Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

состоявший на жалованье фирмы, принес заранее подготовленные документы, и
Ермаков забыл об этой мимолетно отмеченной странности.
Один араб остался у входа в самолет, два других проводили "черных" с их
грузом в трюм и проследили, чтобы они вышли.
Все делалось быстро,, слаженно, но Ермаков ощущал какое-то беспокойство.
Наконец заправка закончилась, Джаббар велеречиво попрощался с Ермаковым и
скрылся внутри. Загудели двигатели, поднимая тяжелую аппарель. Ермаков
облегченно вздохнул.
Но движение аппарели вдруг прекратилось, она пошла вниз и вновь
опустилась на бетон. По ней сбежали два молодых араба. Один из них
поклонился Ермакову:
- Мой господин просит вас подняться на борт, у него появился вопрос.
- Так пусть спустится, - недовольно ответил Ермаков.
- Мой господин приносит вам нижайшие извинения. Мой господин узнал у
русских, что возвращаться - это плохая примета.
Не дожидаясь согласия, арабы подхватили коляску и быстро вкатили ее в
самолет. Сивопляс двинулся следом, но дорогу ему преградил третий араб.
- Нет, - сказал он, выставив правую руку, а левой сжимая ручку кейса.
- Как так нет? - гаркнул Сивопляс. - Он мне начальник, а не где!
- Нет, - решительно повторил араб.
- Да пошел ты! - сказал Сивопляс.
Кейс араба раскрылся, тут же полетел вниз, а в руках у него оказался
израильский автомат "узи". Во всей позе араба и в выражении его лица
чувствовалась такая решимость мгновенно нажать на спусковой крючок, что
Сивопляс отступил.
Моторы подъемника взвыли, аппарель поднялась и плотно встала в пазы.
Засвистели, набирая обороты, турбины. Огромный самолет качнулся и поплыл к
началу главной взлетно-посадочной полосы.
Сивопляс взревел:
- Генерала украли! Моего! Он был мой! Ну, турки! Я вам устрою
столпотворение света!
Он круто развернулся и со скоростью спринтера устремился к ремзоне.
Один из "черных", притащивших на плащ-палатке пьяного инженера, высокий,
светловолосый, удивленно посмотрел ему вслед, потом перевел взгляд на
уплывающий самолет и сказал:
- Это событие несомненно без труда влезет в анналы истории. Чем и
запомнится всему народу.
- Если это четвертый акт, каким же будет пятый? - спросил второй,
чернявый.
Третий, в униформе в обтяжку, прикрикнул:
- Кончайте болтать! Надо думать, что делать!
Генерал-лейтенант Ермаков не сразу понял, что произошло. Пустые вопросы,
которые задавал аль-Джаббар, вызывали у него раздражение. При этом Джаббар
даже не слушал ответов. Ермаков готов был вспылить, но тут в трюме
потемнело, по фюзеляжу прошла вибрация от запущенных турбин, самолет
качнулся. Два молодых араба пробежали к пилотской кабине. В руках у них были
не кейсы, а маленькие черные автоматы. Третий араб тоже оказался с
автоматом, он направил его на бортмеханика, проверявшего крепление
контейнеров, и приказал лечь на пол. Ермаков гневно обернулся к Джаббару:
- Что это значит?
Глаза араба оставались холодными, а лицо расплылось в широкой улыбке.
- Никаких проблем, дорогой друг. Никаких поводов для беспокойства.
Обдумав ситуацию, я решил, что будет лучше, если вы полетите с нами. В
долгой дороге нет ничего приятней умного собеседника.
- Что вы несете? - возмутился Ермаков. - Немедленно высадите меня!
Джаббар извлек из внутреннего кармана пиджака плоский пистолет с
серебристо-серым отливом, изящными движениями своих маленьких пухлых пальцев
передернул затвор и взвел курок. С пистолетом он обращался как с дорогой
красивой игрушкой. После этого приподнял оружие вверх, как если бы боялся,
что пуля выкатится из ствола, и с той же змеиной улыбкой объяснил:
- Не думаю, господин Ермаков, что вы можете отдавать мне приказы. Я
согласен с вашим утверждением, что лучшая гарантия в большом бизнесе -
взаимная выгода. Но в большом бизнесе нельзя пренебрегать мелочами. Жизнь
партнера - мелочь. Но это очень важная мелочь. Я не смог в полной мере
понять ваш замысел. Если он таков, каким вы мне его представили, вам нечего
опасаться. Вы проведете у нас некоторое время в качестве почетного гостя, а
потом мы вернем вас в Россию вместе с вашим специалистом. Если же...
Словно почувствовав, что говорят о нем, инженер, валявшийся в стороне на
плащ-палатке, замычал, подсунулся к иллюминатору, сказал:
- Едем? - И вдруг заорал раздольно: - А я сяду! В кабриолет! И поеду! По
Пикадилли!
После чего сполз на плащ-палатку и уткнулся носом в пол.
- Если же, - повторил Джаббар и изобразил на лице глубокую задумчивость.



- Нет, - сказал он. - Нет, я не хочу даже думать об этом.
- Проклятый идиот! - рявкнул Ермаков. - Останови самолет! В Лахоре
засада! ЦРУ! Понял? ЦРУ, черт бы тебя! Быстро соображай, что это для тебя
значит!
- ЦРУ? - с интересом переспросил Джаббар. Интерес был неподдельный, даже
глаза утратили обычную змеиную холодность. - Это для меня новость. Новость
не то, что в Лахоре засада. Мы знали об этом, у нас хорошая агентура.
Новость то, что об этом знаете вы. Это требует самого тщательного
обдумывания. Я займусь этим. Позже. А сейчас я вынужден вас покинуть. Мне
нужно проследить за взлетом.
Ермаков дернулся в кресле так, что в ране стрельнуло и потеплело -
разошелся шов, пошла кровь. Но ему было не до этого.
- Останови самолет! - закричал он. - Ты что, не понял, что я сказал?! В
Лахоре засада!
- Успокойтесь, господин Ермаков, - холодно ответил Джаббар. - Мы летим не
в Лахор. Мы летим в Кабул.
Он что-то по-арабски приказал телохранителю. Тот встал у борта, держа в
обзоре Ермакова и пространство трюма. Джаббар прошел к пилотской кабине.
Араб, стоявший в дверном проеме, уступил ему место, а сам встал спиной к
переборке, поводя по сторонам стволом "узи".
Инженер снова замычал, потом поднялся с плащ-палатки и направился к
кабине, мотаясь по проходу, как в восьмибалльный шторм и распевая во все
горло то, что он считал песней:
- А я сяду в кабриолет! И поеду по Пикадилли! Я поеду по Пикадилли! Чтоб
меня там не раздавилли!
- Назад! - приказал ему стоявший у двери пилотской кабины араб.
- Братан! - заорал инженер. - Мне в туалет. Пусти, а то облюю!
- Назад! - повторил араб, направляя ствол автомата в грудь инженера.
- Сядьте, Фалин! - брезгливо посоветовал Ермаков. - Убьют.
Инженер пьяно качнулся в сторону араба и как бы обнял его в судорожных
поисках опоры. Араб почему-то вытаращил глаза и сполз по стене на пол.
Инженер заботливо поправил его, потом повернулся к Ермакову и спросил
совершенно трезвым голосом:
- С чего вы взяли, что я Фалин? Моя фамилия Пастухов.
Брать у араба "узи" я не стал. Это могло спровоцировать остальных на
пальбу. И я мог бы не успеть всем ответить. Поэтому я придал этому смуглому
красавцу вид утомленного жизнью человека, который присел у стеночки
отдохнуть, и направился в гости к пилотам, стараясь не выходить из образа.
Бутылка водки, вылитая на меня в ремзоне, еще не успела выдохнуться, она
поддерживала мой имидж, но я счел необходимым подкрепить его вокальными
упражнениями.
Из чего у постороннего зрителя складывается образ пьяного? Ну, известно.
Правда, моя Настена однажды нашла более яркое определение. Она сказала:
"А там стоит дяденька. Он писяет, а изо рта у него идет суп".
Но не мог же я копировать дяденьку - в данной ситуации это было бы
перебором. Поэтому я ограничился песнями звезд современной эстрады.
С Вайкуле у меня не заладилось, все слова вылетели из головы, кроме
некоторых. Поэтому я сменил репертуар и заголосил:
- Ой, мама, шика дам, шика дам!
Других слов я не знал, но эти можно было повторять сто пятьдесят три
раза, как это делают сейчас все артисты.
В дверном проеме пилотской кабины стоял маленький араб с жирным затылком
и черными блестящими волосами. В руке у него, как я заметил, заглянув через
его плечо, был симпатичный австрийский "глок" в пластмассовом исполнении,
очень удобном, когда тебе нужно пройти через металлоискатели аэропорта или
банка.
Араб держал пистолет стволом чуть вверх и напряженно вслушивался в слова
предстартовой "молитвы", как сами летуны называют перечень всего, что нужно
напоследок проверить.
Обзор из пилотского фонаря был куда обширней, чем из иллюминатора, и я
воспользовался этим, чтобы оценить обстановку.
"Руслан" стоял в начале главной взлетно-посадочной полосы, подрагивал,
сдерживаемый тормозами. Из-под его высокого носа стремительно уходила вперед
космическая бетонка взлетной полосы, соразмерная разве только с такими
машинами, как "Руслан" или "Мрия". Далеко сбоку суетились маленькие фигурки
людей, а по второй полосе, параллельной главной, шпарил аэродромный "пазик",
будто бы набирал взлетную скорость.
И было еще кое-что новое в привычном для глаза аэродромном пейзаже. С
севера, откуда мы всего несколько дней назад свалились на этот обыкновенный
аэродром, показались два десантных Ми-17. Целью их был явно "Руслан". Они
брали его в огиб. И еще на подлете из люков посыпались штуртросы и на них
повисли маленькие черные фигурки.
- Вертолетики? - пропел я. - Тросики! А на них десантнички! Какие
хорошенькие! Как обезьянки! И куда же это они спешат?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 [ 68 ] 69 70 71 72
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Сэр Забияка в Волшебной стране
Володихин Дмитрий
Сэр Забияка в Волшебной стране


Березин Федор - Красный рассвет
Березин Федор
Красный рассвет


Свержин Владимир - Сын погибели
Свержин Владимир
Сын погибели


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека