Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

пропашных, ни травы, ни добрых сортов. А в хатах тоже ничего нет у этих
ваших "хозяев": деревянный стол, две лавки, кожух в скрыне, пара сапог -
"богатство". И это все благодаря скупости да жадности. Сами ж говорите: не
доспит, не доест. Разве он живет по-человечески, этот дикарь? А хаты? Это
ж не человеческое жилище. Стены из грязи, пол из глины, на крышу солома...
Вигвам.
- Не красна изба углами, а красна пирогами, хе-хе-хе, - хитро
подмигнул Калина Иванович.
- Картошка с луком, какие там пироги...
- Давайте завернем к этому, - предложил Калина Иванович.
По забитой травкой дорожке повернул Антон к примитивным воротам,
сделанным из трех тонких стволов вербы, связанных лыком. Серый задрипанный
пес, потягиваясь, вылез из-под воза и хрипло, с трудом пересиливая лень,
протявкал. Из хаты вышел хозяин и, стряхивая что-то с нечесаной бороды, с
удивлением и некоторым страхом воззрился на мой полувоенный костюм.
- Драстуй, хозяин! - весело сказал Калина Иванович. - От церкви,
значиться, вернулись?
- Я до церкви редко бываю, - ответил хозяин таким же ленивым хриплым
голосом, как и охранитель его имущества. - Жинка разве когда... А откедова
будете?
- А мы по такому хорошему делу: кажут люди, что у вас коня можно
доброго купить, а?
Хозяин перевел глаза на наш выезд. Недостаточно гармонированная пара
Рыжего и вороной Мэри, видимо, его успокоила.
- Как вам это сказать? Чтобы хорошие лошади были, так где ж там! А есть
у меня лошинка, третий год - може, вам пригодится?
Он отправился в конюшню и из самого дальнего угла вывел трехлетку
кобылу, веселую и упитанную.
- Не запрягал? - спросил Шере.
- Так чтобы запрягать куды для какого дела, так нет, а проезжать -
проезжал. Можно проехаться. Добре бежит, не могу ничего такого сказать.
- Нет, - сказал Шере, - молода для нас. Нам для работы нужно.
- Молода, молода, - согласился хозяин. - Так у хороших людей подрасти
может. Это такое дело. Я за нею три года ходил. Добре ходил, вы же бачите?
Кобылка была действительно холеная: блестящая, чистая шерсть,
расчесанная грива, во всех отношениях она была чистоплотнее
своего воспитателя и хозяина. - А сколько, к примеру, эта
кобылка, а? - спросил Калина Иванович. - Вижу так, что
хозяева покупают, да если магарыч хороший будет, так
шестьдесят червяков.
Антон уставился на верхушку вербы и, наконец сообразив, в чем дело,
ахнул:
- Сколько? Шестьсот рублей?
- Шестьсот же, - сказал хозяин скромно.
- Шестьсот рублей вон за это г...? - не сдерживая гнева, закричал
Антон.
- Сам ты г..., много ты понимаешь! Ты походи за конем, а потом будешь
говорить.
Калина Иванович примирительно сказал:
- Нельзя так сказать, что г..., кобылка хорошая, но только нам не
подходить.
Шере молча улыбнулся. Мы уселись в фаэтон и поехали дальше. Серый
отсалютовал нам прежним тявканьем, а хозяин, закрывая ворота, даже не
посмотрел вдогонку.
Мы побывали на десятке хуторов. Почти в каждом были лошади, но мы
ничего не купили.
Домой возвращались уже под вечер. Шере уже не рассматривал поля, а о
чем-то сосредоточенно думал. Антон злился на Рыжего и то и дело
перетягивал его кнутом, приговаривая:
- Одурел, что ли? Бурьяна не бачив, смотри ты...
Калина Иванович со злостью посматривал на придорожную нехворощу#15 и
бурчал всю дорогу:
- Какой же, понимаешь ты, скверный народ, паразиты! Приезжают до них
люди, ну, там продав чи не продав, так будь же человеком, будь же
хозяином, сволочь. Ты ж видишь, паразит, что люди с утра в дороге, дай же
поисты, есть же у тебя чи там борщ, чи хоть картошка... Ты ж пойми: бороду
расчесать ему николы, ты видав такого? А за паршивую лошичку шестьсот
рублей! Он, видите, "ходыв за лошичкою". Тай не он ходыв, а сколько там
этих самых батрачков, ты видав?
Я видел этих молчаливых замазур, перепуганно застывших возле сажей#16 и
конюшен в напряженном наблюдении неслыханных событий: приезда городских
людей. Они ошеломлены чудовищным сочетанием стольких почтенностей на одном
дворе. Иногда эти немые деятели выводили из конюшен лошадей и застенчиво
подавали хозяину повод, иногда даже они похлопывали коня по крупу, выражая



этим, может быть, и ласку к привычному живому существу.
Калина Иванович, наконец, замолчал и раздраженно курил трубку. Только у
самого вьезда в колонию он сказал весело:
- От выморили голодом, чертовы паразиты!..
В колонии мы застали Луку Семеновича и Мусия Карповича. Лука был очень
поражен неудачей нашей экспедиции и протестовал:
- Не может такого дела буты! Раз я сказал Антону Семеновичу и Калине
Ивановичу, так отетое самое дело мы сполним. Вы, Калина Иванович, не
утруждайте себе, потому нет хуже, када у человека нервы спорчены. А вот на
той неделе поедем с вами, только пускай Антон Семенович не едут, у них вид
такой, хэ-хэ-хэ, большевицький, так народ опасается.
В следущее воскресенье Калина Иванович поехал на хутора с Лукой
Семеновичем и на его лошади. Братченко отнесся хладнокровно-безнадежно и
зло пошутил, провожая:
- Вы хоть хлеба возьмите на дорогу, а то с голоду сдохнете.
Лука Семенович погладил рыжую красавицы-бороду над праздничной вышитой
рубашкой и аппетитно улыбнулся розовыми устами:
- Как это можно, товарищ Братченко? До людей едем, как это можно такое
дело: свой хлеб брать! Поимо сегодня и борщу настоящего и баранины, а
може, хто й пляшку#17 соорудить.
Он подмигнул заинтересованному Калине Ивановичу и взял в руки фасонные
темно-красные вожжи. Широкий кормленый жеребец охотно заколыхался под
раскоряченной дугой, увлекая за собой добротную, зедро окованную бричку.
Вечером все колонисты, как по пожарному сигналу. сбежались к
неожиданному явлению: Калина Иванович приехал победителем. За бричкой был
привязан жеребец Луки Семеновича, а в оглоблях пришла красивая, серая в
яблоках, большая кобыла. И Калина Иванович и Лука Семенович носили на себе
доказательства хорошего приема, оказанного им лошадиными хозяевами. Калина
Иванович с трудом вылез из брички и старолся изо всех сил, чтобы колонисты
не заметили этих самых доказательств. Карабанов помог Калине Ивановичу:
- Магарыч был, значит?
- Ну а как же! Ты ж видишь, какая животная.
Калина Иванович похлопывал кобылу по неизмеримому крупу. Кобыла была и
в самом деле хороша: мохнатые мощные ноги, рост, богатырская грудь, ладная
массивная фигура. Никаких пороков не мог найти в ней и Шере, хотя и долго
лазил под ее животом и то и дело весело и нежно просил:
- Ножку, дай ножку...
Хлопцы покупку одобрили. Бурун, серьезно прищурив глаза, обошел кобылу
со всех сторон и отозвался:
- Наконец-то в колонии лошадь как лошадь.
И Карабанову кобыла понравилась:
- Да, это хозяйская лошадь. Эта стоит пятьсот рублей. Если таких
лошадей десяток, можно пироги исты.
Братченко кобылу принял с любовным вниманием, ходил вокруг нее и
причмокивал от удовольствия, поражался с радостным оживлением ее громадной
и спокойной силе, ее мирному, доверчивому характеру. У Антона появились
перспективы, он пристал к Шере с настойчивым требованием:
- Жеребца нужно хорошего. Свой завод будет, понимаете?
Шере понимал, серьезно-одобрительно поглядывал на Зорьку (так звали
кобылу) и говорил сквозь зубы:
- Буду искать жеребца. У меня наметилось одно место. Только вот пшеницу
уберем - поеду.
В колонии в это время с самого утра до заката проходила работа,
ритмически постукивая на проложенных Шере точных и гладких рельсах.
Сводные отряды колонистов, то большие, то малые, то состоящие из взрослых,
то нарочито пацаньи, вооруженные то сапками, то косами, то граблями, то
собственными пятернями, с четкостью расписания скорого поезда проходили в
поле и обратно, блестя смехом и шутками, бодростью и уверенностью в себе,
до конца зная, где, что и как нужно сделать. Иногда Оля Воронова, наш
помагронома, приходила с поля и между глотками воды из кружки в кабинете
говорила дежурному командиру:
- Пошли помощь пятому сводному.
- А что такое?
- С вязкой отстают... жарко.
- Сколько?
- Человек пять. Девочки есть?
- Есть одна.
Оля вытирает губы рукавом и уходит куда-то. Дежурный с блокнотом в
руках направляется под грушу, где с самого утра расположился штаб
резервного сводного отряда. За дежурным командиром бежит смешной мелкой
побежкой дежурный сигналист. Через минуту из-под груши раздается короткое
"стаккато" сбора резерва. Из-за кустов, из реки, из спален стремглав
вылетают пацаны, у груши собирается кружок, и еще через минуту пятерка


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 [ 68 ] 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Прекрасный новый мир
Злотников Роман
Прекрасный новый мир


Березин Федор - Лунный вариант
Березин Федор
Лунный вариант


Конюшевский Владислав - По эту сторону фронта
Конюшевский Владислав
По эту сторону фронта


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека