Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Селецкую владычную волость - в Никитину деревню. Нашел (и ужаснулся)
Наталью Никитишну, поседевшую, постаревшую лет на десять, вызнал о гибели
детей. Посидел на лавке, немо глядя, как сиротливо тычутся по горнице двое
оставшихся в живых ребятишек. Тут с улицы зашел паренек с охапкою дров.
Станята подумал: с деревни какого взяли? Но Наталья пояснила:
- Деверя сын! Отца убили у них и старшего-то в полон увели. А етот
уцелел. Сам добрался. Теперь работник есть в доме! - невесело пошутила
она. Холоп, как вызнал уже Станята, ушел, ограбив дом, вместе с литвой.
Станята выхлебал молочную тюрю, пожевал репы. Обещал вызнать о судьбе
старшего Услюмова отрока. Подумал еще, что теперь на деревню пошлют нового
данщика и Наталье с детьми придет переезжать к себе в Островое.
- Та-то деревня не разорена? - спросил он.
- Не ведаю, - отмолвила Наталья Никитишна. - Вестей нет! - прибавила
как-то безразлично, словно ей и не надобны кормы с той деревни, словно
днесь, в разоренном доме, где едят пареную репу и болтушку из сорной,
собранной по поду разоренного сусека муки, не надобны были бы греча, сыр,
масло и убоина.
Она присела на кончик лавки, всматриваясь огромными, все еще
прекрасными, обведенными страдальческою тенью глазами в подсушенное
временем строгое лицо владычного писца, вопросила со страданием и
безнадежностью в голосе:
- Может, еще жив?
И Станята не посмел ни соврать, ни ответить правды.
- Не ведаю! - сказал. - Ищо не весь полон выкупили. Веры нет уже и у
меня, а - не ведаю!
Он строго, возможно строже поглядел на вдову. Она поняла, потупилась.
- Божья воля на вс°! - досказал. - У тебя дети еговы!
А самому подумалось с горечью: хорошо, что он-то не завел ни жены, ни
семьи! Куда больней отрывать от себя живое, провожая в могилу любимых и
юные, еще не свершившие предназначения своего жизни!
Отводя глаза, он повестил вдове, что в деревню пришлют нового
данщика, что ей на прожиток владыка оставляет дом, пашню и огород, но что
лепше ей пока переехать к себе в Островое, про которое он обещал вызнать,
как там и что. Впрочем, пока, до весны, а быть может, и до осени,
трогаться с места им все одно было неможно.
Уже на Троицу сумел Станята, исполняя тем взятый на себя долг перед
Никитою, вызнать про судьбу Услюмова полоненного семейства. Жонка, по
слухам, погинула в пути, а сына, уведенного в далекую Литву, так и не
сумели ни сыскать, ни выкупить.
А Никитины останки нашли по весне, когда объеденный волками костяк
вытаял из земли. Богобоязненный крестьянин, обнаружив мертвяка с
серебряным крестом в полусгнившей руке, не стал крестик тот забирать себе,
а повестил братии соседнего монастыря. Мертвого погребли и отпели, а
крестик настоятель оставил во своей келии и, случаем коснувшись в
разговоре минувшей беды, показал владычному писцу Леонтию, явившемуся
проверять монастырь.
Станята глянул сперва безразлично, а потом (что-то задело его) и
внимательнее. Был крест у Никиты не простой, редкой новогородской работы,
и Станята, все еще колеблясь (но найден-то был мертвяк как раз на
Тростненском побоище!), забрал у настоятеля крест и, много спустя, показал
его Наталье Никитишне, охнувшей и признавшей враз мужев тельник. По тому и
узналось, как погиб Никита.

ГЛАВА 68
В налаженном хозяйстве, несмотря на самый жестокий урон, всегда
остаются <скрытые резервы>, говоря современным языком, позволяющие
сравнительно быстро оклемать, отстроиться, встать на ноги. Во всяком
случае, тою же зимой Владимир Андреевич с ратью ходил на помощь псковичам
против немец, на следующее лето был заложен и срублен город Переяславль
(старые валы и стены зело обветшали, а город стоял как раз на возможном
пути тверских ратей), а весною другорядного, 1369 года москвичи с
волочанами уже громили смоленские волости, отмщая князю Святославу участие
в Ольгердовом походе на Москву, и еще через год, в начале 1370 года,
посылали рати на Брянск, на Дмитрия Ольгердовича, другого участника того
же похода.
Но от Твери и тверского князя Михаила приходилось пока отступить,
позволив тому обустраивать свою волость, укреплять городки и приводить в
свою волю родичей.
К весне 1369 года, когда поток беженцев начал иссякать, налаживалась
жизнь и мужики уже пахали новую пашню, Станята как-то повестил владыке о
гибели Никиты Федорова и о том, что он своею волею позволил вдове с детьми
остаться пока во своем доме, в деревне.
Алексий, заметно постаревший в последние месяцы, выслушал, склонил



молча лоб, знаменуя, что не прекословит Станятину решению. Вопросил вдруг,
остро поглядев на своего секретаря:
- Ты тоже мнишь, что я был не прав, задержав через клятву князя
Михайлу?
Станята повел плечом. Князя схватили точно что несправедливо! Но
владыка не об этом и прошал его. А ежели бы удалось? Вот в чем вопрос!
Побитые всегда не правы! Теперь и все случившиеся смерти, и гибель
передового полка, и разоренье земли, и смерть Никиты Федорова - вс° это на
совести побежденного.
А ежели бы удалось? И князь Михаил сидел до сих пор в затворе, а
Тверь стала бы волостию великого княжения? Ежели бы удалось! Прав ли - и
всегда ли прав - победитель?! И не есть ли закон превечной правды, коему
служил он до часа сего, единый действительный закон на земле?!
- Не ведаю, - отмолвил Станята. - Прости, владыко, но я не дерзаю
мыслить о сем! Никиту жаль! Друг был он мне... И тебя спасал в Киеве!
- Хорошо, ступай! - отмолвил Алексий, и когда Станята
выходил, потянулся было за ним, так страшно вдруг стало ему остаться
теперь наедине со своею совестью.
Он превозмог себя, допоздна работал, вечером стал на молитву. Стоял и
молился строго и долго, воспретив кому-либо тревожить его, но покой не
снисходил к душе, и что-то, словно белые перья, реяло вокруг в воздухе,
мешая внимать Господу и мыслить.
И вот, уже в исходе третьего часа непрерывных молений, явился к нему
опять Иван Калита. Явился незримо и стал рядом с ним на колени перед
божницею.
- Здравствуй, крестник!
- Здравствуй, крестный! - покорно отозвался Алексий.
- Стало, не может быть безгрешной мирской власти, крестник? -
вопросил Иван. - И, стало быть, прав Христос, возгласивший: <Царство мое
не от мира сего>? А мир сей, - продолжал Иван Калита, - игралище Сатаны, и
люди токмо выдумывают себе оправдания мысленные, но живут по похоти своей,
и побеждает тот, кто сильнее и кто хочет больше, аки и прочий зверь!
- Ежели так, - трудно возразил Алексий, - зачем тогда существуют
честь, совесть, правда, понятия воздаяния и греха? Зачем даны нам заветы
Господней любви?
- Но ты сам все это и разрушил, крестник! - живо перебил Иван. - Ты
сам преступил клятву свою! Скажешь, ради счастья грядущих поколений? А
ведаешь ты, в чем оно состоит и чего захотят и возжаждут грядущие за
тобою?
- Единой власти, охраняющей смердов, их добро и зажиток и мирный
труд... - начал было Алексий.
- Признайся, - перебил Иван, - что не ради смердов грядущих ты деешь
все это, а потому, что ты таков и не возмог бы иначе, как и я иначе не
мог! Я хотел власти, да, и не лукавил пред Господом! И живем мы отпущенный
нам срок, постоянно творя усладу этому смертному телу своему, этой плоти.
А смердам тем несносны усилия твои, лишающие их крова, зажитка и жизни, и
лепше им было бы жить, не думая ни о чем наперед, яко птицы небесные по
слову Христа! Ибо там, куда мы все уходим в свой черед, там все иное, там
нет плоти и нету страстей, и даже памяти нет!
- Но тогда - кто ты?!
- Я, быть может, твоя совесть! Или же память твоя смертная. Когда же
ты сбросишь эту ветшалую плоть, то и память плоти с нею вместе останет на
земле.
- Ничто, Господом созданное превечною волей и из вечности, не может
исчезнуть без следа! Как и душа человеческая! - сурово отверг Алексий.
- Ошибаешься! Ох, как ты ошибаешься, Алексий! - зудел тоненький голос
над ухом. - Созданное - конечно, ибо оно - созданное. Превечно токмо
несозданное, нетварное. Все же тварное подвержено гибели! И ты, говоря о
бессмертии души, хочешь токмо собственного бессмертия, хочешь избежать
гибели этого твоего бренного и греховного естества, этой ежели не плоти
самой, то памяти плоти! А готов ты признать Господа и поклониться величию
его, ежели он не сохранит твое смертное <я>, но раздробит и разрушит? Не
скажешь ты тогда: <Ежели нет бессмертия душе моей, то зачем мне Господь?
Тогда и его нет!>
- Без Господа человек зверообразен суть!
- Но ты сам доказал, что человек зверообразен всегда! По твоей воле
спасителя твоего сожрали волки, а ты жив и злоумышляешь далее! И мнишь
себя князем земным! И не потому создаешь единую власть и прямое
наследование власти, что это надобно Дмитрию или детям его, а потому, что
это надобно тебе, тебе самому! Ибо ты митрополит <всея Руси> и хочешь
создать власть княжую по образу и подобию власти, сущей в церкви
Христовой! И в том именно и чрез то сохранить нетленным себя на земле!
Постой! Ты хочешь возразить мне, что ежели ты грешен, то жертвуешь душою
за други своя, а есть рядом с тобою и праведник - твой Сергий, игумен
радонежский. Ты будешь грешить, а он - отмаливать, обеляя и себя и тебя.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Искра и ветер
Пехов Алексей
Искра и ветер


Злотников Роман - Правило русского спецназа
Злотников Роман
Правило русского спецназа


Роллинс Джеймс - Последний оракул
Роллинс Джеймс
Последний оракул


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека