Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

имеется не-точность, Что угрызаться-то? Работа у него сволочная, платят не
весть как много, и если он взял сапфир, так это только компенса-ция за
недоплаченное жалованье. И перед Богом он чист. Раз уж создал его Господь не
по образу своему, а с хромой ногой, так хоть расплатись богатством-то!
Но ведь с другой стороны -- он теперь раб этого богатства. Кому служить
-- долгу или более заботиться, как князя Оленева сухим из воды вынести? Если
последнее, то со службой покончено, а коли так, то что ему теперь за дело до
Сакромозо, Белова, Лестока и всей Тайной канцелярии?
Странный это был допрос. С подследственным хорошо работать, ,'если он
испытывает понятные человеческие чувства, скажем, страх, это самое обычное,
или ненависть, или злобу, уместны также отчая-ние и скорбь. Белов сидел
неуязвимым балбесом, испытывая един-ственное---глубокое благорасположение к
следователю. А ведь не глуп, ох, не глуп...
Зачем посещал Лестока? Он знавал этого господина еще по лопухинскому
делу, когда их сиятельство проявил к нему милость. Тут же вскользь было
замечено, что истинным благодетелем его в те годы был вице-канцлер Бестужев.
И пошел трещать языком...
Вернуться к первому вопросу? Он с удовольствием вернется. К Лестоку он
пошел, чтобы похлопотать о друге своем мичмане Кор-саке, дабы вернуть его в
лоно семьи, поскольку тот в порту Регервик как каторжный, прости Господи,
трудится несколько месяцев. А ведь моряк, и превосходный! Далее шел
панегирик во славу русского флота.
-- Помог Лесток с возвращением друга?
-- А как же!
"Что это он так радуется?--подумал Дементий Палыч.--Надо будет
проверить участие Лестока в этом деле. Но с чего бы это их сиятельству
вздумалось помогать?"
-- Зачем второй раз посещал Лестока?
-- Все по тому же вопросу.
-- А третий?
-- Не упомню, право...
Дементий Палыч круто свернул с проторенной дорожки и стал спрашивать о
Гольденберге, как обнаружил труп да с кем. С ближай-шим вашим другом
Оленевым, говорите? И не много ли у вас под-следственных друзей?
-- В самый раз, Дементий Палыч,-- радостно отпарировал Бе-лов.-- Иль вы
меня не узнали?
-- Отвечайте как положено!--крикнул следователь, начиная ис-пытывать
уместное человеческое чувство, а именно -- злость. Белов вежливо склонил
голову, мол, понял.
-- Известно ли вам сейчас, где пребывает Оленев?
-- Неизвестно.
-- Объяснитесь... и извольте с подробностями.
-- Мой друг пропал два месяца назад. Все попытки найти его не дали
результата.-- Саша был полон скорби, печаль его прямо пере-ливалась через
край.
"Переигрываешь, дружок!"--злорадно подумал Дементий Палыч.
-- А нам известно, что в доме Лестока вы как раз хлопотали о пропавшем
Оленеве.
Дементий Палыч ожидал, что Белов смутится, но тот рассмеялся, хлопнул
себя по коленке.
-- Ваша правда. Хлопотал. И Лесток обещал помочь, но не помог.
-- А что же вы к главному-то благодетелю не обратились, к Бе-стужеву?
Саша зорко глянул на следователя.
-- Не успел, только и всего.
И вдруг Дементий Палыч разом все понял. Белов пошел к Лесто-ку,
разоткровенничался и про записку, и про покои великой княгини, и про
подмену, а их сиятельство решил Сакромозо из этого дела вычленить. Случай-то
какой! Нет шпиона Сакромозо, приятеля лейб-медика, а есть завербованный
агент Оленев... И похитители его ни-какие не шпионы прусские, а Белов с
сотоварищами. Но если прочие вины Белова сомнительны,, требующие
доказательств и усилий ума, то нападение на мызу есть вина подлинная, здесь
и доказывать ничего не надо. Пара допросов, очная ставка с караулом, Корсака
в крепость доставить... Дементий Палыч чуть было не спросил в упор:
"Ты, мерзавец, напал на бестужевскую мызу?" -- но вовремя одумал-ся.
Рано об этом спрашивать. Этот вопрос главный, убийственный, на нем нужно все
дело строить.
В этот момент он явственно увидел свой сапфир, как лежит он, завернутый
в бумажку, спрятанный в шкатулку под ключ, а шкатулка та на дне сундука. Но
через расстояние, через все эти стенки Демен-тий Палыч ощущал сияние камня.
Лядащев говорил: продашь камень, сестру замуж, сам за границу, заживешь
человеком! Ну уж нет! Сестра и в девках проживет. Ни дробить, ни продавать
сапфир он не будет. Одна мысль, что он есть обладатель такого сокровища,
сделает его счастливым! И опять тоска навалилась на сердце. Как же не
продавать? Если он камень в деньги не обратит, то пропащий станет человек.
Потому что ведь служить надобно, иначе на что жить?


Дементий Палыч очнулся, как от обморока, пауза явно затяну-лась.
-- Вернемся к Гольденбергу,-- сказал он строго.
-- А что к нему возвращаться?--Белов уже не выглядел балбесом, он
внимательно, изучающе смотрел на следователя, пытаясь понять его странное
поведение.
-- Убийца не найден.
-- Ваше дело искать, мое -- давать показания.
Допрос еще тянулся долго и бестолково, хотя был фактически кончен. Нет,
не знаю, не известен... Оленев ему паспорт оформлял, за границей они не
встречались. Ненавязчиво, как бы между прочим следователь осведомился, какие
слова устно или эпистолярно переда-вал Лесток их высочеству великой
княгине... их величеству великому князю?... Сколько раз встречался с их
величествами подследствен-ный?
Белов отвечал монотонно, вежливо, с приличествующим удивлени-ем:
никогда ничего не передавал... ни устно, ни письменно. Под-пишитесь вот
здесь... теперь вот здесь... Допрос окончен. Белов медленно поднялся со
стула.
-- Мне было чрезвычайно приятно беседовать с вами,-- сказал он светским
тоном.-- Лядащев Василий Федорович также имеет очень высокое мнение ". вашем
стиле работы.
-- Сволочь,--сказал Дементий Палыч, как только за Беловым закрылась
дверь.-- Завтра ты у меня иначе заговоришь.
В камере Саша долго стоял у открытого окна и ловил свежий воздух.
Окошко было маленькое, как бойница, и расположено высо-ко, рукой не
дотянуться, но все-таки лучше, чем ничего.
На допросе он одного боялся. Если его заподозрят в нападении на мызу,
то отвертеться от этого будет трудно. Лицо под маской можно спрятать, а
голос, фигуру?.. Начнут задавать путаные вопросы, отыщут Алешку с Адрианом,
и потянулась ниточка! Старшего из команды он, кажется, прикончил. Поганое
дело... Ладно, об этом пока лучше не думать. Полной неожиданностью были
вопросы о молодом дворе и Лестоке. Похоже, его хотят сделать посредником. Но
это несусветная чушь! Однако утром Саша чувствовал, что это обвинение и есть
самое опасное. Думай, Белов, думай!
Уготовленный на завтра допрос Белова не состоялся, вернее ска-зать, был
отложен на неопределенное время. Виной тому было по-явление в стенах Тайной
канцелярии поручика Бурина, Он вошел в палаты без боязни и громко стал
выкликать чиновника Шурикова Дементия Палыча для приватного разговора. Когда
тот появился, поручик подмигнул ему многозначительно, сказав, что должен
сде-лать чрезвычайное сообщение.
Дементий Палыч не ожидал услышать из уст чернявого, нагло-ватого
офицера что-либо путное, и когда тот произнес "с повинной", а потом заявил,
что он и есть убийца купца Гольденберга, следова-тель ему просто не поверил.
Полчаса, а может быть, и более того, ушло на пустое препира-тельство.
Дементию Палычу очень хотелось уличить пришельца в том, что он никакой не
убийца, а самозванец, обманщик и плут. Дело решил последний вопрос:
-- А почему вы, сударь мой, именно мне решили открыться в столь важном
деле?
-- А потому, что вы были мне рекомендованы, как человек честный и
беспристрастный.
-- Кем же, позволю себе спросить?
Бурин полез в карман, достал мятую записку и прочитал по ней четко:
-- Лядащевым Василием Федоровичем.
Дементий Палыч крякнул неопределенно, в сей же миг появился писец с
бумагой, а через полчаса арестованный Бурин был препро-вожден в тюремную
камеру.
В своем чистосердечном признании Бурин заявил, что пришел с повинной,
мучимый раскаянием. Раскаивался он не в убийстве Голь-денберга, а в том, что
испугался и не сообщил по инстанции сво-евременно о своем честном и
патриотическом поступке. Сей Гольденберг -- прусский шпион. Узнал об этом
Бурин на маскараде, когда купец пытался его завербовать. Состоялась честная
дуэль. Гольденберг выбил у него шпагу из рук, и он вынужден был прикон-чить
негодяя кинжалом. Помимо этого признания Бурин ничего бо-лее не может
сообщить в интересах следствия.
Чтобы не возвращаться более к атому вопросу, скажем, что на последующих
допросах Бурин не добавил ничего нового, держался безбоязненно и не без
достоинства, и когда ему объявили приго-вор, а именно понижение в чине и
перевод для прохождения службы на Камчатку, был немало обижен подобной
несправедливостью. Хлопотать за него было некому, поэтому обида поручика
была оставлена без внимания.

¶-22-§
Арест Лестока был пышным. Шестьдесят гвардейцев под коман-дой Апраксина
оцепили его дом в Аптекарском переулке и торжест-венно препроводили супругов
к арестантской черной карете. В крепо-сти их разлучили. Высочайшим указом


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Круз Андрей - За круги своя
Круз Андрей
За круги своя


Корнев Павел - Аутодафе
Корнев Павел
Аутодафе


Шилова Юлия - Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой
Шилова Юлия
Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека