Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Казначей приподнял руку:
- Очень вам не советую жаловаться на меня капитану. Уж поверьте, ему
сильно не нравится, когда пассажиры вмешиваются в корабельные дела. Я только
для того это говорю, чтоб вы не попали в неловкое положение, - прибавил он
кротко.
Рибер и впрямь притих, владевшее им бешенство сменилось чуть ли не
унынием.
- Они болтают, они делают глупости, а нам-то что? - философически и
словно бы рассеянно спросил казначей. - Успокойтесь, герр Рибер, не так уж
все плохо, потерпите денек-другой. На все нужно время, - напомнил он, будто
только сейчас открыл эту истину. - Может, мы еще что-нибудь придумаем. А
теперь, - посоветовал он с отеческим добродушием, - давайте-ка выпьем по
кружке пива, может, что-нибудь и изобретем.
При этих словах Рибер несколько оживился, - что ж, надо будет набраться
терпенья.
Казначей тяжело поднялся и, пыхтя, остановился перед Рибером. В этот
час он привык вздремнуть, а тут изволь ублажать дурака пассажира.
- Пойдемте, - учтиво сказал он и, несомненно, к немалому нравственному
ущербу для себя, подавил вполне естественное и похвальное желание как
следует приложиться огромной жирной ручищей к багровой потной физиономии
герра Рибера.

То был день рождения миссис Тредуэл - не впервые она проводила его в
одиночестве, на корабле или в вагоне; свой возраст (сорок шесть) она ощущала
как прямое оскорбление своим эстетическим вкусам. После сорока счет годов
скучен и нерадостен, но сорок шесть - это звучит совсем безнадежно, ты уже
пожилая, уже слишком поздно умереть молодой, вообще же думать о смерти
слишком рано. И какое нелепое время, чтобы появиться на свет - последний
день августа: иссушенный, нескончаемый, знойный конец лета, совсем это ей не
подходит; а меж тем для нее настала пора, когда жизнь человеческая больше
всего схожа с этим месяцем засилья насекомых... на земле в это время цветут
только сорные травы, и, как утверждает недобрая молва, в душе тоже
произрастают одни плевелы. От страха, что жизнь проходит и упущенного не
вернешь, пробуждаются низшие инстинкты и толкают в погоню за сомнительными
наслаждениями. Говорят, сердце охладевает и черствеет, либо, перезрев,
становится чересчур мягким и податливым; по общему мнению, чаще всего теряют
скромность и добродетель женщины. Становятся визгливыми и сварливыми, до
безобразия жиреют или высыхают как палка, втихомолку привыкают выпивать или
пилят мужей; запутываются в постыдных любовных связях; находят себе чересчур
молодых мужей - и за это им воздается по заслугам; если в придачу у женщины
есть какие-то деньги, к ней тянутся всевозможные паразиты, а поодаль
подстерегают еще и лесбиянки, дожидаясь, когда тебя одолеют одиночество и
страх; да и как тут не прийти в ужас, сказала себе миссис Тредуэл и, покачав
головой, опять взялась за журнал.
Она удобно откинулась в шезлонге и то подремывала над старым номером
"Иллюстрасьон", то раздумывала о своем возрасте - прежде он ее никогда
всерьез не тревожил, и вдруг, ни с того ни с сего, оказалось, что само
время, точно огромный паук, неустанно оплетало ее жизнь пыльной паутиной,
ткало и ткало нити, и вот плотно обволокло всю, и уже внутрь не пробивается
свет, слабей бьется сердце, нечем дышать... Смерть, смерть! - сказала она, и
ее захлестнул первобытный, неодолимый ужас, как бывало в детстве, когда она
боялась темноты. Фу, какая нелепость, сказала миссис Тредуэл, встала,
отшвырнула журнал; вспомнилось - когда-то взрослые рассказывали ей
утешительный вздор о том, как это приятно - тихо и мирно стареть; она тогда
сказала наотрез: она вовсе не намерена стареть, пусть даже тихо и мирно. И
она верила в то, что говорила, вот что значит быть ребенком! Да полно, стала
ли она взрослой? Быть может, она и не была "зрелой" женщиной (до чего
неприятное слово!), а, сама того не заметив, прямо перешла из детства в
старость? Ведь всякий знает - пристрастие к печальным раздумьям, к
бесконечным воспоминаниям о прошлом - вернейшие признаки старости. Миссис
Тредуэл подошла к борту (уж очень мал этот корабль, прямо как тюрьма, совсем
некуда пойти!), оперлась на перила, свежий ветерок повеял в лицо, - она
вдохнула прохладу и подумала, что не так уж плох этот день позднего лета в
Атлантическом океане, случалось проводить дни рожденья и похуже. Понемногу
жара спадает, уже не так слепит солнце; уже дважды вечерами вдали вставали
недвижные облачные громады, и от них на волны ложился алый отсвет, и там
глухо погромыхивало и вспыхивали неторопливые зарницы; вот и сейчас окрай
небес сгущаются гряды облаков.
- Жаль, что не с кем смотреть на облака, - сказала она себе. И решила,
что не станет перед ужином пить коктейль.
Подумала об ужине - и вспомнила надоедливую соседку по каюте Лиззи
Шпекенкикер: та в большом волнении толковала что-то загадочное и непонятное,
что-то случилось в кают-компании, какие-то произошли важные перемены, теперь
все рассажены по-другому.


- Это же еще вчера было! - восклицала Лиззи. - Я все ждала, что и вы
заговорите!
- А о чем, собственно? - лениво, равнодушно спросила миссис Тредуэл.
- Да неужели вы ничего не замечали? Это же все прямо у вас на глазах
вышло!
- А я не смотрела, - сказала миссис Тредуэл.
- Мне до смерти хочется вам рассказать, да только лучше сами увидите.
- Это и правда меня касается? Или мне надо за кем-то подглядывать?
- Это всех нас касается, - в восторге почти пропела Лиззи. - Это просто
замечательно, я ужасно рада, и меня смех разбирает.
Она и вправду засмеялась - и миссис Тредуэл подумала, что так, наверно,
смеялась бы гиена, если б на нее напала истерика. Тогда-то она и ушла из
каюты: лучше остаток дня провести на свежем воздухе и почитать журнал. Что
это крикнула ей вдогонку Лиззи, когда она уже затворяла за собой дверь?
"Спросите герра Фрейтага, он все знает!" Сейчас, вспоминая это напутствие,
миссис Тредуэл мысленно услыхала в тоне Лиззи некий намек, которого прежде
не заметила. Может быть, и правда поискать Фрейтага? Он был очень мил, когда
они в Гаване посидели часок за пуншем. Можно выпить с ним коктейль,
послушать последние сплетни, попросить оркестр сыграть "Ich bin die fesche
Lola" и, пожалуй, даже после ужина немножко потанцевать. Она отправилась на
поиски и застала Фрейтага в одной из маленьких гостиных - он как раз вставал
из-за стола с запечатанным конвертом в руке. Увидел ее и застыл, но она
сразу заговорила, не успев разглядеть, какое у него стало лицо.
- Давайте пойдем на палубу, посмотрим вместе на облака, - сказала она.
- Сегодня у меня день рожденья.
Он подошел к ней, бледный, сдвинув брови, и спросил так, словно не
поверил своим ушам:
- Что вы сказали?
- А что я такого сказала? - удивилась миссис Тредуэл. - Что случилось,
герр Фрейтаг?
- Будьте любезны, миссис Тредуэл, объясните мне, что вам от меня
угодно? Чего ради вы сюда явились? Самым подлым образом меня предали,
обманули мое доверие, наболтали про мою жену этой ведьме Сплетенкрикер,
заварили кашу, которую я должен расхлебывать, а теперь...
Он выпалил это, жарко, прерывисто дыша ей прямо в лицо, и миссис
Тредуэл съежилась, ее даже затрясло - не от страха, но от угрызений совести:
она все вспомнила, поняла, о чем он, поняла, что попалась в ловушку, которую
ей расставила Лиззи.
- Но что случилось? - тихим, дрожащим голосом вымолвила она и
растерянно протянула руки ладонями вверх. - Она сказала, вы знаете...
- Вы бессердечная дура! - снова взорвался Фрейтаг, вне себя от ярости.
- Мало вам того, что вы натворили, вы еще и насмехаетесь? Прикидываетесь,
будто... да вы что, не знаете, что эта... эта... - он едва не обругал Лиззи
последними словами, но поперхнулся, - да она за столом при всех разболтала,
что вы напились пьяная...
Миссис Тредуэл пошатнулась, схватилась за голову и рухнула на ближайший
стул.
- ...напились и позорно выболтали все, что я вам доверил в минуту
откровенности... а капитан, эта вонючая свинья...
- Не ругайтесь так, - чуть погромче сказала миссис Тредуэл и помотала
головой, словно пытаясь вытряхнуть из ушей его крик. - И я не была пьяная,
это поклеп...
- Он не просто свинья, он из мерзейшей породы свиней, которые обожают и
пестуют собственное свинство! Он своим свинством похваляется, навязывает его
всем вокруг. Он и думает, и говорит по-свински, жрет и чавкает по-свински,
он сам - воплощенное свинство, ему бы куда удобней и куда больше к лицу
ходить на четырех ногах!
Миссис Тредуэл поднялась, зажала уши ладонями.
- Скажите, что он такого сделал! - крикнула она сквозь каменную лавину
рушащихся на нее слов. - Иначе я не стану больше слушать!
- Он посадил меня за один стол с евреем! - заорал Фрейтаг, подхваченный
непостижимым вихрем оскорбленных чувств, - и умолк, точно ему зажала рот
невидимая рука.
- Разве это так страшно? - мягко, словно успокаивая помешанного,
спросила миссис Тредуэл. - Неужели вас это и правда возмущает?
Фрейтаг, все еще бледный от бешенства, немного притих, однако гнул
свое, ему непременно надо было заставить ее понять и признать, что это она
во всем виновата. Пусть ее увиливает и выкручивается сколько угодно, он ей
выложит все начистоту.
- Меня возмущает ваше предательство, - сказал он. - Капитан хотел
унизить меня, а через меня - мою жену, но он не может нас унизить. Он только
и способен на нахальство, этот гнусный...
- Нет, - миссис Тредуэл покачала головой, - не надо опять браниться,
довольно.
- Будь вы близкий друг, - с жаром заговорил Фрейтаг, он даже охрип от


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 [ 68 ] 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Благие намерения
Лукин Евгений
Благие намерения


Земляной Андрей - Один на миллион
Земляной Андрей
Один на миллион


Головачев Василий - Огнетушитель дьявола
Головачев Василий
Огнетушитель дьявола


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека