Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
"Читал, -- ответил Федор Константинович, следя за маленькой
гусеницей-землемером, проверявшей сколько дюймов на скамье между ним и
соседом. -- Очень даже читал. Я сначала хотел вам написать благодарственное
письмо, -- знаете, с трогательной ссылкой на незаслуженность и так далее, --
но потом подумал, что это внесло бы нестерпимый человеческий душок в область
свободного мнения. И потом, -- если я что-нибудь хорошо сочинил, то я должен
благодарить не вас, а себя, точно так же, как вы дожны благодарить не меня,
а себя за понимание этого хорошего, -- правда? Если же мы начнем друг другу
кланяться, то, как только один из нас перестанет, другой обидится и уйдет
надутым".
"Я от вас не ожидал труизмов, -- проговорил Кончеев с улыбкой. -- Да,
всг это так. Раз в жизни, только раз, я поблагодарил критика, и он ответил:
"Что ж, мне действительно очень понравилось", -- вот это "действительно"
меня навсегда отрезвило. Между прочим, я не всг сказал о вас, что мог-бы...
Вас так много бранили за недостатки несуществующие, что уже мне не хотелось
придраться к недостаткам, для меня несомненным. К тому же в следующем вашем
сочинении вы либо отделаетесь от них, либо они разовьются в сторону
своеобразных качеств, как пятнышко на зародыше превращается в глаз. Вы ведь
зоолог, кажется?".
"Так, по-любительски. Но какие это недостатки? Я хотел бы проверить,
совпадают ли они с теми, которые я знаю сам".
"Во-первых, -- излишнее доверие к слову. У вас случается, что слова
провозят нужную мысль контрабандой. Фраза, может быть, и отличная, но
всг-таки это -- контрабанда, -- и главное, зря, так как законный путь
открыт. А ваши контрабандисты под прикрытием темноты слога, со всякими
сложными ухищрениями, провозят товар, на который и так нет пошлины.
Во-вторых, -- некоторая неумелость в переработке источников: вы словно так и
не можете решить, навязать ли былым делам и речам ваш стиль, или еще
обострить их собственный. Я не поленился сравнить кое-какие места вашей
книги с контекстом в полном издании Чернышевского, по экземпляру, которым
по-видимому пользовались вы: я нашел между страницами ваш пепел. В-третьих,
-- вы иногда доводите пародию до такой натуральности, что она, в сущности,
становится настоящей серьезной мыслью, и, в этом плане, вдруг дает
непроизвольный перебой, который является уже собственной ужимкой, а не
пародией на ужимку, хотя именно в этом роде черточки вы и выслеживаете, т.
е. получается так, как если кто-нибудь, пародируя неряшливое актерское
чтение Шекспира, увлекся бы, загремел бы по-настоящему, но мимоходом
переврал бы стих. В-четвертых, -- у вас кое-где наблюдается механичность,
если не машинальность, переходов, причем заметно, что вы преследуете тут
свою выгоду, себе самому облегчаете путь. В одном месте, например, таким
переходом служит простой каламбур. В-пятых, наконец, -- вы порой говорите
вещи, рассчитанные главным образом на то, чтобы уколоть ваших современников,
а ведь вам всякая женщина скажет, что ничто так не теряется, как шпильки, --
не говоря уже о том, что малейший поворот моды может изъять их из
употребления: подумайте, сколько повыкопано заостренных предметиков, точного
назначения которых не знает ни один археолог! Настоящему писателю должно
наплевать на всех читателей, кроме одного: будущего, -- который в свою
очередь, лишь отражение автора во времени. Вот, кажется, сумма моих
претензий к вам, и в общем они пустяшны. Они совершенно меркнут при блеске
ваших достоинств, -- о которых я бы тоже мог еще поговорить".
"Ну, это не так интересно", -- сказал Федор Константинович, который во
время этой тирады
(как писали Тургенев, Гончаров, Граф Салиас, Григорович,
Боборыкин), кивал головой с одобрительной миной. "Вы очень хорошо определили
мои недостатки, -- продолжал он, -- и они соответствуют моим претензиям к
себе, -- хотя, конечно, у мейя распорядок другой, -- некоторые пункты
сливаются, а другие еще подразделены. Но кроме недочетов, которые вы
отметили, я знаю за собой по крайней мере еще три, -- они-то может быть
самые главные. Да только я вам никогда их не скажу, -- и в следующей моей
книге не будет их. Хотите теперь -- поговорим о ваших стихах?".
"Нет, пожалуйста, не надо, -- со страхом сказал Кончеев. -- У меня есть
основание думать, что они вам по душе, но я органически не выношу их
обсуждения. Когда я был мал, я перед сном говорил длинную и мало понятную
молитву, которой меня научила покойная мать, -- набожная и очень несчастная
женщина, -- она-то, конечно, сказала бы, что эти две вещи несовместимы, но
ведь и то правда, что счастье не идет в чернецы. Эту молитву я помнил и
повторял долго, почти до юности, но однажды я вник в ее смысл, понял все ее
слова, -- и как только понял, сразу забыл, словно нарушил какие-то
невосстановимые чары. Мне кажется, что то же самое произойдет с моими
стихами, -- что если я начну о них осмысленно думать, то мгновенно потеряю
способность их сочинять. Вы-то, я знаю, давно развратили свою поэзию славами
и смыслом, -- и вряд ли будете продолжать ею заниматься. Слишком богаты,
слишком жадны. Муза прелестна бедностью".
"Знаете, как странно, -- сказал Федор Константинович, -- однажды,
давно, я себе страшно живо представил разговор с вами на такие темы, -- и
ведь вышло как-то похоже! хотя, конечно, вы бесстыдно подыгрывали мне и всг



такое. То, что я вас так хорошо знаю, в сущности не зная вас вовсе,
невероятно меня радует, ибо, значит, есть союзы в мире, которые не зависят
ни от каких дубовых дружб, ослиных симпатий, "веяний века", ни от каких
духовных организаций или сообществ поэтов, где дюжина крепко сплоченных
бездарностей общими усилиями "горит".
"На всякий случай я хочу вас предупредить, -- сказал честно Кончеев, --
чтобы вы не обольщались насчет нашего сходства: мы с вами во многом
различны, у меня другие вкусы, другие навыки, вашего Фета я, например, не
терплю, а зато горячо люблю автора "Двойника" и "Бесов", которого вы склонны
третировать... Мне не нравится в вас многое, -- петербургский стиль,
гальская закваска, ваше нео-вольтерианство и слабость к Флоберу, -- и меня
просто оскорбляет ваша, простите, похабно-спортивная нагота. Но вот, с этими
оговорками, правильно, пожалуй, будет сказать, что где-то -- не здесь, но в
другой плоскости, угол которой, кстати, вы сознаете еще смутнее меня, --
где-то на задворках нашего существования, очень далеко, очень таинственно и
невыразимо, крепнет довольно божественная между нами связь. А может быть, вы
это всг так чувствуете и говорите, потому что я печатно похвалил вашу книгу,
-- это, знаете, тоже бывает".
"Да, знаю. Я об этом сам подумал. Особенно в виду того, что я прежде
завидовал вашей славе. Но, по совести говоря -- -- ".
"Слава? -- перебил Кончеев. -- Не смешите. Кто знает мои стихи? Сто,
полтораста, от силы, от силы, двести интеллигентных изгнанников, из которых,
опять же, девяносто процентов не понимают их. Это провинциальный успех, а не
слава. В будущем, может быть, отыграюсь, но что-то уж очень много времени
пройдет, пока тунгуз и калмык начнут друг у друга вырывать мое "Сообщение",
под завистливым оком финна".
"Но есть утешительное ощущение, -- задумчиво сказал Федор
Константинович. -- Можно ведь занимать под наследство. Разве не забавно
вообразить, что когда-нибудь, вот сюда, на этот брег, под этот дуб, придет и
сядет заезжий мечтатель, и в свою очередь вообразит, что мы с вами тут
когда-то сидели".
"А историк сухо скажет ему, что мы никогда вместе не гуляли, едва были
знакомы, а если и встречались, то говорили о злободневных пустяках".
"И всг-таки попробуйте! Попробуйте почувствовать этот чужой, будущий,
ретроспективный трепет... Все волоски на душе становятся дыбом! Вообще,
хорошо бы покончить с нашим варварским восприятием времени, особенно,
по-моему, мило, когда заходит речь о том, что земля через триллион лет
остынет, и всг исчезнет, если заблаговременно не будут переведены наши
типографии на соседнюю звезду. Или ерунда с вечностью: столь много отпущено
времени вселенной, что цифра ее гибели уже должна была выйти, как нельзя ни
в одном отрезке времени разумно представить себе целым яйцо, лежащее на
дороге, по которой без конца проходит армия. Как это глупо! Наше превратное
чувство времени, как некоего роста, есть следствие нашей конечности,
которая, всегда находясь на уровне настоящего, подразумевает его постоянное
повышение между водяной бездной прошедшего и воздушной бездной будущего.
Бытие, таким образом, определяется для нас как вечная переработка будущего в
прошедшее, -- призрачный, в сущности, процесс, -- лишь отражение
вещественных метаморфоз, происходящих в нас. При этих обстоятельствах,
попытка постижения мира сводится к попытке постичь то, что мы сами создали,
как непостижимое. Абсурд, до которого доходит пытливая мысль -- только
естественный видовой признак ее принадлежности человеку, а стремление
непременно добиться ответа -- то же, что требовать от куриного бульона,
чтобы он закудахтал. Наиболее для меня заманчивое мнение, -- что времени
нет, что всг есть некое настоящее, которое как сияние находится вне нашей
слепоты, -- такая же безнадежно конечная гипотеза, как и все остальные.
"Поймешь, когда будешь большой", вот всг-таки самые мудрые слова, которые я
знаю. Если к этому добавить, что у природы двоилось в глазах, когда она
создавала нас (о, эта проклятая парность, от которой некуда деваться:
лошадь-корова, кошка-собака, крыса-мышь, блоха-клоп), что симметричность в
строении живых тел есть следствие мирового вращения (достаточно долго
пущенный волчок начнет, быть может, жить, расти, размножаться), а что в
порыве к ассиметрии, к неравенству, слышится мне вопль по настоящей свободе,
желание вырваться из кольца, -- --
"Herrliches Wetter, -- in der Zeitung steht es aber, dass es morgen
bestimmt regnen wird", -- проговорил, наконец, сидящий на скамье, рядом с
Федором Константиновичем молодой немец, показавшийся ему похожим на
Кончеева.
Опять, значит, воображение, -- а как жаль! Даже покойную мать ему
придумал для приманки действительности... Почему разговор с ним никак не
может распуститься явью, дорваться до осуществления? Или это и есть
осуществление, и лучшего не нужно... -- так как подлинная беседа была бы
только разочарованием, -- пеньками запинок, жмыхами хмыканья осыпью мелких
слов?
"Da kommen die Wolken schon", -- продолжал кончеевовидный немец,
указывая пальцем полногрудое облако, поднимавшееся с запада. (Студент,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 [ 66 ] 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Курылев Олег - Убить фюрера
Курылев Олег
Убить фюрера


Орлов Алекс - Тайна Синих лесов
Орлов Алекс
Тайна Синих лесов


Володихин Дмитрий - Война обреченных
Володихин Дмитрий
Война обреченных


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека