Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

исчезнет. Она лишь будет отодвинута во времени. На десятилетие. На сто лет...
- Разве мало? - заторопился Кайафа. - Даже десяти лет вам хватит, чтобы
найти и обезвредить заговор.
- Такие... - выделил голосом Петр, - заговоры можно только отодвинуть, но
не уничтожить. Я же говорил тебе, Кайафа, мысль нельзя убить или просто
остановить. Ее можно задержать - на время, но если она родилась, она -
бессмертна... Хотя ты прав. Задержать - это выход. Пока. И все будет очень
тихо, практически бесшумно - ни войск, ни войн... А что ты сказал насчет
проблемы?
Кайафа заторопился:
- Нацеретянина можно убить. Это просто. Я не понимаю, почему вы этого сами
не делаете. Ты же сказал, что у тебя есть свои люди среди его окружения...
- Мои люди там не для убийства, - усмехнулся Петр. - Они слишком дорого
стоят, чтобы использовать их как кувалду. И потом, ты хочешь легкого исхода, а
легкий - не всегда верный. Точнее, всегда неверный. Мы - или твои люди - можем
заставить нацеретянина исчезнуть. И что с того? Появится другой. Причем быстро,
потому что почва в Галили и Иудее отлично подготовлена, вспахана и унавожена. И
даже новые чудеса не понадобятся, хотя я тебя уверяю: Они, у этого Иешуа, -
первый сорт, без обмана. Люди, потеряв ориентир, немедленно должны будут на
что-то опереться. И чем проще будет опора, тем лучше, тем она прочнее. Уйдет
Иешуа, придет Ешайагу, или Яаков, или какой-нибудь Исав. Мысль о Вере для всех,
а не только для избранных, рожденная в Галили, о Вере, которая требует только
истово верить, и никаких грубых материальных подтверждений, вроде денег,
баранов или голубей, мысль эта возвышенна, легка, практически невесома, а
потому ее легко подхватить, пока она не растворилась в воздухе. А раствориться
ей не дадут: она слишком хороша, она дорогого стоит, чтобы позволить ей
исчезнуть. Это аксиома, дорогой Кайафа. И мои милые соотечественники эту
аксиому слишком хорошо понимают.
- Так что же ты предлагаешь?
Петр встал и, раздвинув голые, уже без кистей, без лоз, виноградные
листья, увивающие беседку, всмотрелся в ночь. Она была бессветна, только
бледная звезда продралась сквозь высокую и плотную ночную облачность, смутно
горела в зените. Но это была не Вифлеемская звезда, сезон на Вифлеемскую давно
закончился.
- Судить его, - сказал он, обернувшись.
- Судить?! Это значит собирать Санхедрин?.. Нет, невозможно! Семьдесят
человек, их всех надо убедить в том, что нацеретянин преступник. Это трудно,
потому что он будет вызван на заседание, и все начнут подробно выспрашивать о
его вине, а он никогда не сознается, его вина, которая и вправду зыбка,
растворится во множестве слов, так часто бывает на заседаниях Санхедрина...
Нет, это нереально...
- Может быть, малый состав... - напомнил Петр известное Кайафе.
- И малый следует убедить.
- Малый состав сможешь выбрать ты сам...
- А прокуратор? Он не поверит в вину нацеретянина, он ненавидит нас и
назло Санхедрину не утвердит решения...
- Прокуратор - не твоя печаль. И потом, я склонен не торопиться. Раз ты
понял наши опасения, раз ты разделил их, то стоит выждать. Повторяю: мои люди
следят за ситуацией и утверждают: время пока есть. Начинай говорить с теми,
кому веришь: я имеюв виду членов Санхедрина. Потихоньку, не дави, убеждай
мягко. Пусть те, кто должен испугаться, - испугаются. А когда плод созреет, мы
поможем ему упасть. Более того, раз мы решаем придержать бег событий, ни в коем
случае теперь не мешай тому, кого зовут Машиахом. Пусть его популярность
растет, пусть люди придут к еще одной простой мысли: незаменимый - незаменим.
Пусть он сознательно идет по избранному пути, пусть он ведет за собой людей,
чтобы в финале, когда он должен будет показать силу, ее у него не окажется. Да
и откуда силы у преступника?
- Но мысль-то останется...
- С тобой легко говорить, уважаемый Кайафа, ты все схватываешь на лету.
Что значит образование! - восхитился Петр. - Мы взяли отсрочку, и теперь у нас
есть время, чтобы люди сумели увидеть: мысль может оказаться лживой.
- Ты противоречишь сам себе, Доментиус. Мысль, вкоторую крепко поверили,
не может оказаться ложью.
- Мы имеем дело с людьми. С простыми доверчивыми людьми. Они верят
Машиаху, он до сих пор не обманывал их ни в чем, Лечил, оживлял, строил и
разрушал. И все всегда было к сроку. В пределах возможного периода ожидания.
Возможного - для простого человека, я имею в виду. Далеко отсюда говорят:
обещанного три года ждут. Иными словами, не жди обещанного немедленно, умей
терпеть. Три года - названный предел, но ты же понимаешь, что-цифра "три" -
просто символ. Машиах ведет народ почти два года - проповедь за проповедью,
чудо за чудом, складывает по кирпичику действительно могучее здание Веры, ты
еще поймешь это, Кайафа. Оно уже сильно выросло, в нем можно - и удобно! -
существовать. Но если ты хорошо понял мысль нацеретянина, то помнишь: новая
Вера должна воцариться на обломках старой. То есть твоей. Я вполне допускаю,



даже убежден, что это - иносказание. Речь идет о разрушении Храма в душах, а не
наяву. Но не думаю, что такие философские сложности доступны простым верующим.
Они ждут, что перед тем, как положить в здание Веры последний кирпичик, Машиах
действительно разрушит Храм. Скажи, Кайафа, как ты себе представляешь
возможность такое сотворить?
- Никак, Доментиус. Храм невозможно разрушить, он слишком огромен,
массивен, прочен. Даже могучим римским войскам это было бы не под силу...
- Ну, насчет римских войск - я бы не зарекался, Кайафа, история - женщина
коварная и многоопытная, ей дано многое, о чем мы пока не ведаем. Но о Риме
сейчас вообще речи нет. Я о силах, которыми располагает нацеретянин. Ты прав:
надежды его последователей на гибель символа старой Веры - Храма - беспочвенны.
Не Храм, а они рухнут сразу и страшно. И вот тогда-то мысль и станет ложью, а
тот, кого превозносили до небес, превратится в гонимого всеми преступника. Да
какой-нибудь грязный Варавва будет дороже этому быдлу, чем тот, которому только
что верили, как земному посланнику Бога. Честно говоря, мне как-то не по себе,
когда я представляю такое массовое предательство...
- Ты опять противоречишь себе; мысль может сжаться, затаиться, но -
рожденная вольно - она возродится опять...
- Не устаю восхищаться твоим умом, Кайафа! Конечно, возродится. Но мы или
успеем к этому подготовиться, или...
Петр не договорил. Слова становились лишними, начинали повторяться, а
повторение - не всегда мать учения, частенько - злая мачеха. Главное, Кайафа
все же напуган, хотя и грамотно спорит, сопротивляется, но он понял, что Машиах
из Галилеи ему сегодня - помеха, лишняя головная боль, как минимум. Он и
вправду умен, первосвященник, умен и хитер, осторожен и обладает здравым
предвидением. Ему ни к чему неприятности, откуда бы они ни шли: из Коринфа ли,
из Рима или из Назарета. Ему ничего не стоит найти двадцать пять
единомышленников в Синедрионе, чтобы однажды, когда придет время, когда сам
Доментиус или его-посланник назовут час собрать высоких чином и вынести
смертный приговор бунтарю.
Петр поднялся. Кайафа, тоже понимая, что все сказано, встал рядом.
- У тебя будет мой человек на связи. Верь ему, как мне, - сказал Петр.
- Местный? - спросил Кайафа.
- Из Галили.
- Из окружения Машиаха?
Аккуратно пытается выяснить, усмехнулся Петр. Любопытен. Впрочем, это
нигде не порок, если чуешь опасность.
- Как когда... - туманно ответил Петр. - Важно ли это? Главное, что он
будет знать все, что знаю я и что должен знать ты.
- Как я его узнаю?
- Он передаст тебе привет от меня, от всадника Доментиуса из Коринфа.
- Как мне его называть?
- Как? - Петр на секунду задумался.
Вспомнил одно из самых странных мест в Евангелии от Иоанна - появление так
называемого "любимого ученика" - без имени, без роду. Он там появляется, если
память не изменяет, трижды: на тайной вечере, почему-то лежа на груди у Христа,
потом в доме Кайафы, приказывая служанке пропустить в дом Петра, и, наконец,
при казни... Кто это? Легче всего предположить, что сам Иоанн, автор текста,
эдак скромненько написал о себе - любимый, мол. Без имени.
Правда, почему он столь легко распоряжается в доме первосвященника, чуть
ли не хозяином себя чувствует?..
Так, может, это намек? Может, евангелистам ничего и не придется
подправлять?..
- Называй его Любимый Ученик, - сказал Петр. - Уверен, ему понравится.
ДЕЙСТВИЕ - 4. ЭПИЗОД - 3
ГАЛИЛЕЯ. КАПЕРНАУМ, 27 год от Р.Х., месяц Нисан
Приближалась Пасха.
Сказать, чтобы Иешуа как-то особо готовился к походу в Иерусалим на
праздники, было бы неверно. Никак он не готовился. Обронил однажды за
завтраком:
- На Песах пойдем в Иершалаим... - и продолжал трапезу, как будто ничего
особенного не сообщил.
А между тем две Пасхи пропустили, не были в Храме, праздновали Песах в
Капернауме, что не сильно одобрялось добрыми галилеянами: все-таки нарушение
традиции, Лишь близкие понимали, - а ближний круг к нынешней весне расширился
до великих размеров, и не десятки даже, а сотни близкими Машиаху себя числили,
а еще был средний круг, а еще дальний, уж не тысячи ли в сумме, не соврал
первосвященнику Кайафе эллин Доментиус! - и все же только близкие понимали:
зачем идти в чуждый город, зачем кланяться враждебным коэнам и лицемерным
фарисеям, зачем раньше времени испытывать судьбу!
Слово сказано: испытывать судьбу.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 [ 66 ] 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Якубенко Николай - Испытание огнем
Якубенко Николай
Испытание огнем


Орлов Алекс - Экзамен для героев
Орлов Алекс
Экзамен для героев


Акунин Борис - Ф.М. (том2)
Акунин Борис
Ф.М. (том2)


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека