Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
На время каждого представления двор гостиницы, превращенный в партер,
заполнялся бедно одетой, но восторженной публикой. Это были лодочники,
носильщики, корабельные плотники, рулевые речных судов, матросы, только
что сошедшие на берег и тратившие свое жалованье на пирушки и женщин. Были
тут и кучера, и завсегдатаи кабаков, и солдаты, осужденные за какое-нибудь
нарушение дисциплины носить красные мундиры черной подкладкой наружу и
прозванные поэтому "черными гвардейцами". Весь этот народ стекался с улицы
в театр, а из театра устремлялся в кабачок. И выпитые кружки отнюдь не
вредили успеху спектакля.
Среди всех этих людей, которых принято называть "подонками", особенно
выделялся один: он был выше других, крупнее, сильнее и шире в плечах; он
казался менее бедным, чем остальные; его одежда, обычная одежда
простолюдина, была, однако, опрятной и не рваной. Не зная меры в выражении
своего восторга, он пролагал себе дорогу кулаками, ерошил свои вихры,
ругался, кричал, зубоскалил и мог при случае подбить кому-нибудь глаз, но
тотчас же поставить потерпевшему бутылку вина.
Этот завсегдатай был тот самый прохожий, у которого, как мы помним,
вырвалось на улице восторженное восклицание.
Этот знаток искусства сразу же пленился "Человеком, который смеется".
Ходил он не на все представления, но когда приходил, то становился
"вожаком" публики; рукоплескания превращались в овации; бурные волны
успеха взмывали если не до потолка (его и не было), то до облаков, которых
было достаточно (из этих облаков иногда шел дождь, безжалостно поливавший
гениальное произведение Урсуса, не защищенное крышей).
В конце концов Урсус заметил этого человека, и Гуинплен тоже обратил на
него внимание.
В его лице они, по-видимому, нашли надежного друга.
Урсусу и Гуинплену захотелось познакомиться с ним или по крайней мере
узнать, кто он такой.
Как-то вечером, столкнувшись случайно с хозяином гостиницы Никлсом,
Урсус показал ему из-за кухонной двери, служившей кулисой, на незнакомца и
спросил:
- Знаете вы этого человека?
- Еще бы.
- Кто он?
- Матрос.
- Как его зовут? - вмешался Гуинплен.
- Том-Джим-Джек, - ответил хозяин гостиницы.
И, спускаясь по откидной лесенке "Зеленого ящика", чтобы возвратиться в
свое заведение, дядюшка Никлс обронил чрезвычайно глубокомысленное
замечание:
- Какая жалость, что он не лорд. Славная из него вышла бы каналья!
Хотя труппа "Зеленого ящика" и остановилась во дворе гостиницы, она ни
в чем не изменила своего обычного уклада жизни и по-прежнему держалась
обособленно. Если не считать нескольких слов, которыми ее участники
изредка перебрасывались с хозяином, они не вступали ни в какие сношения с
обитателями гостиницы, как постоянными, так и временными, и продолжали
общаться только друг с другом.
С тех пор как они прибыли в Саутворк, Гуинплен завел привычку по
окончании спектакля, уже после того, как все, - и люди и лошади, -
поужинают, а Урсус и Дея улягутся спать, каждый в своем отделении,
выходить между одиннадцатью и двенадцатью часами на "зеленую лужайку"
подышать немного свежим воздухом. Мечтательное настроение предрасполагает
к ночным прогулкам под звездами; юность - вся таинственное ожидание;
потому-то молодежь так охотно и бродит ночью без всякой цели. В этот
поздний час на ярмарочной площади уже на было никого, кроме нескольких
пьяниц, чьи колеблющиеся силуэты вырисовывались в темноте; закрывались
пустые таверны, гасли огни в низком зале Тедкастерской гостиницы; только
где-нибудь в углу догорала последняя свеча, освещая последнего посетителя;
сквозь неплотно закрытые ставни пробивался тусклый свет, и Гуинплен,
задумчивый, довольный, погруженный в мечты, ощущая в душе прилив
невыразимого счастья, расхаживал взад и вперед близ приоткрытой двери. О
чем думал он? О Дее, обо всем и ни о чем; он думал о самом сокровенном. Он
никогда не отходил слишком далеко от гостиницы, словно какая-то нить
удерживала его подле Деи. Для него было вполне достаточно пройтись около
дома.
Затем он возвращался, заставал всех обитателей "Зеленого ящика" уже
спящими и сам засыпал.



4. НЕНАВИСТЬ РОДНИТ САМЫХ НЕСХОДНЫХ ЛЮДЕЙ
Чужого успеха не выносят, в особенности те, кому он вредит. Пожираемые
редко любят пожирателей. "Человек, который смеется" стал положительно



событием. Окрестные фигляры негодовали. Театральный успех - это смерч,
который, засасывая толпу, оставляет вокруг пустое пространство. В
балагане, стоящем напротив, начался переполох. Повышение сборов в балагане
"Зеленый ящик" сразу же вызвало снижение выручки в соседних заведениях.
Балаганы, которые до этого времени охотно посещались, внезапно перестали
привлекать к себе зрителей. Это было как бы понижением уровня жидкости в
одном из двух сообщающихся сосудов, о котором можно было судить по
повышению уровня в другом. Все театры знают эти приливы и отливы:
половодье в одном вызывает мелководье в другом. Ярмарочный муравейник,
выставлявший напоказ на соседних подмостках свои таланты и фанфарами
зазывавший к себе публику, оказался совершенно разоренным "Человеком,
который смеется"; но, впав в отчаяние, он вместе с тем был ослеплен
Гуинпленом. Ему завидовали все скоморохи, все клоуны, все фигляры. Ну и
счастливчик же этот обладатель звериной морды! Матери-комедиантки и
канатные плясуньи с досадой смотрели на своих хорошеньких ребятишек и
говорили, указывая на Гуинплена:
- Какая жалость, что у тебя не такое лицо!
Некоторые из них шлепали своих малышей, злясь, что они так красивы.
Немало матерей, знай они только секрет, охотно изуродовали бы лицо своих
сыновей наподобие Гуинплена. Ангельское личико, не приносящее никакого
дохода, ничего не стоит по сравнению с дьявольской рожей, обогащающей ее
обладателя.
Как-то мать одного малютки, игравшего на сцене купидонов и прелестного
словно херувим, воскликнула:
- Что за неудачные вышли у нас дети! Вот Гуинплен уродился на славу.
И, погрозив кулаком своему ребенку, прибавила:
- Знала бы я, кто твой отец, уж устроила бы я ему скандал!
Гуинплен был курицей, несущей золотые яйца. "Какое удивительное чудо!"
- только и слышно было во всех балаганах. Скоморохи, скрежеща зубами,
глазели на Гуинплена с восхищением и отчаянием. Когда восторгается злоба -
это называется завистью. В таких случаях ее голос становится воем. Соседи
"Зеленого ящика" сделали попытку сорвать успех "Побежденного хаоса";
сговорившись между собой, они начали свистеть, хрюкать, выть. Это
послужило для Урсуса поводом обратиться к толпе с обличительными речами в
духе Гортензия и дало возможность Том-Джим-Джеку прибегнуть к тумакам,
достаточно внушительным, чтобы восстановить порядок. Кулачная расправа,
учиненная Том-Джим-Джеком, окончательно привлекла к нему внимание
Гуинплена и вызвала уважение Урсуса. Впрочем, только издали, так как
труппа "Зеленого ящика" ни с кем не искала знакомства и держалась
особняком. Что же касается Том-Джим-Джека, то он казался головой выше
предводительствуемого им сброда и ни с кем, по-видимому, не был дружен и
близок: буян и зачинщик всяких скандалов, он то появлялся, то исчезал,
всему свету приятель и никому не товарищ.
Однако неистовые завистники Гуинплена не сочли себя побежденными после
нескольких затрещин, которые закатил им Том-Джим-Джек. Когда попытка
освистать пьесу провалилась, таринзофилдские комедианты подали жалобу. Они
обратились к властям. Это - обычный прием. Если чей-нибудь успех
становится нам поперек дороги, мы сперва натравливаем на этого человека
толпу, а затем прибегаем к содействию полиции.
К фиглярам присоединились священники: "Человек, который смеется" нанес
ущерб проповедникам. Опустели не только балаганы, но и церкви. Часовни
пяти саутворкских приходов лишились своих прихожан. Люди удирали с
проповеди, чтобы посмотреть на Гуинплена. "Побежденный хаос", "Зеленый
ящик", "Человек, который смеется" - все эти языческие мерзости брали верх
над церковным красноречием. Глас вопиющего в пустыне, vox damantis jn
deserto, в таких случаях не бывает доволен и охотно призывает на помощь
власти предержащие. Настоятели пяти приходов обратились с жалобой к
лондонскому епископу, а тот в свою очередь - к ее величеству.
Комедианты исходили в своей жалобе из соображений религиозного
свойства. Они заявляли, что религии нанесено оскорбление. Они обвиняли
Гуинплена в чародействе, а Урсуса - в безбожии.
Священники, напротив, выдвигали доводы общественного порядка. Оставляя
в стороне вопросы церковные, они ссылались на нарушение парламентских
актов. Это было более хитро. Ибо дело происходило во времена Локка,
скончавшегося всего за шесть месяцев до этого, 28 октября 1704 года, и
скептицизм, которым Болингброк вскоре заразил Вольтера, уже начинал
оказывать свое влияние на умы. Впоследствии Уэсли пришлось снова
обратиться к библии, подобно тому как в свое время Лойола восстановил
папизм.
Таким образом, на "Зеленый ящик" повели атаку с двух сторон: фигляры -
во имя пятикнижия, и духовенство - во имя полицейских правил. С одной
стороны - небо, с другой - дорожный устав, причем священники вступались за
уличное движение, а скоморохи - за небо. Преподобные отцы утверждали, что
"Зеленый ящик" препятствует свободному движению по дорогам, а фигляры
усматривали в нем кощунство.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Ростовщик и море
Корнев Павел
Ростовщик и море


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - вильдграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - вильдграф


Пехов Алексей - Колдун из клана Смерти
Пехов Алексей
Колдун из клана Смерти


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека