количеством следов от зубов и когтей, что она назойливо бросалась в глаза.
Шарм метнулся дальше, в самый конец коридора. Там над камином с мраморной доской висел портрет молоденькой белокурой красавицы в простом белом платье. Шарм скользнул по нему взглядом, затем сунул голову в камин, полный золы двадцатилетней давности, и вытащил кочергу. Она была черной, тяжелой, и когда он с размаху ударил ею по ближайшей двери, раздался весьма убедительный треск.
Цоканье драконьих когтей в другом конце коридора замедлилось и стихло. Получив одну рану, чудовище начало осторожничать. Принц замер в ожидании. Из-за угла появилась морда дракона, и он плюнул огнем в коридор, отчего затлели несколько портретов, а заодно и лупящаяся краска на стенах. Шарм вновь принялся крушить дверь. Еще три могучих удара кочергой выбили замок, и Шарм прыгнул внутрь как раз тогда, когда дракон вновь ринулся в нападение.
За дверью оказалась не комната, но узкая винтовая лестница на второй этаж, явно предназначавшаяся для слуг, так как камень был обработан очень грубо, а ширины еле-еле хватало, чтобы принц мог двигаться вперед грудью, а не боком. Шарм взбежал по первым шести ступенькам и, почти скрытый поворотом спирали, замер в ожидании. Он считал маловероятным, что дракон попытается втиснуться на узкую лестницу, но надеяться не возбранялось.
И сбылось по его упованию. Дракон таки ринулся следом за Шармом. Он ввинтил плечи в дверь и заполнил пламенем низ лестницы. Принц бросился наверх, перепрыгивая через ступеньки, ощущая жар всей спиной. На площадке второго этажа он остановился, тяжело дыша и слушая, как по стенам царапают чешуи дракона, который медленно втискивался на лестницу. Принц ждал, исполненный уверенности. Он снова нанесет удар в глаз. Это действительно единственное уязвимое место. Дракону некуда деваться, кроме как всползать вверх по лестнице, а она слишком узка для маневрирования. Собственно, все будет слишком легко. И уж конечно, подвигом это не назовешь. Принц стоял у выхода в коридор, держа меч наготове. Едва снизу появилась голова дракона, как он погрузил клинок в глазницу по рукоять.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Перумов Ник - Война мага. Конец игры
Перумов Ник
Война мага. Конец игры


Посняков Андрей - Патриций
Посняков Андрей
Патриций


Маккарти Кормак - Дорога
Маккарти Кормак
Дорога


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека