Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

правительства?
- Это провокация. Вам она не удастся. Я не намерен продолжать разговор в
присутствии посторонних.
- Вы имеете в виду этих молодых людей? - уточнил Голубков, показывая на
нас. - Они не посторонние. Они свидетели. Их показания будут нужны. Пока же
могу сообщить следующее. О вашем аресте извещен премьер-министр. Не бывший,
а нынешний. Он выразил удовлетворение тем, что попытка угона самолета с
ценным стратегическим оборудованием пресечена. Он сомневался в необходимости
задействовать антитеррористическое подразделение, так как агентурные данные
о готовящемся преступлении не были подтверждены документально. Но он все же
дал согласие и сделал соответствующие распоряжения. Вы по-прежнему
настаиваете, чтобы я известил о вашем аресте генерала армии Г.?
- Я не желаю отвечать на ваши вопросы, - заявил Ермаков. - Если это и все
обвинения, можете вытереть ими задницу.
- Не все, - ответил Голубков. - Вы обвиняетесь в преступном сговоре с
группой установленных лиц с целью угона российского транспортного самолета.
Вы доставили угонщиков на военный аэродром, по вашему приказу для них были
созданы все условия для успешного проведения террористического акта. Вместе
с ними вы намеревались нелегально покинуть страну, что может явиться
основанием для обвинения вас в измене Родине.
От возмущения генерал-лейтенант даже дернулся в кресле, но тут же
болезненная гримаса исказила его лицо.
- Поразительно, полковник, - сказал он. - Я считал вас умным человеком.
Ваши свидетели могут подтвердить, что в самолет меня затащили против моей
воли.
Голубков повернулся к нам:
- Подтверждаете?
- Я не могу, - ответил я. - Не видел, был уже там, когда его привезли.
- Кто видел?
- Мы видели, - сказал Док. - У нас не создалось впечатления, что он
протестовал, когда его катили арабы.
- Протестовал или не протестовал? - уточнил Голубков. - Кричал,
отбивался, звал на помощь?
- Нет, - сказал Док.
- Нет, - повторили Артист и Боцман.
- Я требовал выпустить меня из самолета. Я требовал остановить самолет. В
самых резких выражениях. Это может подтвердить Пастухов. Он был свидетелем
моего разговора с Джаббаром.
- Вы уверены, что он подтвердит? - спросил Голубков.
- Если он честный человек - да.
- Давай, Пастухов, - сказал полковник. - Арабы говорят в один голос, что
он сам согласился лететь. Бортмеханик ничего не слышал, лежал далеко. Экипаж
тоже не в курсе.
Я походил вокруг последнего трона поверженного императора и сказал ему с
прямотой маршала Мюрата:
- Не могу сказать, что мало в жизни видел сволочей. Не слишком много, но
и не мало. Среди них попадались даже мерзавцы. Но с такой тварью сталкиваюсь
первый раз. Ну? И как я должен ответить? После того как ты приказал нас
убить при попытке к бегству. После того как ты убил ребят Сивопляса.
Которые, тварь, в афганской войне уцелели. После того как ты подписал самого
Сивопляса! Что ты хочешь от меня услышать?
- Что за дела? - вмешался Голубков. - Доложить!
- Давай, - сказал я Боцману. - Докладывай без эмоций.
Он доложил. У него получилось без эмоций. У меня бы не получилось. У Дока
и Артиста тоже. А у него получилось. Голубков вызвал Сивопляса. Он изложил
то, что знал. И тоже без эмоций, хотя это далось ему нелегко.
- Что скажете? - спросил Голубков.
- Бред, - отрезал генерал-лейтенант. - Голословные домыслы. А свидетель у
вас только один.
- Твое слово, Пастух, - обернулся ко мне Голубков. - Подтверждаешь, что
он согласился лететь добровольно?
- Что за бодягу вы здесь разводите? - разозлился я. - Нет. Он орал как
резаный. Требовал выпустить. Но араб его не послушал.
- Ты понимаешь, что сейчас сказал?
- А что я сказал? Пусть отвечает за то, что сделал. Ему и этого выше
крыши! Три убийства - мало?
- Да не ответит он за это! - гаркнул полковник. - Понял? Не ответит!
- Не понял, - сказал я. - Это почему?
- Да потому что нет доказательств! Прямых! А один свидетель - не
свидетель! Это еще в римском праве записано!
- А мы что, живем в Риме? - спросил я. - Это для меня новость.
В нашу перепалку решительно вмешался Ермаков:
- Полковник, вы принуждаете свидетеля к даче ложных показаний. Порядочные
люди так не поступают.
Голубков кивнул мне:


- Объясни ему насчет порядочности. Как джентльмен джентльмену. А я не
могу. Я не джентльмен. В контрразведке джентльмены не служат.
Голубков закурил и сделал вид, что все остальное его не касается.
- Выходит, ему за это ничего не обломится? - спросил Сивопляс.
Голубков промолчал. Пиратский шрам на лице Сивопляса покраснел. Он
неловко потоптался на месте, сказал:
- А я видеокамеру принес. Думал, мало ли. Ту пленку я стер, - объяснил он
мне. Положил камеру на стенд и спросил: - Разрешите идти, товарищ полковник?
- Идите.
Сивопляс сгорбился и двинулся к выходу. Неожиданно походка его стала
скользящей, тигриной. Он развернулся в прыжке с мгновенным взмахом руки, в
воздухе что-то свистнуло, мелькнуло блесной. И прежде чем я успел
сообразить, что к чему, Артист уже словил этот блеск ладонью левой руки
перед самым лбом генерал-лейтенанта.
По инерции прыжка он перекатился по полу и схватился за руку, из которой
хлестнула кровь. Мы кинулись к Артисту. Док разжал его пальцы и вырвал из
ладони окровавленную блесну.
Это был мини-нож "Робинзон" из комплекта ножа выживания "Оборотень-2".
Тот самый, который Муха потерял в помещении дизельной электростанции. И
сейчас "Робинзон" был использован не как отвертка или пила по металлу, а в
своей функции метательной пластины "сякэн". И если бы не ладонь Артиста, эта
пластина сидела бы у генерал-лейтенанта в голове. Не в смысле в уме, а в
смысле в мозгах.
- Флибустьер, твою мать! - взревел Артист. - У меня от тебя сплошные
неприятности и никаких удовольствий!
- Я тебя все равно достану, - пообещал Сивопляс генералу. - Ты от меня и
на том свете не скроешься! Там тебя уже ждут! Понял?
Он круто развернулся и двинулся к выходу. У двери обернулся:
- Так и будет! А если не так, то все равно так! И вышел.
- Я должен вас поблагодарить, - сказал Ермаков Артисту. - Вы спасли мне
жизнь.
- Я нечаянно, - ответил Артист, пока Док перевязывал его руку
подвернувшимся полотенцем. - Если бы успел подумать, не стал бы.
- Двигай, - сказал Док. - Мы в санчасть. Док и Артист ушли. Голубков
повертел в руках черную пачку с золотым двуглавым орлом.
- Все. Меняю, к чертовой матери, эти сигареты. Для меня они слишком
патриотичные.
- Что-то не получилось? - спросил я. Он только рукой махнул:
- Да ничего не получилось. Все эти обвинения - семечки. Отмажут его в два
счета. И все наши дела впустую.
- Ваши?
- Да, наши. И ваши. Зря Артист руку изуродовал.
Он докурил сигарету и сказал:
- Ладно. У меня для вас плохая новость, господин Ермаков. Сегодня в пять
утра по московскому времени на вашей даче в Архангельском произошел взрыв
газа.
- Взорвался не газ, - возразил генерал-лейтенант. - И вы это прекрасно
знаете.
- Да, не газ, - согласился Голубков. - Взорвался заряд, эквивалентный
двум килограммам тротила. Вы знаете, каким образом он оказался в подвале
вашего дома. Этот подарок был предназначен вам. Но достался не вам. При
взрыве погибли два неустановленных мужчины и ваш сын, лейтенант Юрий
Ермаков.
Генерал-лейтенант подался вперед:
- Вы... Этого не может быть! Его, не было на даче!
- Был. Он приехал туда в третьем часу ночи. Через час после того, как
уехали вы.
- Нет! Не верю! Скажите, что это неправда!
- Это правда.
- Он должен был сидеть дома! Я приказал ему сидеть дома! Зачем он туда
поехал?!
- Этого я не знаю, - ответил Голубков. На Ермакова трудно было смотреть.
Он долго молчал, потом проговорил пустым, мертвым голосом:
- Я знаю. Он поехал, потому что я ему сказал... Потому что я ему сказал,
что я его люблю... И он решил, что мне плохо. Что мне нужна его помощь...
Грязь и кровь. Это ко мне вернулось... За что? За что?! Я же служил России!
- Оставьте, Ермаков, - сухо сказал полковник Голубков. - Вы служили не
России. Вы служили мерзавцам, которые думают не о России, а только о власти.
Вы и сейчас продолжаете им служить. Даже после того, как они убили вашего
сына. Примите мои соболезнования. Мне нравился ваш сын.
- Будьте вы прокляты! - сказал генерал-лейтенант. - Будьте вы все
прокляты!
В лабораторию заглянул полковник Тулин.
- Борт прибыл, - доложил он.
- Идем, - сказал Голубков и кивнул нам: - Везите.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 [ 70 ] 71 72
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Контровский Владимир - Вкрадчивый шепот Демона
Контровский Владимир
Вкрадчивый шепот Демона


Сертаков Виталий - Змей
Сертаков Виталий
Змей


Шилова Юлия - Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь
Шилова Юлия
Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека