Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
День квартальных платежей, наконец, настал - мы говорим "наконец"
потому, что такие дни капризны, как кометы: приближаются с необыкновенной
быстротой, когда вам предстоят большие выплаты, и тащатся еле-еле, когда вам
предстоят хоть какие-нибудь получения. Мистер Томас Поттер и мистер Роберт
Смизерс условились встретиться, чтобы начать свой вечер обедом; пообедали
они очень вкусно, уютно и мило целой процессией из сменявших друг друга
четырех отбивных котлет и четырех почек, которые поддерживались кружками
настоящего крепкого портера и сопровождались несчетными подушечками хлеба и
клинышками сыра.
Когда официант убрал скатерть, мистер Томас Поттер приказал подать два
стакана самого лучшего шотландского виски, горячей воды и сахару, а также
парочку "самых слабых" гавайских сигар, что и было исполнено. Мистер Томас
Поттер смешал грог и закурил сигару; мистер Роберт Смизерс последовал его
примеру; затем мистер Томас Поттер шутливо предложил первый тост "за
уиичтожение всяческой службы" (не синекур, а контор), который мистер Роберт
Смизерс горячо поддержал. Так они сидели, разговаривая о политике, дымя
сигарами и попивая грог, пока заказанная выпивка в полном согласии со своим
назначением не была выпита; заметив это, мистер Роберт Смизерс потребовал
еще два стакана самого лучшего шотландского виски и еще две самых слабых
гаваны; так оно и пошло; после каждого заказа лица пылали все больше, гаваны
гасли все чаще, и в конце концов под действием виски, прикуривания от свечи,
дыма, остывшего пепла на столе и свечного сала на сигарах мистер Роберт
Смизерс усомнился в том, действительно ли гаваны были "самыми слабыми", и
почувствовал себя так, словно сидел в наемной карете спиной к лошадям.
Со своей стороны, мистер Томас Поттер то и дело разражался громким
хохотом и выступал с бессвязными уверениями, что он "ни в одном глазу", в
доказательство чего, запинаясь, попросил вечернюю газету у джентльмена за
соседним столиком; но, затруднившись отыскать на ее столбцах какие-либо
новости и не будучи убежден, имеются ли в ней вообще столбцы, он вышел
посмотреть на луну, потом вернулся, сильно побледнев от долгого глядения в
небеса, судорожным хихиканьем попытался выразить веселье при виде заснувшего
мистера Роберта Смизерса, положил голову на руки и тоже уснул. Когда он
проснулся, мистер Роберт Смизерс тоже проснулся, и оба глубокомысленно
согласились, что поступили неосторожно, съев с котлетами так много
маринованных орехов, поскольку общеизвестно, что от них делается не по себе
и клонит ко сну, и если бы не виски и сигары, орехи могли бы, пожалуй,
причинить им еще больший вред. Засим они выпили кофе и, заплатив по счету -
двенадцать шиллингов два пенса за обед и десять пенсов официанту, всего
тринадцать шиллингов, - приступили к устройству ночки.
Была как раз половина девятого, поэтому они решили, что лучше всего
посмотреть за полцены с боковых мест галерки представление в Городском
театре, куда и отправились. По дороге мистер Роберт Смизерс, впавший после
того, как они расплатились по счету, в необычайно поэтическое настроение,
развлекал мистера Томаса Поттера, рассказывая ему под секретом, что его
томит предчувствие надвигающегося конца, а придя в театр, украсил собою
залу, заснув и изящно свесив с барьера голову и руки.
Так достойно держался скромный Смизерс, и так счастливо подействовали
на эту замечательную личность шотландское виски и гаваны! Но мистер Томас
Поттер, всеми силами стремившийся быть "парнем хоть куда", "прожигателем
жизни" или кем-нибудь в этом роде, вел себя совсем иначе и бурно занялся
прожиганием - столь бурно, что в конце концов атмосфера вокруг накалилась и
он основательно обжегся. Войдя в залу, он сперва удовольствовался тем, что
обратился к джентльменам на галерке с настоятельным призывом "не вешать
носа", сопроводив это требование другой прочувствованной просьбой - тут же
"образовать союз", и оба эти предложения встретили обычный в таких случаях
прием.
- Заткните ему пасть! - крикнул какой-то джентльмен в жилетке.
- Где это вы успели вылакать подпиты пива? крикнул второй.
- Портняжка! - взвизгнул третий.
- Цирюльник! - завопил четвертый.
- Сбросьте его вниз! - рявкнул пятый; и несколько голосов выразили
единодушное пожелание, чтобы мистер Томас Поттер "пошел домой к маме".
Мистер Томас Поттер выслушивал эти колкости с великолепным презрением
и, когда раздавались намеки на его внешность, только глубже нахлобучивал на
ухо шляпу с низкой тульей и вызывающе подбоченивался.
Увертюра, которой эти разнообразные звуки аккомпанировали ad libitum
"Но собственному усмотрению, здесь - как попало (лат.)." окончилась,
заиграли вторую пьесу, а мистер Томас Поттер, ободренный безнаказанностью,
стал вести себя совсем уже неслыханным и возмутительным образом. Для начала
он повторил фиоритуру примадонны; затем освистал синий бенгальский огонь;
потом, когда появилось привидение, в притворном ужасе задергал руками и
ногами; и наконец, не удовольствовавшись громогласными примечаниями к
диалогу на сцене, взял и разбудил мистера Роберта Смизерса, а тот, услышав,
как шумит его. приятель, и весьма смутно сознавая, где он находится и чего
от него хотят, не замедлил последовать хорошему примеру, испустив такой



долгий, жуткий и отвратительный вой, какого публике слышать еще не
приходилось. Это было уже слишком. "Вышвырните их!" раздался общий крик.
Послышался шум, как будто шаркало множество ног и кого-то с силой швыряли о
деревянную стену, затем последовал захлебывающийся диалог: "Пойдете вы?" -
"Не хочу!" - "Пойдете!" - "Не пойду!" - "Ваша карточка, сэр?" - "Вы негодяй,
сэр!" и так далее. Публика одобрительно зааплодировала, и мистер Роберт
Смизерс и мистер Томас Поттер с удивительной быстротой очутились на улице,
не дав себе труда на протяжении всего поспешного спуска хоть раз коснуться
ногой ступеньки.
Мистер Роберт Смизерс, человек по натуре тихий и за время, пока его
изгоняли, нашумевший столько, что этого ему должно было хватить по крайней
мере до следующей выплаты жалованья, не успел еще покинуть со своим
спутником пределы Мильтон-стрит, как предался запутанным рассуждениям на
тему о прелести сна, перемежая их туманными намеками на уместность
возвращения в Излингтон, где не мешало бы проверить, подходят ли их
патентованные ключи к замкам соответствующих входных дверей. Однако
доблестный мистер Томас Поттер был непреклонен: они пошли устраивать ночку -
и ночку они устроят! Мистер Роберт Смизерс, на три четверти осовевший и на
одну - отчаявшийся, безропотно согласился, и приятели в поисках материала
для устройства ночки отправились в погребок; там они обнаружили изрядное
количество молодых дам, множество пожилых джентльменов, а также немалое
число кучеров наемных карет и кэбменов; все пили и говорили разом; мистер
Томас Поттер и мистер Роберт Смизерс тоже пили бренди стаканчиками, а
содовую воду стаканами, - и в конце концов у них осталось только смутное
представление обо всем вообще и о чем угодно в частности; перестав
угощаться, они начали угощать, и развлечение кончилось смутным вихрем голов
и пяток, фонарей под глазами и синих мундиров под фонарями, газовых рожков и
грязи, крепких дверей и булыжной мостовой.
А затем - как выразительно сообщают нам модные романисты, - "мрак и
пустота!", а утром пустота оказалась заполнена словами "полицейский
участок", а полицейский участок оказался заполнен мистером Томасом Поттером,
мистером Робертом Смизерсом, большинством их вчерашних собутыльников из
погребка и относительно небольшим количеством одежды. В полицейском суде, к
великому негодованию судьи и удивлению зрителей, открылось, что некий Роберт
Смизерс при содействии и подстрекательстве некоего Томаса Поттера сшиб с ног
и избил на разных улицах в различные часы пятерых мужчин, четырех мальчиков
и трех женщин; что означенный Томас Поттер незаконно вступил во владение
пятью дверными молотками, двумя рукоятками от дверных звонков и женской
шляпкой; что Роберт Смизерс, его друг, произнес ругательств на сумму не
менее, чем сорок фунтов стерлингов, из расчета пять шиллингов. штука; дикими
воплями и криками "пожар!" нагнал ужас на целые улицы, населенные подданными
ее величества; привел в негодность мундиры пяти полицейских и совершил еще
всяческие зверства, столь многочисленные, что их невозможно пересчитать. И
после надлежащего внушения судья оштрафовал мистера Томаса Поттера и мистера
Роберта Смизерса на пять шиллингов каждого за то, что они были, как
вульгарно выражается закон, пьяны; и на тридцать четыре фунта за семнадцать
оскорблений действием - по сорок шиллингов каждое, - с правом договориться с
истцами.
Мистер Поттер и мистер Смизерс договорились с истцами и три месяца
жили, как могли, в кредит; и хотя истцы выразили свою полную готовность на
таких условиях подвергаться оскорблению действием дважды в неделю, приятели
с тех пор ни разу не были замечены в попытке "устроить ночку".
¶ГЛАВА XII §
Тюремная карета
перевод Т.Литвиновой
Всласть пошатавшись по городу, мы возвращались домой как-то под вечер и
дошли уже до угла Боу-стрит, когда наше внимание было привлечено необычным'
скоплением народа перед дверьми полицейсквго участка. Мы незамедлительно
свернули на Боу-стрит. Человек тридцать или сорок стояло на панели и на
мостовой, да еще несколько зевак терпеливо расположилось на другой стороне
улицы - видно, кого-то ждали. Мы присоединились к ним и тоже стали ждать;
рядом с нами, скрестив руки на груди под фартуком, стоял сапожник с
небритым, землистого цвета лицом; убедившись, что ничего не происходит, мы
обратились к нему с обычным в таких случаях вопросом: "Что случилось?"
Сапожник, предварительно смерив нас взглядом, исполненным непередаваемого
презрения, отвечал; "А ничего".
Мы, впрочем, прекрасно знали, что стоит двоим остановиться на улице и
уставиться на какой-нибудь предмет или пусть даже просто в пространство, как
вокруг них непременно соберется толпа в двести человек; вместе с тем знали
мы также и то, что, если только толпа не рассчитывает на какое-нибудь в
высшей степени увлекательное зрелище, она я пяти минут не выстоит без того,
чтобы не придумать себе какое-нибудь развлечение. Вполне естественно,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 [ 65 ] 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Кузнец из преисподней
Сертаков Виталий
Кузнец из преисподней


Свержин Владимир - Фехтмейстер
Свержин Владимир
Фехтмейстер


Роллинс Джеймс - Печать Иуды
Роллинс Джеймс
Печать Иуды


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека