Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- У вас есть что-нибудь интересное, редкое? Я обожаю всякие редкие штуки!

- Знания,-сказала она.

- Достаточно редкая вещь.-Он поерзал на стуле, явно испытывая неудобства
при том, чтобы сидеть как положено человеческому существу.-Дайте мне еще
полчаса, я должен закончить со всеми делами, и мы обязательно поговорим.

- Клостергейм,-отрывисто бросил отставной капитан люциферова войска, и
бородатый разбойник аккуратно вписал его имя в увесистый свой гроссбух.

Мы уселись за стол в дальнем углу и принялись наблюдать за свершением
воровского правосудия. Одному карманному воришке господин Реньярд дал
милостивое разрешение "работать" в его владениях, другого приговорил к
"вышке" (что означало-повешение) за некое таинственное нарушение Закона
Заблудших. Половина всей процедуры велась на жаргоне, оставшаяся
половина-на таком облагороженном языке, что мы почти ничего не сумели
понять. При всей своей грации и изяществе, бандитский главарь был лисом:
голос его звучал пронзительно и высоко, больше напоминая лай. Но власть
этого лиса была абсолютной, ему не смели перечить даже те, кого он
отправлял на смерть. Когда суд завершился, господин Реньярд вызвал нас к
себе. Разбойники отступили подальше, глядя на нас с недоверием и этакой
неприязнью пополам с омерзением, словно, вступая в переговоры с хозяином
их, мы каким-то таинственным образом им угрожали.
- Итак, вы читали Сон д'Аламбера?-спросил он, обращаясь ко мне.-И
Энциклопедию?
- Не всю, сударь.
- А я прочел все семнадцать томов, Том-Распутник. Так что я знаю о вашем
мире все, что только можно знать. Мне бы очень хотелось его посетить. Но
это было бы глупо, верно? Даже здесь я-посмешище. Там, у вас, я был бы
чудовищем, зверем диковинным! Я полагаю, что вы знакомы с современной
теорией спонтанного сотворения?
- Она не настолько уже современная, эта теория, сударь. Полвека назад...
- Золотой Век, сударь,-перебил меня Лис,-лучше нынешнего, сударь.
Вольтер, Руссо, Бюффон, Добантон, Монтескье, д'Аламбер! Как бы мне хотелось
побеседовать с ними!

- Я знаю некоторых людей, которые удостоились этой чести. В свое время я
служил при дворе императрицы Екатерины, где, как вам должно быть известно,
бывали Дидро и Вольтер.

- Вы лично знали Дидро?

- Наше знакомство была весьма мимолетным, господин Реньярд. Когда я
прибыл в Россию, он уже собирался обратно во
Францию.

- В семьдесят четвертом,-понимающе кивнул Лис.

- Точно так. Я был тогда очень молод.

- Но он произвел на вас впечатление?

- Как очень тонкий, умный и приятный во всех отношениях человек.

- Именно такие отзывы я и слышал о нем.-Лис снова поерзал на стуле,
усаживаясь поудобнее, насколько его необычное тело вообще это позволяло.-Он
единственный проник интеллектом в те области, которые доступны всем
остальным только по опыту.
В Bougainville, например, он задается вопросом: "Кто знает теперь
предысторию нашей планеты? Сколько земель, отделенных ныне друг от друга,
составляли когда-то единое целое?" Живой, проницательный разум. Как у
Вольтера, сударь, но человечнее, вы не находите?

- Весьма верно подмечено,-отозвался я.

Лис поднялся.

- Поднимайтесь сюда,-он указал на ступеньки, что вели на возвышение. Мы
послушно поднялись. Люди его окружили нас-в воздухе разносился густой запах
пота и женских духов-и провели по какому-то темному коридору, потом-вниз по
лестнице в громадную кухню, расположенную под землей, где слуги и повара
жарили мясо и тушили овощи на пляшущем пламени открытых очагов. Весь центр
этого дымного помещения занимал длинный дубовый стол со скамьями, очень
похожий на те столы, что обычно стоят в монастырских трапезных.




- Мы попируем на славу,-В дрожащих отсветах пламени рыжая маска лиса
словно бы преисполнилась жизни.-И поговорим. В подражании пышным приемам
Екатерины, а?

Мы расселись: я-по правую руку господина Реньярда, Либусса с
Клостергеймом-по левую. Он принюхался к запаху жареных ребрышек, его острая
морда сморщилась в довольной гримасе, но когда он неуклюже подцеплял куски
мяса своей лисьей лапой, кружевные рукава его всегда падали прямо в
тарелку, окунаясь в жирный соус. Мясо приготовлено было весьма
посредственно, а с одной стороны-и вообще осталось полусырым. В овощах явно
не хватало соли. Зато разговор, который вели мы за трапезой, поразил меня
несказанно.
Господин Реньярд, как выяснилось, основательно и всесторонне изучил
Просвещение наше и выказал себя весьма тонким его знатоком. Он всем сердцем
впитал это учение! Он знал всех известных просветителей! Он цитировал нам
Вольтера:
"Разрушенные и вырождающиеся светила образуют кладбищенский двор Небес!"
Вальтер как будто сам побывал в Майренбурге, заметил лис, и своими глазами
увидел небесную твердь, осененную светом Осенних Звезд. А известно ли нам,
что "Осенние Звезды" на местном жаргоне означает "темница во храме" или
"пленение божества"? При этом он высказал мысль, что, быть может, название
это происходит каким-то образом от мрачной судьбы Себастократора, который
томится во дворце своем, ожидая знамения, которого никогда не будет, и
который поверил уже, что это Бог, а не сам он, попался в некую таинственную
западню? Либусса не проявляла почти никакого интереса к беседе. Она была
занята одержимым своим устремлением к Граалю и размышлениями о великом
своем предназначении. Клостерегейм тоже слушал, не выражая особенной
заинтересованности. И все же гордой Либуссе моей волей-неволей приходилось
выказывать терпимость по отношению к философу, который явно не разделял ее
романтических взглядов на мир. Теперь господин Реньярд завел разговор о
Руссо.

- Как по вашему, он действительно подхватил сифилис, или вы все же верите
тому, что он писал относительно предмета сего в своей Исповеди?-Лис вкушал
пищу весьма элегантно, в то время как вся его братия явно не отличалась
пусть даже поверхностным знакомством с хорошим тоном. Кругом стоял такой
шум: смех и сопение, грохот ножей о тарелки и громкое чавканье, звуки
смачной отрыжки, грубые шуточки, сальные замечания,-что беседу вести было
весьма затруднительно.
Приходилось напрягать слух, чтобы хоть что-то услышать, и орать самому,
чтобы перекричать этот гвалт. Господин Реньярд, казалось, надменно не
замечал скотских манер своих приближенных.

Клостергейм,-при том, что сам он был дважды проклятым прислужником
Люцифера, пусть даже и бывшим прислужником,-проявлял тем не менее явное,
хотя и не слишком уж нарочитое неодобрение по поводу всех этих безбожников
и нечестивых их замечаний. Он не желал, пусть даже косвенно, участвовать в
сей богохульной беседе.
Либусса, однако, пустилась в пространные рассуждения, выказывая свои
значительные познания в обсуждаемой области.
Когда она это себе позволяла, Либусса моя проявляла более тонкое
понимание метафизики, нежели я, и вскоре уже она неслась в потоке слов,
ощущая себя в этом течении, точно рыба в воде, всякий раз направляя поток
разговора к Граалю, легко и весело изобретая цитаты из работ великих мужей,
которых упоминал господин Реньярд (естественно, эти цитаты касались
Священной Чаши, о коей писал, если верить Либуссе, каждый себя уважающий
просветитель), пока не закончила таким образом:

- И разве Дидро не назвал Святой Грааль инструментом науки в одной из
своих работ, опубликованных уже посмертно?

- Что-то я не припоминаю, мадам,-едва ли не извиняющимся тоном ответил ей
господин Реньярд.-Видите ли, иной раз на то, чтоб получить книги из вашего
мира, уходит не один год.-Он как будто оправдывался.

- Да, сударь... в описании испытательного анализа чувствительности и ее
проявлений, действительных и латентных. Он задавался вопросом, способен ли
предмет неодушевленный проявлять волнение. И в пример он привел легендарный
Грааль-его необычное свойство появляться и исчезать как будто по
собственной воле, исцелять раны, влиянием своим устанавливать мир и
порядок, может быть, направлять дела человеческие или же, оставаясь
сокрытым, никак себя не проявлять. Он предположил, что подобный предмет
обладает неким таинственным качеством и может вызвать в окружении своем
изменения, каковые обеспечивают его сохранность и неприкосновенность, и,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Третья террористическая
Ильин Андрей
Третья террористическая


Максимов Альберт - Русь, которая была
Максимов Альберт
Русь, которая была


Конан-Дойль Артур - Приключения Михея Кларка
Конан-Дойль Артур
Приключения Михея Кларка


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека