Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

организм не выдержит...
"Они" - так в этом доме называли группу ученых из Киото. Кроме Фукухары
в нее входили бледный, плосколицый, неопределенного возраста человек,
одетый в обычное кимоно, но сильно смахивающий на буддийского монаха, и
совершенно седой, пожилой мужчина. Из штаба им придали трех помощников для
сбора материалов и технической работы. Иногда премьер, несмотря на крайнюю
занятость, приезжал и просиживал с учеными до утра. В таких случаях
Куниэде приходилось их обслуживать. Когда он входил с чаем или легкой
закуской, создавалось впечатление, что у старика Ватари просто собрались
гости - сидят, неторопливо беседуют о садовых деревьях, о керамических
чашках для чайной церемонии. А один раз премьер и старик весело смеялись:
кто-то смешно рассказывал о своей заграничной поездке. Чем же эти люди
занимаются? - не раз задумывался Куниэда. Отнюдь не казалось, что они
заняты размышлениями над судьбами Японии, над будущим страны и народа...
В конце застекленной галереи появилась изящная девушка в кимоно. Она
подошла к креслу-каталке, откуда старик любовался садом, и, опустившись на
колени, что-то ему шепнула. Старик согласно кивнул. Девушка зашла за
кресло и покатила его по галерее.
- Пойдешь со мной, - сказал старик Куниэде.
За поворотом открылся павильон-флигель. Пройдя через крытую галерею,
они вошли в него и очутились в передней, из которой двери вели в две
большие комнаты.
Несмотря на суровые холода, стоявшие в конце февраля, седзи и
застекленные ставни были раздвинуты. Вдали виднелось озеро Асиноко. На
большом лакированном столе, который стоял посреди комнаты, лежал ворох
исписанных бумаг. Тут же был расписной лакированный ящичек с кисточками
для письма тушью. Тяжелая темно-зеленая тушечница напоминала застывший
водоворот. Куниэда вспомнил, что однажды видел такую тушечницу на
выставке. На дне этого темно-зеленого водоворота, на корочке засохшей туши
поблескивала золотистая звездочка. Палочка для туши - в стиле эпохи
Чинского двора, но, кажется, японской работы - была украшена листьями
бамбука, выведенными золотой пыльцой. На краю ящичка лежала толстая
кисточка, влажная, словно ее только что окунули в тушь. В комнате было
много книг, географических карт, ежегодников. Здесь можно было увидеть и
европейские издания, и древние рукописи в свитках.
В комнате находились трое: в углу сидел изможденный усталый мужчина
средних лет, по-видимому помощник, за столом - миниатюрный человек в
стального цвета кимоно смотрел, скрестив на груди руки, за раздвинутые
седзи, а рядом с ним - в стеганом ватном кимоно тот, что походил на
монаха. Глаза его были полуприкрыты, ладони соединены на животе. На столе
перед ними лежали три огромных конверта с несколькими иероглифами на
лицевой стороне.
- В общем, почти закончили... - сказал тот, что смотрел на
открывающийся за седзи пейзаж. Он опустил руки и кивнул в знак
приветствия.
- О, готово? - старик кивнул в ответ и с помощью девушки пересел с
кресла на пол. - Значит, августейшая семья отправляется в Швейцарию...
- Да, - ответил миниатюрный мужчина. - А младшие члены императорской
семьи - в другие страны. Один в Америку, другой в Китай, а третий, если
удастся, - в Африку...
Миниатюрный человек повернулся в сторону Куниэды. И Куниэду потрясло
его лицо: за неделю профессор Фукухара изменился до неузнаваемости. Его
еще недавно по-детски пухлые и округлые щеки впали, провалились глубоко
глаза, и без того свинцовый цвет лица усугубляла отросшая щетина. Он
походил на доживающего последние дни ракового больного. И только глаза его
ярко пылали - два последних уголька на пепелище духовной энергии.
- Погибнет более половины... - тихим, бесстрастным голосом проговорил
профессор. - Да и оставшимся в живых... придется горько...
- Вы разделили всех на три группы... - старик смотрел на конверты. -
Вот как...
- Нет, это не три группы, а три возможных варианта, - откашлявшись,
заговорил профессор Фукухара. - Один на тот случай, если японскому народу
удастся в будущем иметь свою страну, второй - если японцы расселятся в
других странах и там ассимилируются... и последний - на тот случай, если
ни одна страна в мире нас не примет...
- В третий конверт вложен еще один конверт. Там - четвертый вариант,
где высказывается крайний взгляд на вещи, - тихо произнес монах. -
Откровенно говоря, мы все трое хотели было на нем остановиться. Но тогда
наша работа совершенно не отвечала бы поставленной задаче. Так что
написали в качестве особого мнения, отдельно.
- Суть его в том, чтобы ничего не предпринимать, - пояснил профессор. -
Все остается так, как есть, и никаких мер, ничего...
Да вы что!.. - едва не вырвалось у Куниэды. - Что же это, все японцы до
последнего - сто десять миллионов человек - должны умереть, погибнуть? Да
чем только эти ученые занимаются?!.. На кой черт они нужны...


- Вот оно как, - старик Ватари не отрывал взгляда от третьего конверта.
- Такое мнение, значит, тоже появилось... Да...
- Может быть, именно в этом исключительность японского народа. У
японцев может появиться такое мнение... - монах приподнял веки. Казалось,
он убеждает самого себя.
- А вы все трое, прежде чем сделать такое заключение, подумали о своем
возрасте? - старик острым взглядом скользнул по лицам собеседников.
- Как вам сказать... - пробормотал Фукухара, вновь оборачиваясь к
раздвинутым седзи.
- Ханаэда, поди сюда, - сказал старик девушке, сидевшей у порога. -
Прошу вас, полюбуйтесь этим полным свежести и надежд созданием. Она еще не
познала любви. О таких вот девушках вы подумали?.. Или, скажем, о детях?
- Как вам сказать... - повторил Фукухара.
Куниэда даже не заметил, что его руки, лежавшие на коленях, стали
мокрыми и сжались в кулаки. Его бил озноб. Эти ученые, они что - звери...
- Как бы то ни было, это крайняя точка зрения... - монах опять прикрыл
веки. - Для нас это своего рода исходная позиция, отталкиваясь от которой
можно продумывать различные варианты...
- Да, исходная позиция... Она гласит: ничего не искать, ничего не
требовать от мира, от других стран... Япония может надеяться только на
Японию... - голос профессора стал совсем безжизненным. - Мир еще не
устроен, чтобы Япония могла у него что-либо требовать. Человеческое
общество на нашей планете еще не обеспечивает гражданину любой страны
право жить в любом государстве. И надо полагать, что такое положение вещей
сохранится довольно долго. Это исходный момент. Японскому народу,
потерявшему свою территорию, придется просить другие народы, чтобы его -
из милости! - пустили в какой-нибудь закоулок. Однако, если просьбы будут
отвергнуты, японцы не должны настаивать. А если они все же где-то
устроятся, то будут жить, рассчитывая только на себя...
- Декларация прав человека... - вмешался, не выдержав, Куниэда, -
...гарантирует право на жизнь любому человеку, если он... любое
правительство...
- Декларация есть декларация... - почти беззвучно пробормотал профессор
Фукухара. - А такого права, на котором мог бы настаивать один человек
перед всем человечеством, к сожалению, нет, оно еще даже не
сформулировано. Ведь и с тех пор, как в каждой стране были закреплены
законом права и обязанности граждан и правительства, прошло совсем немного
времени...
- Если даже мы выживем, потомкам... им придется страдать... - тихо
кивая сказал старик. - В любом случае, захотят ли они оставаться японцами
или не захотят... Поведение японцев будет регламентироваться не Японией, а
внешним миром... Было бы легче, если бы исчезло само понятие "Япония"...
Японцы превратились бы просто в людей... Но этого не получится... Ибо
культура и язык - историческая "карма"... Если бы и Япония как
государство, и народ ее, и культура, и история сгинули бы разом, было бы
по-своему хорошо... Но японцы все еще молодой народ, волевой народ, его
"карма" жить еще не кончилась...
- Э-э, простите... - сказал до сих пор молчавший помощник. - Если
позволите, нельзя ли господам ученым отдохнуть? Ведь они совсем не спали
все это время...
- Куниэда, конверты... - старик кивнул девушке. - Благодарю вас!
Отдыхайте, пожалуйста.
Девушка с Куниэдой помогли старику пересесть в кресло-каталку,
остальные трое не шелохнулись.
- Сразу отправитесь в Токио? - спросил Куниэда, толкая кресло. - Хорошо
бы взять с собой и господ ученых. Машины есть. А здесь, думаю, оставаться
опасно...
- Ханаэда, - властно сказал старик, обернувшись к девушке. - Немедленно
вызовите врача. Пусть осмотрит ученых.
Ватари решил не теряя ни минуты отправиться с бумагами в Токио, оставив
для гостей две машины. Когда Куниэда, собравшись в дорогу, подвез
кресло-каталку со стариком к машине, с неба посыпал колючий снег. Открыв
дверцу "мерседеса-600", сделанного по спецзаказу, и спустив трап, он хотел
было погрузить кресло, как вдруг раздался оглушительный грохот. Куниэда
обернулся. Со склона Фудзи, недалеко от вершины, поднимался дым.
- Это кратер Хоэй, - спокойно произнес старик. - Судя по дыму, ничего
страшного, во всяком случае пока...
Сзади послышались торопливые шаги. К машине подбежала бледная как
полотно Ханаэда.
- Дедушка... - она закрыла лицо руками, - Фукухара-сенсей...
- Что?!
Куниэда испуганно обернулся к дому. Оттуда медленно шел монах. Вытащив
из рукава-кармана кимоно четки, он молитвенно сложил ладони.
- Кресло, - сказал старик Куниэде, который еще не погрузил его в
машину. - Ханаэда, немедленно сообщи семье сэнсэя. Тацуно-сан, прошу вас,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Конкистадор
Володихин Дмитрий
Конкистадор


Шилова Юлия - Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи
Шилова Юлия
Не такая, как все, или Ты узнаешь меня из тысячи


Ильин Андрей - Мы из Конторы
Ильин Андрей
Мы из Конторы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека